Глобальная витаминизация

Работа, работа,

Найди другого идиота.

  • notebook

    notebook

Раскинулась Вита широко

© 2015 Япритопала.
All Rights Reserved.
A- A A+
Моя задница отличается от всех других задниц не только неземной красотой и необъёмными габаритами, но ещё тем, что не умеет жить без приключений. Она без них чахнет. В какие условия её не определи - она везде найдёт себе забаву.
  Вот ведь больница - самое, казалось бы, асексуальное место (ну, после морга и Макдональдса, естественно). Нет же, я и тут умудрилась отыскать романтику.
  В четверг пошли с соседкой по палате сдавать кровищу. Сидим в очереди, болтаем бабские разговоры. Напротив сидит мужчинка. Таращится. А я возьми да подмигни. Без всякого эротического подтекста, ей-богу - и в мыслях ничего такого не было. Подмигнула и забыла, я всегда так поступаю. А он решил, что это начало отношений, первый робкий шажок на пути к совместному счастью.
  Плюхнулся на кушетку рядом с нами и спрашивает: как, мол, девочки, жизнь молодая?
  Я отвечаю:
  - Отлично, разве не видно? Если б было плохо, разве б мы в больнице лежали?
  - Ого, - говорит мужчинка, - у Вас и чувство юмора имеется?
  - У нас много чего имеется, - отвечаю я. - Например, муж-упырь с дубиной через плечо и семеро злобных детей.
  И всем своим видом даю понять, что наше с ним совместное счастье на этом закончилось и адью, мучачос.
  Однако мучачоса такой расклад не устроил и он сказал:
  - Подумаешь, у меня тоже жена-стерва и две дочки, ну и что?
  "А действительно - ну и что?" - подумала я, и у нас закрутился роман.
  Стоит ли говорить о том, что мой больничный хахаль мнёт постельное бельё на отделении урологии? По-другому и быть не могло, это же классика жанра: если у невесты проблемы с гинекологией, то жениху сам бог велел страдать тем же местом. Я вот только не знаю, когда он успевает лечиться - по-моему, он днюет и ночует на нашем этаже.
  Называет меня Лапулей (хо-хо!) и беспрестанно носит конфеты с названием "Шоколапки". Что ли работает он на этой шоколапковой фабрике... У нас уже всю палату этими "Шоколапками" тошнит.
  Развлекает меня анекдотами из газет и страшилками про адронный коллайдер и нанотехнологии. О-о-очень увлекательно!
  Искушает поездкой к нему на дачу на его собственной "пятёре". Знает, чем женщину сразить, обольститель.
  В субботу пришёл с коробкой зефира, а меня нет - я в это время гнусно изменяла ему, резвясь дома в объятьях собственного мужа. Девчонки говорят, расстроился страшно - сгорбился, голову в плечи вжал, постарел на триста лет и побрёл понуро из палаты. А бабцы не растерялись, зефирчик у него приватизировали - дескать, отдадим адресату при появлении. Ага, щас - сожрали и не поперхнулись.
  Вот, кстати, дорогие женщины, носите своим благоверным вкусности в больницу, думаете, что на пользу, а они те вкусности в охапку - и к молодухам, на гинекологию. Балуйте нас, балуйте, тратьте свои кровные. А мы, сучки, не гордые, мы сожрём.
  В воскресенье из дома вернулась, не успела левую ногу через порог палаты перебросить - уже мой кавалер нарисовался, радостный и сияющий, как медный таз. С "Шоколапками". Любофф.
  Вчера стоим с мужем на лестнице, болтаем, вдруг смотрю - ухажёр мой крутится поодаль. Я говорю:
  - Смотри, Хорь, это он меня пасёт.
  А муж так небрежно:
  - Ну прямо...
  Это он уже привык за долгие годы совместной жизни к моей небесной красоте и не верит, что она может будоражить воображение мужчин. Прощёлкает он меня когда-нибудь, как пить дать, прощёлкает.
  Тут мой кавалер двинулся в нашу сторону, подошёл, сунул мне в карман халата горсть "Шоколапок", сказал мужу: "Извините" - и убёг на урологию. Муж оторопел, онемел на некоторое время, потом спрашивает:
  - Это сейчас что было?
  - Ну говорю же - поклонник, - отвечаю я.
  - Н-да... - сказал муж. - Свинья везде грязь найдёт.
  А через шесть часов меня выписывают. И всё - прощай, мужичок с "Шоколапками", неспетая песня моя. И никто меня больше не будет называть Лапулей, и не слушать мне больше газетных анекдотов, не кататься на дачу на собственной "пятёре" и не видать его большого адронного коллайдера, как своих ушей.
  Спросила мужа:
  - Ты меня хоть попрощаться-то с ним отпустишь?
  - Ага, - говорит, - вместе сходим. Я его вмиг вылечу, одним рывком всю урологию оторву.
  Упырь, натуральный бесчувственный упырь.
  Вообще, мужья - это самое большое зло на земле. Херят нам всю личную жизнь.

сентябрь 2009-го.