Глобальная витаминизация

Работа, работа,

Найди другого идиота.

  • notebook

    notebook

Раскинулась Вита широко

© 2015 Япритопала.
All Rights Reserved.
A- A A+
Женщины - фантазёрки. Не все, наверное, но у большинства из нас воображение развито гораздо лучше, чем у мужчин.
  Вот они познакомились. Он и она. Например, на свадьбе у общих знакомых. На свадьбе хорошо знакомиться: там романтика, цветы и шампанское, там все нарядные, красивые, весёлые и раскрепощённые. Она - в вечернем платье, со сложной причёской, при макияже и маникюре; он - в костюме и при галстуке. Потанцевали, поговорили, понравились друг другу. Он предложил встретиться в следующую субботу и попросил номер её телефона. Она согласилась и продиктовала заветные одиннадцать цифр.
  Вечером следующего дня оба сидели в интернете. Он выбирал фильм, на который её пригласит. Она выбирала имя их первенцу.
  Всю неделю он работал, по вечерам тусил с друзьями, пил пиво и смотрел футбол. Она думала о том, что школы в его районе не выдерживают никакой критики и их Анечку (а первенцем, несомненно, будет Анечка) придётся возить через весь город в приличную.
  К пятнице он определился с фильмом, она определилась с ВУЗом для Анечки и спортивной секцией для Миши (Миша будет на три года младше Анечки, пока ещё рано выбирать для него ВУЗ).
  В субботу они встретились и сходили в кино. Он обещал позвонить.
  Она проплакала две недели. Он был занят, ему некогда было плакать.
  Наконец, он позвонил и предложил погулять в парке. Они гуляли, ели мороженое, он рассказывал ей смешные истории, она думала о том, что встретить в этом парке кого-то из подружек практически невозможно и в следующий раз нужно будет погулять с ним в другом месте - там, где у знакомых будет шанс увидеть их вместе.
  Ещё через две недели он пригласил её в гости. Она надела новое платье и сходила в парикмахерскую - обязательно нужно понравиться его маме. Мамы дома не оказалось - жаль, в другой раз.
  Утром она ехала домой и думала о том, что шторы в спальне нужно поменять. Обои, впрочем, тоже так себе.
  Позвонила подружкам, всё рассказала. Долго думала, кто из них будет свидетельницей. Решила, что Ленка. Маринка обиделась.
  Проплакала три дня. Позвонила сама.
  Он приехал. Не понравился маме. Плевать, жить-то они всё равно будут у него.
  Платье - обязательно белое, с кринолином. И фата. И лимузин. В Турцию на десять дней. В его квартире узкий коридор - где они будут ставить коляску?
  Мама уехала на выходные на дачу. Она позвонила. Утром он оставил у неё бритву и свитер. Специально, конечно, чтоб был повод вернуться. Смешной, думал, она не поймёт.
  Абонент недоступен. Видимо, купил себе новый свитер.
  По вечерам в его окнах горит свет, но уже очевидно, что ничего не будет - ни фаты, ни штор, ни лимузина. Разве что Анечка. Впрочем, через неделю становится ясно, что не будет и её. Мир фантазий рухнул, но пройдёт совсем немного времени - и она начнёт строить новый.
  В фантазиях нет ничего ужасного, если тебе двадцать и ты умеешь просыпаться. Покаталась на лимузине, примерила подвенечное платье, повесила новые шторы - а потом проснулась и пошла на кухню варить кофе.
  Чем старше становишься, тем чаще пьёшь кофе. Фантазии никуда не деваются, но ты уже умеешь их контролировать, относишься к ним с большой долей иронии (да что там - с сарказмом ты к ним относишься) и живёшь реальностью.
  Казалось бы. Ан нет.
  Они познакомились, когда ей было тридцать, а ему - двадцать три. Она - вдова с семилетним ребёнком, отдельной квартирой и прекрасным образованием, водит машину, изучает языки, печёт божественные торты; он - мамин сынок и гитарист в никому не известной рок-группе.
  Она за него взялась. Устроила его на хорошую работу, понравилась его маме, показала свой любимый Париж и другие иностранные города.
  Мы созванивались с ней редко, где-то раз в год. Она называла его "мой муж". Я знала, что официально они не расписаны, но штамп не имеет никакого значения: если люди живут на одной жилплощади, ведут совместное хозяйство, растят ребёнка, вместе ездят в отпуск - это семья, безусловно.
  - Мой муж, - говорила она, - взял билеты в театр.
  - У моего мужа, - рассказывала она, - прекрасные отношения с ребёнком.
  - Мы с мужем, - хвасталась она, - летим в Италию.
  - Мой муж, мой муж, мой муж...
  Было очень радостно за неё. Потому что она пережила кошмар, она осталась вдовой в 25 лет, и какое счастье, что теперь у неё всё хорошо.
  Вчера она позвонила и сказала:
  - Меня бросил муж.
  Двенадцать лет семейной жизни. Знаете, это много. Это общие воспоминания, это общие фотографии и общие друзья. Это уже общий, в общем-то, ребёнок. Двенадцать лет она готовила ему завтраки, он видел её утром лохматую и ненакрашенную, они вместе решали, какие шторы будут у них в спальне, ездили в Икею и покупали картошку на рынке. И вдруг он - бац! - влюбился в двадцатилетнюю певицу из никому не известной группы. И ушёл к
ней.
  А ей сорок два, ребёнок уже вырос и у него свои интересы. И кому теперь жарить яичницу по утрам? Чьи носки собирать по всему дому? С кем бродить по любимым парижским улочкам?
  Я смотрела на ситуацию со своей колокольни. Я уже не представляю, как жить без этих разбросанных носков. Разговаривала с ней и оглядывалась на сидящего рядом мужа: вот влюбится в двадцатилетнюю певицу - и что? Куда бежать, что делать, как открывать альбом с семейными фотографиями? Мороз по коже.
  - Подожди, - говорю я. - Может, это просто блажь? Он - бывший музыкант, творческая, еби его душу в корень, личность. Ну увлёкся, с кем не бывает. Споют дуэтом пару песен, ноты кончатся - вернётся? Двенадцать лет так просто в трубочку не свернёшь и коту под хвост не засунешь, это солидный срок. Мужчины привыкают к стабильности, к комфорту, к нормальному завтраку, чистым носкам и божественным тортам. Привыкают храпеть, петь в душе, ронять полотенце на пол, громко пердеть в туалете (а то и за его пределами - чо, все свои) и забывать вынести мусор. Ты за двенадцать лет уже смирилась со всем этим, а готова ли будет мириться двадцатилетняя певица?
  И тут выясняется, что он, в общем-то, ушёл не совсем к певице. Что он, в общем-то, даже не совсем ушёл. Он не очень-то и приходил, в общем-то.
  Все эти двенадцать лет он жил с мамой. Там он завтракал, выносил мусор и пердел. А к ней приезжал, когда ему было удобно. И ещё в самом начале отношений он сказал, что семейная жизнь - не для него. Ему не нужны обязательства, штампы и пелёнки, его и так всё устраивает.
  Он просто нашёл себе взрослую самостоятельную женщину с квартирой, машиной и божественными тортами, которая помогла ему устроиться на хорошую работу, вытащила из бардака, в котором он варился, понравилась маме, показала Париж и другие иностранные города. Она не была для него женой, он даже не думал об этом. Он изначально расставил все точки над ё и прочими буквами.
  А она все эти годы жила в мире своих фантазий. Он был центром этого мира, вокруг него всё вертелось, она была абсолютно уверена в том, что однажды он повзрослеет и они поедут в Икею за шторами для спальни. У неё не было никого другого, даже мыслей о других не возникало, она совершенно искренне считала, что у них серьёзные отношения и он - её муж.
  И вот теперь - вроде бы всё, ушёл окончательно. Проснись и иди варить кофе. Съешь кусок своего божественного торта и осознай, что ничего, по сути, и не было. Приезжал к тебе мальчик потрахаться в удобное для него время, мутотень подзатянулась, закончилось всё - и слава небесам. Сорок два - не конец жизни, но самое время вынырнуть из мира фантазий и посмотреть вокруг себя трезвым взглядом.
  Нет, она настойчиво говорит о нём "бывший муж" и переживает развод. Развал семьи, которой не было. В мире фантазий краски ярче.

17.07.15.