Глобальная витаминизация

Работа, работа,

Найди другого идиота.

  • notebook

    notebook

Раскинулась Вита широко

© 2015 Япритопала.
All Rights Reserved.
A- A A+
На работе кромешный ад. Все люди как люди, ждут Новый год, потому что праздник, подарки, шампанское, выходные, а я его жду, потому что закончится, наконец, этот чёртов сезон, и можно будет вытянуть ноги. Конечно, если мне повезёт и я не протяну их раньше.
  Времени на плезиры нет, а разнообразия хочется. Поэтому придумываю себе развлечения сама.
  На этой неделе, например, забавлялась тем, что три дня подряд падала, как куль с говном. Это весело. Говорят, подземные толчки магнитудой 7,0 ощущались на острове Кюсю, а так же в районе горного массива Чунатундра.

  Первое падение Тунгусского метеорита произошло в понедельник, как и положено. Люди всегда начинают с понедельника все новые дела. Кто-то бросает курить, кто-то садится на диету, а я вот повадилась хряпаться.
  Обстоятельства таковы.
  Я шла по цеху, никого не трогала и падать совершенно не собиралась, даже в мыслях не было ничего подобного.
  И тут я увидела 20-литровую канистру, стоящую не на месте. Прямо в проходе - здрасьте.
  - Это что за бардак? - взвилась я и стала звать грузчиков.
  Но грузчики - это такие люди, которые всегда путаются под ногами, когда они не нужны, и мистическим образом исчезают в тот момент, когда возникает острая необходимость в их присутствии. Такие вот загадочные парни. Никому ещё не довелось разгадать тайну этой профессии.
  - Эгей! Эгегей! - крикнула я.
  - Сама такая! - отозвалось эхо.
  Поняв, что грузчиков можно ждать до первых подснежников, я решила сама перетащить канистру. Потому что мир ведь рухнет, если она ещё десять минут простоит не на месте. Канистра стоит не там, где надо, галактика в опасности! Скорей, скорей, нужно её спасать, ибо если не я, то кто?
  В общем, я засучила рукава, походкой штангиста Василия Алексеева подошла к канистре, сделала глубокий вдох, одной правой резко рванула канистру и вместе с ней полетела в сторону, как насекомое шмель. Потому что эта 20-литровая гадина оказалась совершенной пустой. А я ж не ожидала такого поворота событий, я её со всей своей дури дёрнула. А дури моей и на цистерну хватит.
  Правда, придя в себя, оторвав своё нелепое тело от бетонного пола и отряхнувшись от бумажной стружки - результата трудовых свершений флатовщика - я подумала, что закончилось всё как нельзя лучше. Потому что синяк на бедре - ерунда: поболит и пройдёт. Другое дело - позор. Вот дозвалась бы я грузчиков, они бы явились всей толпой (а они по одному почему-то не являются, на производстве же страшно, за каждым углом грузчика подстерегает опасность, скопом-то надёжней), устроила бы я им разнос, прочитала лекцию о пожарной безопасности, о дисциплине, о чистоте и порядке, о политической обстановке в Никарагуа (ну или куда там ещё меня занесёт волна азарта), они бы всё это выслушали, а потом самый хиленький из них поднял бы эту канистру мизинцем левой руки и елейным голосом, в котором подобострастие и раболепство отчего-то отдают ехидством, спросил: "Куда прикажете отнести непосильную ношу? Говорите быстрей, а то боюсь не удержать такую тяжесть". Знаем, проходили. Уж лучше грохнуться в одиночестве и отлежаться в пыльном углу, чем потом полгода слушать хихиканье за спиной.

  После понедельника внезапно пришёл вторник.
  Именно во вторник у нас случились первые заморозки. Утром нам с мужем даже пришлось соскребать ногтями лёд с лобового стекла машины, потому что мы оба не смогли вспомнить, куда дели скребок (наверняка скребётся в багажнике, дрянь скребучая, а у нас там чёрт ногу сломит).
  Немногочисленные лужи тоже покрылись льдом. А у меня новые сапоги. И набойки на них ещё пластмассовые - не успела поменять.
  И вот в обеденный перерыв мы с подругой решили сходить в магазин. Сходили, что характерно. А на обратном пути заболтались и я совсем забыла, что набойки-то дурацкие у меня. И наступила на замёрзшую лужу.
  Всё произошло настолько стремительно, что я и тявкнуть не успела. Помню только, что мозг мой пронзила одна мысль: у меня маркая куртка, а рядом я заметила собачью кучу. Только не в неё, только не в неё!
  Слава богу, промазала - я всё-таки родилась под счастливой звездой. Но на задницу села весьма эффектно, при большом скоплении народа, как я люблю.
  Вот казалось бы - встань, отряхнись и скачи дальше. Тем более, подруга уже протягивала мне руку помощи, даже две руки. Но нет же, именно в этот момент я представила, как было бы весело, грохнись я в эту собачью кучу. И меня разобрал смех. А когда я смеюсь, я встать не могу в принципе. Я начинаю трястись, хрюкать и рыдать.
  И подруга, глядя на меня, тоже стала ржать, как кобылица на лугу, и кричать: "Зима пришла, зима пришла!" И токмо силой воли я заставила себя подняться и пойти на работу.

  Ну и третий день. Не знаю, стоит ли упоминать его название - и без того ясно, что это была среда.
  Тут я превзошла саму себя. Утром, едва проснувшись, я стала вставать с дивана, запуталась в собственных ногах и легла плашмя на пол.
  Не то чтоб у меня были длинные ноги. И не то чтоб их было слишком много. Я до сих пор не понимаю, как они закрутились, но факт остаётся фактом.
  Мужа напугала до полусмерти, хотя даже не пикнула в момент падения. Но вибрация-то пошла, пол заколыхался, диван подскочил, мужа подбросило. До сих пор жду соседей с нижнего этажа, но что-то они не идут: видимо, решили восстанавливать обрушившийся потолок своими силами.
  Подняться самостоятельно, опять же, не смогла: ржала. Хотя, казалось бы: чего ты ржёшь, идиот? Ты падаешь каждый день, пора привыкнуть. Но, во-первых, было дико смешно оттого, что женщина на пороге 40-летия, трезвая и относительно вменяемая, вообще может ни с того ни с сего рюхнуться утром с дивана, а во-вторых, я вспомнила, что в полёте меня посетила одна только мысль: собачьей кучи здесь точно нет.
  Муж втянул меня обратно на диван, ощупал, как он сам сказал, "на предмет переломов" (что может сломаться на ягодицах и на сиськах, кстати?), а потом задал совершенно очевидный вопрос:
  - Ты чо?
  - Ничо, - говорю, - в ногах запуталась.
  Муж внимательно посмотрел на мои ноги, никаких метаморфоз, случившихся с ними за ночь, не обнаружил, и воскликнул:
  - Чёрт возьми, Холмс, но как?!
  - Каком кверху, - ответила я.
  И не солгала - всё так и было.
  Теперь у меня новое домашнее прозвище: Осьминог.

  В четверг я была предельно осторожна, старалась лишний раз не выходить из кабинета, смотрела под ноги, и проклятие Пизанской башни самоликвидировалось.
  И сразу стало скучно и тоскливо.

декабрь 2013-го.