Глобальная витаминизация

Работа, работа,

Найди другого идиота.

  • notebook

    notebook

Раскинулась Вита широко

© 2015 Япритопала.
All Rights Reserved.
A- A A+
Приехали мы к маме. Заходим в подъезд, а там сидит мальчонка пяти лет и плачет горькими слезами.
  - Ты чего, - спрашиваю, - ревёшь?
  А он отвечает:
  - Я к бабушке приехал. Пошёл во двор гулять, вернулся, а она дверь не открывает.
  Я говорю:
  - Ну и чего сопли пузырями надуваешь? Бабушка, наверное, в магазин вышла, сейчас вернётся.
  А он ревёт, аж трясётся. Маленький такой, до того жалко - не передать.
  - Тебя как зовут?
  - Ро-о-ома...
  - Ты из какой квартиры?
  - Из восемна-а-адцатой...
  А в восемнадцатой квартире новые жильцы, я их ещё не знаю. Позвонила туда - тишина. Ну не оставлять же рыдающего ребёнка на лестнице?
  - Пошли, - говорю, - Рома, в гости. А бабушке записку в дверях оставим.

  Пришли домой. Пока муж его развлекал, я записку написала: "Рома находится в кв. 28". Спустилась, сунула в дверную щель.
  Возвращаюсь, Рома уже с моим великовозрастным мальчиком машинки по полу катает, всё хорошо.
  Умыла его, спрашиваю:
  - Борщ будешь?
  - Буду.
  Навернул тарелку борща, только ложка мелькала.
  - На второе голубцы. Будешь?
  - Буду.
  Аппетит завидный, не придерёшься. Два голубца смёл в один присест.
  - Тебе компот или сок?
  - Мне чай.
  У меня слегка вытянулось лицо, потому что когда мне было 5 лет и в доме имелся компот или сок, меня бы фиг кто заставил пить чай.
  Ну ладно. Сидим, пьём чай с вафельным тортиком, Рома с моим мужем беседы беседует. Обсудили все сугубо мужские вопросы: какие бывают марки машин, какую они скорость развивают и прочее важное.
  Пришла моя мама. Объясняю ей появление гостя. Мама говорит:
  - Странно. В 18-ой квартире живёт девушка твоего примерно возраста.
  Я ничего странного в этом не увидела. Сорокалетняя девушка вполне может быть бабушкой пятилетнего внука, кто ж ей запретит.
  Мама сочла мой аргумент вполне убедительным и тоже бросилась развлекать гостя. Вытащила коробку с игрушками и тут пошло у них веселье.
  Примерно через час раздаётся звонок в дверь. Открываю - на пороге девушка моего примерно возраста (хорошо за пятьдесят, если не лукавить - спасибо, добрая мама).
  - Здравствуйте, - говорит. - Я вот с работы приехала, а у меня в дверях записка. Вы, наверное, квартирой ошиблись?
  Меня насторожило уже то, что она приехала с работы. А то, что имя Рома ни о чём ей не говорит, вовсе выбило из колеи.
  - У вас внук не терялся разве? - спрашиваю.
  - У меня внуков пока нет, - отвечает.
  Так. Пазл не складывается.
  Возвращаюсь в комнату. Там все заняты делом: мама грузит кубики в самосвал, муж привязывает к этому самосвалу верёвку, начальник транспортного цеха Рома раздаёт всем указания.
  - Рома, - говорю я, - ты из какой квартиры-то?
  - Из восемнадцатой, - не отрываясь от процесса погрузки и транспортировки отвечает Рома.
  - А эту тётю ты знаешь?
  Рома оборачивается, мельком смотрит на хозяйку 18-ой квартиры, равнодушно бросает "Нет" и возвращается к делам.
  - И она тебя не знает, - говорю я. - Хотя живёт в восемнадцатой квартире.
  Грузчик и водитель самосвала замирают на месте и с удивлением взирают на Рому.
  - Не живёт, - успокаивает нас Рома и пытается продолжить игру.
  Все молча переводят взгляд с Ромы на девушку моего примерно возраста.
  - Я живу в восемнадцатой, - испуганно бормочет она. - Но это не мой мальчик, честное слово, не мой.
  Я могу понять, почему она так испугана: у моей мамы такое лицо, словно она вот-вот запустит в неё кубиком и переедет самосвалом.
  - Стоп игра, - говорю я и сажусь на пол рядом с Ромой. - Давай-ка сначала. Ты к бабушке откуда приехал?
  - Из Питера.
  - А свой адрес в Питере ты знаешь?
  Называет адрес: улицу, дом, квартиру.
  - А бабушкин адрес знаешь?
  Называет адрес бабушки и пазл складывается. Маленький бес носился с друзьями в своём дворе и в процессе игры они незаметно переместились во двор соседний. Потом друзья разбежались по домам, ну и наш герой пошёл домой, чего ему одному на улице делать. Дома типовые, как две капли воды друг на друга похожие. Вместо бабушкиного дома он пришёл в наш. В дверь побарабанил - ему не открыли. Он испугался и заплакал. Всего и делов.
  Сунули Роме машинку на добрую долгую память, схватили в охапку и понесли к бабушке. Которая там наверняка уже вся седая, если вообще жива.
  Прибегаем в соседний двор. Слышим вдалеке голос, зовущий нежно:
  - Рома! Ромааа! Ромааан!
  Бежим на этот голос. Видим до смерти перепуганную женщину моего примерно возраста (после празднования 60-летнего юбилея не все ещё букеты повяли).
  - Ваш?
  - Наш!
  И с рыданиями бросается на грудь сразу нам всем.
  Успокоили, разъяснили ситуацию, посмеялись. У бабушки смех был нервный, надо сказать. А Роме хоп-хны, у него новая машинка, чего вы там все орёте, не даёте сосредоточиться человеку на игре.
  Бабушка так рассыпалась в благодарностях, что мы поспешили ретироваться, пока она вовсе не рассыпалась. Даём задний ход, слышим, она говорит:
  - Рома, пошли скорее обедать, ты же голодный.
  - Я уже поел, - отвечает Рома, елозя машинкой по асфальту.
  - Он уже поел, - подтверждаю я, оборачиваясь. - Первое, второе и чай.
  - Надо же! - удивляется бабушка. - Он так плохо кушает, прямо ложку супа в него не запихать.
  Я изумлённо приподнимаю бровь, вспоминая, какие порции умял за обе щеки Рома, а он отвлекается, наконец, от машинки и кричит нам:
  - Пока! Я завтра ещё приду!