Глобальная витаминизация

Работа, работа,

Найди другого идиота.

  • notebook

    notebook

Раскинулась Вита широко

© 2015 Япритопала.
All Rights Reserved.
A- A A+
Если проснуться очень рано и весь день мотаться по городу в делах и заботах, то к вечеру у вас накопится не только усталость, но и несколько занятных историй.
  Например, в понедельник я встала ни свет, ни заря, и, соответственно, мне есть что рассказать.

  Малый проспект Петроградской стороны. Возле арки одного из домов стоят бабушка и внук. Внуку лет пять, он канючит:
  - Бабушка, ну купи мороженое, ну пожалуйста!
  - Егорушка, нет, - отвечает бабушка. - Ты только что переболел ангиной, тебе ни в коем случае нельзя мороженое.
  - Ну пожалуйста, я буду есть маленькими кусочками! - ноет Егорушка.
  - Не ной, никакого мороженого, - бабушка непреклонна, как скала Кабо Жирао. - Дедушка пошёл за тортиком, сейчас принесёт и мы пойдём домой.
  Заходим в арку перекурить. У стеночки стоит пожилой мужчина, в одной руке у него тортик, в другой - эскимо. И он ест это эскимо с таким нескрываемым удовольствием, что вот-вот замурлычет. Доел, старательно облизал палочку, сунул её в карман, вышел из арки на улицу и бодро произнёс:
  - Ну, торт я купил, пошли домой.

  Кондратьевский проспект. Собираюсь переходить дорогу, стою перед "зеброй" у светофора. Ещё человек семь рядом со мной, среди них - совершенно прелестная старушка.
  Знаете, когда я слышу определение "старая петербурженка", в моей голове рисуется именно такой образ: строгое тёмно-синее платье, освежённое белым кружевным воротничком и крупной брошью, классические чёрные туфли - явно очень мягкие и удобные, возможно, ортопедические, но весьма элегантные, на маленьком каблучке. И шляпка! Без шляпки образ был бы незавершённым, в этой шляпке - весь цимес, ибо это не просто панама или шляпмомпон, а изящная кокетливая штучка приглушённо-кораллового цвета с лёгким намёком на вуаль. На согнутой в локте руке висит соломенная сумка-трапеция, на поводке - пушистый рыжий шпиц. И осанка. Рядом с такими старушками невозможно стоять расслабленно: спина сама собой выпрямляется, плечи расправляются, живот втягивается и грудь приподнимается.
  Ей лет восемьдесят, не меньше, и она не пытается это скрывать. Она не из тех, кто будет говорить своим соседкам во дворе: "Ах, мне никто не даёт больше пятидесяти пяти" или "Ах, нас с внучкой все принимают за сестёр". Ничего подобного. Это не молодящаяся старуха, это женщина, умеющая хорошо выглядеть в свои восемьдесят.
  Её нельзя назвать красивой - она и в молодости, наверняка, не была писаной красавицей: глаза посажены слишком близко, крупный нос, подбородок словно срезан. Да и фигура несколько непропорциональна: ноги коротковаты и слегка "колесом", хотя длина платья подобрана правильно и скрывает этот недостаток. Но она изумительно хороша, от неё невозможно отвести взгляд. Такая эталонная леди без малейших признаков вульгарности, она одинаково релевантно будет смотреться и на приёме у английской королевы, и в очереди к кассе в какой-нибудь "Пятёрочке".
  Мне кажется, у неё дома обязательно есть торшер, а рядом с ним - удобное кресло. Она сидит в этом кресле вечерами и читает французские романы в оригинале. И вяжет крючком круглые салфеточки. Эти салфеточки у неё везде: на столе, на прикроватной тумбочке, на телевизоре, на большой деревянной хлебнице (ну наверняка у неё есть большая деревянная хлебница и она держит там буханку бородинского и нарезной батон). Периодически она отрывается от вязания, чтоб сказать своей собачке:
  - Джонни, не шали.
  По субботам она печёт пирожки и заваривает хороший крупнолистовой чай, ожидая в гости детей и внуков, а по воскресеньям ездит на Красненькое кладбище к мужу - отставному полковнику, а может, портному или музыканту.   Изредка посещает капеллу и ходит в гости к подруге, Тамаре Ивановне, прихватив с собой баночку собственоручно сваренного варенья из крыжовника, выращенного на своих шести сотках.
  Жизнь её размеренна и нетороплива, она избегает склок, скандалов и сплетен, оттого соседки по коммуналке её недолюбливают и считают чудаковатой и скучной.
  Если бы я была художником, я бы непременно её нарисовала. Но я не художник, поэтому просто любовалась ею те полторы-две минуты, которые мы случайно провели рядом, стоя возле светофора, и рисовала в своём воображении картины из её жизни.
  И тут позади нас раздался громкий звук: "джшшш!" - парень лет двадцати бодро подхъехал к переходу на велосипеде и резко затормозил. Все стоявшие рядом люди от неожиданности подпрыгнули и отскочили в сторону, в том числе и я. Не шелохнулась только старушка в шляпке. Она медленно развернулась всем корпусом в сторону велосипедиста, посмотрела на него поверх очков и вежливо поинтересовалась:
  - Вы дэбил?

  Вечер, Приморский парк Победы. Гуляем с мужем рядом с фонтаном - там, где раньше стояла ваза.
  Мальчишка лет пяти гонялся вокруг фонтана на самокате, периодически останавливаясь и с тоской и завистью поглядывая в сторону аттракционов. Потом подъехал к стоящему в сторонке отцу, втыкающему в смартфон, и, очевидно, не в первый уже раз, завёл песню:
  - Па-а-ап, давай прокатимся на горке, ну па-а-ап...
  Папа, не отрываясь от смартфона:
  - Потом до утра штаны обкаканные стирать?
  Сын:
  - Да пап, я не испугаюсь, честное слово!
  Папа, по-прежнему глядя в экран:
  - Да не о тебе и речь.

27.08.2015 Comments
Женщины - фантазёрки. Не все, наверное, но у большинства из нас воображение развито гораздо лучше, чем у мужчин.
  Вот они познакомились. Он и она. Например, на свадьбе у общих знакомых. На свадьбе хорошо знакомиться: там романтика, цветы и шампанское, там все нарядные, красивые, весёлые и раскрепощённые. Она - в вечернем платье, со сложной причёской, при макияже и маникюре; он - в костюме и при галстуке. Потанцевали, поговорили, понравились друг другу. Он предложил встретиться в следующую субботу и попросил номер её телефона. Она согласилась и продиктовала заветные одиннадцать цифр.
  Вечером следующего дня оба сидели в интернете. Он выбирал фильм, на который её пригласит. Она выбирала имя их первенцу.
  Всю неделю он работал, по вечерам тусил с друзьями, пил пиво и смотрел футбол. Она думала о том, что школы в его районе не выдерживают никакой критики и их Анечку (а первенцем, несомненно, будет Анечка) придётся возить через весь город в приличную.
  К пятнице он определился с фильмом, она определилась с ВУЗом для Анечки и спортивной секцией для Миши (Миша будет на три года младше Анечки, пока ещё рано выбирать для него ВУЗ).
  В субботу они встретились и сходили в кино. Он обещал позвонить.
  Она проплакала две недели. Он был занят, ему некогда было плакать.
  Наконец, он позвонил и предложил погулять в парке. Они гуляли, ели мороженое, он рассказывал ей смешные истории, она думала о том, что встретить в этом парке кого-то из подружек практически невозможно и в следующий раз нужно будет погулять с ним в другом месте - там, где у знакомых будет шанс увидеть их вместе.
  Ещё через две недели он пригласил её в гости. Она надела новое платье и сходила в парикмахерскую - обязательно нужно понравиться его маме. Мамы дома не оказалось - жаль, в другой раз.
  Утром она ехала домой и думала о том, что шторы в спальне нужно поменять. Обои, впрочем, тоже так себе.
  Позвонила подружкам, всё рассказала. Долго думала, кто из них будет свидетельницей. Решила, что Ленка. Маринка обиделась.
  Проплакала три дня. Позвонила сама.
  Он приехал. Не понравился маме. Плевать, жить-то они всё равно будут у него.
  Платье - обязательно белое, с кринолином. И фата. И лимузин. В Турцию на десять дней. В его квартире узкий коридор - где они будут ставить коляску?
  Мама уехала на выходные на дачу. Она позвонила. Утром он оставил у неё бритву и свитер. Специально, конечно, чтоб был повод вернуться. Смешной, думал, она не поймёт.
  Абонент недоступен. Видимо, купил себе новый свитер.
  По вечерам в его окнах горит свет, но уже очевидно, что ничего не будет - ни фаты, ни штор, ни лимузина. Разве что Анечка. Впрочем, через неделю становится ясно, что не будет и её. Мир фантазий рухнул, но пройдёт совсем немного времени - и она начнёт строить новый.
  В фантазиях нет ничего ужасного, если тебе двадцать и ты умеешь просыпаться. Покаталась на лимузине, примерила подвенечное платье, повесила новые шторы - а потом проснулась и пошла на кухню варить кофе.
  Чем старше становишься, тем чаще пьёшь кофе. Фантазии никуда не деваются, но ты уже умеешь их контролировать, относишься к ним с большой долей иронии (да что там - с сарказмом ты к ним относишься) и живёшь реальностью.
  Казалось бы. Ан нет.
  Они познакомились, когда ей было тридцать, а ему - двадцать три. Она - вдова с семилетним ребёнком, отдельной квартирой и прекрасным образованием, водит машину, изучает языки, печёт божественные торты; он - мамин сынок и гитарист в никому не известной рок-группе.
  Она за него взялась. Устроила его на хорошую работу, понравилась его маме, показала свой любимый Париж и другие иностранные города.
  Мы созванивались с ней редко, где-то раз в год. Она называла его "мой муж". Я знала, что официально они не расписаны, но штамп не имеет никакого значения: если люди живут на одной жилплощади, ведут совместное хозяйство, растят ребёнка, вместе ездят в отпуск - это семья, безусловно.
  - Мой муж, - говорила она, - взял билеты в театр.
  - У моего мужа, - рассказывала она, - прекрасные отношения с ребёнком.
  - Мы с мужем, - хвасталась она, - летим в Италию.
  - Мой муж, мой муж, мой муж...
  Было очень радостно за неё. Потому что она пережила кошмар, она осталась вдовой в 25 лет, и какое счастье, что теперь у неё всё хорошо.
  Вчера она позвонила и сказала:
  - Меня бросил муж.
  Двенадцать лет семейной жизни. Знаете, это много. Это общие воспоминания, это общие фотографии и общие друзья. Это уже общий, в общем-то, ребёнок. Двенадцать лет она готовила ему завтраки, он видел её утром лохматую и ненакрашенную, они вместе решали, какие шторы будут у них в спальне, ездили в Икею и покупали картошку на рынке. И вдруг он - бац! - влюбился в двадцатилетнюю певицу из никому не известной группы. И ушёл к
ней.
  А ей сорок два, ребёнок уже вырос и у него свои интересы. И кому теперь жарить яичницу по утрам? Чьи носки собирать по всему дому? С кем бродить по любимым парижским улочкам?
  Я смотрела на ситуацию со своей колокольни. Я уже не представляю, как жить без этих разбросанных носков. Разговаривала с ней и оглядывалась на сидящего рядом мужа: вот влюбится в двадцатилетнюю певицу - и что? Куда бежать, что делать, как открывать альбом с семейными фотографиями? Мороз по коже.
  - Подожди, - говорю я. - Может, это просто блажь? Он - бывший музыкант, творческая, еби его душу в корень, личность. Ну увлёкся, с кем не бывает. Споют дуэтом пару песен, ноты кончатся - вернётся? Двенадцать лет так просто в трубочку не свернёшь и коту под хвост не засунешь, это солидный срок. Мужчины привыкают к стабильности, к комфорту, к нормальному завтраку, чистым носкам и божественным тортам. Привыкают храпеть, петь в душе, ронять полотенце на пол, громко пердеть в туалете (а то и за его пределами - чо, все свои) и забывать вынести мусор. Ты за двенадцать лет уже смирилась со всем этим, а готова ли будет мириться двадцатилетняя певица?
  И тут выясняется, что он, в общем-то, ушёл не совсем к певице. Что он, в общем-то, даже не совсем ушёл. Он не очень-то и приходил, в общем-то.
  Все эти двенадцать лет он жил с мамой. Там он завтракал, выносил мусор и пердел. А к ней приезжал, когда ему было удобно. И ещё в самом начале отношений он сказал, что семейная жизнь - не для него. Ему не нужны обязательства, штампы и пелёнки, его и так всё устраивает.
  Он просто нашёл себе взрослую самостоятельную женщину с квартирой, машиной и божественными тортами, которая помогла ему устроиться на хорошую работу, вытащила из бардака, в котором он варился, понравилась маме, показала Париж и другие иностранные города. Она не была для него женой, он даже не думал об этом. Он изначально расставил все точки над ё и прочими буквами.
  А она все эти годы жила в мире своих фантазий. Он был центром этого мира, вокруг него всё вертелось, она была абсолютно уверена в том, что однажды он повзрослеет и они поедут в Икею за шторами для спальни. У неё не было никого другого, даже мыслей о других не возникало, она совершенно искренне считала, что у них серьёзные отношения и он - её муж.
  И вот теперь - вроде бы всё, ушёл окончательно. Проснись и иди варить кофе. Съешь кусок своего божественного торта и осознай, что ничего, по сути, и не было. Приезжал к тебе мальчик потрахаться в удобное для него время, мутотень подзатянулась, закончилось всё - и слава небесам. Сорок два - не конец жизни, но самое время вынырнуть из мира фантазий и посмотреть вокруг себя трезвым взглядом.
  Нет, она настойчиво говорит о нём "бывший муж" и переживает развод. Развал семьи, которой не было. В мире фантазий краски ярче.

17.07.15. Comments
Отрастила Вита жопу. Выросла жопа большая-пребольшая.
  Стала Вита думать и гадать, во что эту жопу нарядить.
  Достала из шкафа прошлогодние джинсы, начала их на жопу натягивать. Тянет-потянет, а натянуть не может.
  Позвала Вита мужа. Вита - за джинсы, муж - за жопу. Тянут-потянут, а натянуть не могут. Виту муж натянул между делом, а джинсы - никак.
  Позвонила Вита маме: "Смилуйся, государыня-матушка, научи дитё бестолковое уму-разуму, объясни популярно, какого хрена джинсы на жопу не натягиваются". А мать оказалась не мать, а мачеха. Стала Вите всякие гнусности и мерзости говорить про "много жрёшь" и всё такое. И даже произнесла страшное слово "коровища".
  Вита таким словам не поверила, пошла в ванну и намочила джинсы. Стала мокрые натягивать. Тянет-потянет, а натянуть не может.
  Тогда написала Вита слёзное письмо сестрице старшенькой на далёкую Испанщину, в стольный град Мадрид, да и отправила голубиной электронной почтой. И пришёл Вите ответ от сестрицы: "Не печалься, Виточка, не печалься, горемычная. Это возрастное. После сорока тебя вообще разнесёт, как каракатицу".
  Заплакала Вита горькими слезами, пуще прежнего стала джинсы натягивать. Тянет-потянет, а натянуть не может. Затрещали джинсы, но не поддались, ироды.
  Тогда достала Вита сундук кованый. В сундуке - медведь, в медведе - заяц, в зайце - утка, в утке - яйцо, в яйце - аська. Стала Вита в аську стучать, подруженькам любимым жаловаться. А подруженьки отвечают: "Мы твоей беде поможем. Завалялись у нас штанишки 54-го размера, так что кушай себе на здоровье, голожопой по-любому не останешься".
  Обрадовалась Вита, поняла, что нет предела совершенству и есть ещё, куда расти. Выбросила дурацкие джинсы, достала из шкафа безразмерную юбку, нацепила её на жопу и пошла на работу.
  Тут и сказке конец.
  Могла бы ещё много написать, да боюсь обеденный перерыв пропустить.

май 2008-го. Comments
На календаре почти уже апрель, а весны нет как нет. И снег, и ветер, и звёзд ночной полёт...
  Однако, это только на улице весна никак себя не проявляет - в головах шизофреников она уже цветёт буйным цветом. Весеннее обострение пришло к ним точно по расписанию, без опозданий.
  В общем, у нас трёхнулась соседка. Окончательно. Она и зимой нас, мягко говоря, удивляла (такая уж она была ©), а теперь ей сам бог велел.
  Возвращались мы на днях с Джульбарсом с утренней прогулки. Заходим в подъезд, а возле почтовых ящиков стоит эта Чуда и - руки в боки - нас поджидает. В халате, в тапочках, на голове какая-то ситцевая тряпочка намотана. Стоит.
  Мне-то сперва и невдомёк, что это она нас ждёт. Мало ли, думаю, человек просто вышел погулять по подъезду в шесть часов утра, фильдеперсово щегольнуть нарядом перед сонными соседями. С ней прежде и более странные вещи случались, поэтому я удивляться особо не стала, сказала "Доброе утро" и хотела уже прошмыгнуть мимо. А не тут-то было.
  - Постой-ка, милочка, - прогрохотала мне соседка.
  Я за "милочку" обычно бью с левой ноги точно в почку, но в этот раз стерпела, потому что: а) человек почти на пенсии; б) мне известно, какой больной мозг таится под ситцевой тряпочкой. Посему я просто притормозила и стала ждать продолжения.
  Продолжение не заставило себя долго ждать.
  - Передай своему козлу поганому, - сказала Чуда, не отнимая рук от боков, - чтобы прекратил воровать из моего ящика квитанции на квартплату!
  Вот так так. Я своей упавшей челюстью чуть не прибила собственную собаку.
  Нет, слово "козёл" меня в данном случае совершенно не смутило. Чуда у нас - старая дева. За почти 55-летнюю жизнь на этот товар не нашлось ни одного купца, поэтому всех мужчин она давно уже причислила к семейству полорогих. Она про всех знакомых так и говорит: "Машка со своим козлом на дачу уехала", "Таньке её козёл машину купил" и так далее.
  Меня зацепили две вещи:
  1. Почему это все козлы как козлы, а мой - поганый?
  2. Зачем моему поганому козлу понадобилось воровать её квитанции на квартплату?
  Собственно, эти два вопроса я и озвучила Чуде.
  Первый вопрос Чуда проигнорировала, а на второй дала вразумительный ответ:
  - Вот у него и спроси, зачем ворует!
  Я девочка воспитанная, приучена старших слушаться. Поэтому, едва войдя в квартиру, озадачила ещё не проснувшегося толком мужа вопросом:
  - Ты зачем, козёл поганый, воруешь у соседей квитанции из ящика?
  Доходило до него долго. А когда, наконец, дошло, этот негодяй во всём сознался. Сказал: да, под покровом ночи он надевает перчатки и чёрную шляпу а-ля Мишобоярский и, крадучись, спускается вниз. Чистит почтовые ящики соседей, а потом бежит в сберкассу, оплачивает их квитанции и оргазмирует. Ну, как я и думала, в общем-то.
  Срамота. Прямо даже и не знаю, как сообщить об этом соседке.
  А весна, заметьте, только ещё начинается. То ли ещё будет.
  Кстати, эта же соседка недавно жаловалась, что у неё спёрли коврик, лежавший у двери. Имею подозрения.

март 2011-го. Comments
С нами 2-го января произошла странная история, которая до сих пор не даёт нам покоя.
  Поздно вечером, где-то в половине одиннадцатого примерно, мы с мужем возвращались с дачи домой. Выехали из нашего посёлка, проехали одну деревню, почти уже подъезжаем к другой, и вдруг в свете фар я вижу стоящую на обочине пожилую женщину в кофточке. В кофточке! Второго января. Почти ночью.
  Справа - поле, слева - поле, людей нет, машин - тоже.
  Мы с мужем до этого трещали без умолку, а тут резко проглотили языки. Молчим. Муж начал сбрасывать скорость.
  Я первая обрела дар речи. Спрашиваю:
  - Хомяк, ты это видел сейчас?
  - Эммм... - пробурчал муж, остановив машину, - призрак летней старушки явился не только мне?
  Мы с ним, как два филина, повернули головы на 180 градусов и стали вглядываться в темноту, пытаясь рассмотреть привидевшееся обоим чудо. Занятие это, впрочем, бестолковое: у нас за городом и в населённых пунктах-то фонари не горят, а уж за их пределами вообще темно, как у негра в заднице.
  Ну что, развернули машину, едем. Старушка нам не привиделась - она действительно неспешно шла вдоль дороги. На ней был надет халатик, поверх него - трикотажная кофта, на ногах стоптанные домашние тапочки, ну и сумка в руках. Всё. Обычно в таком виде бабульки ходят летом.
  Останавливаемся. Я спрашиваю:
  - Вы что здесь делаете в таком виде?
  - Иду, - говорит.
  Знатный ответ, вразумительный.
  - Не холодно Вам случайно? - на всякий случай уточняет муж.
  - Холодно, - подтверждает его догадку старушка.
  - А куда следуете? - не успокаивается муж.
  - Вообще то мне в... - и старушка произносит название деревни, находящейся километрах эдак в шести от места нашей встречи.
  Мы аж присвистнули.
  Для того, чтоб попасть в эту деревню, нам нужно вернуться назад - она начинается за нашим посёлком, километрах в полутора. Ну что делать, не оставлять же бабуленцию на холоде? Посадили её в машину, едем.
  - А зачем Вам в эту деревню? - любопытствует муж.
  - Живу я там, - отвечает она.
  - А откуда идёте?
  - На похоронах, - говорит, - была.
  Поскольку словили мы старушку-глюк между двумя деревнями, я интересуюсь, в какой именно из этих деревень и кого конкретно прибрал Господь (я там многих знаю).
  - Да нет, - отмахивается бабушка, - это не здесь. Я иду из... - и произносит название третьей деревни. Услышав это название, я тихо сползаю на пол: по всему выходит, что старушка в халате и тапочках уже прошлёпала по январскому морозцу больше полутора километров.
  - А почему Вы так легко одеты? - не затыкается муж.
  - Да я как-то не думала, что так холодно будет, - пожимает плечами бабуля.
  - Здрасьте, - здороваюсь я с пола. - Январь на дворе, хоть и тёплый, а Вы одеты, как в июле.
  - Так туда-то я на автобусе ехала, - объясняет мне незапланированная пассажирка. - В автобусе тепло.
  Тут меня начинают терзать смутные сомнения. Дело в том, что в ту деревню, откуда идёт старушка, автобусы от нас не ходят. Это я знаю точно, ибо края эти - мои родные, я там уже 37 лет комаров кормлю по выходным.
  В голову мою приходит внезапно одна мысль. Когда мы едем с дачи домой, то проезжаем один посёлок, в котором находится психиатрическая больница. Не слиняла ли бабушка оттуда? Наряд на ней вполне подходящий, да и странная она.
Comments

Вчера с мужем полночи веселились, как дети малые.
  Мой муж очень хорошо рисует, но не любит это дело. А мне так нравится! В общем, захотелось вдруг, чтобы он что-нибудь нарисовал.
  Муж долго отбрыкивался: "Да ну, неохота, лень...", а потом согласился при одном условии - что рисовать он будет на моей спине. Согласилась (такое мимими, ещё бы).
  Разошёлся - не остановить. Извёл все фломастеры. Щекотно было невероятно.
  Итогом этого невинного баловства стала картина под названием "Вечер в парижском борделе или Куртизанки, развлекающие друг друга в ожидании клиентов". Красиво, чёрт возьми. Эротично. И, не побоюсь этого слова, - монументально. Что там ваш Тициан, куда там Рубенсу - да они просто мальчишки в сравнении с моим доморощенным мастером боди-арта. Сколько экспрессии, сколько фантазии, как продуманы и проработаны мельчайшие детали туалета морально опустившихся дам, какие формы, какие жесты, какие ажурные резиночки на чулках! Эрмитаж дорого заплатил бы за мою шкурку. Её вывесили бы в золочёной раме, а внизу, вместо традиционного "масло, холст" написали бы честное "фломастеры, жир".
  В общем, обхохотались (здесь должны проявиться комментарии из серии "я не смеялся", "мне вас жаль" и "ваш муж - унылое говно и по воскресеньям ходит к шлюхам, потому что вы - фригидная дура").
  Утром муж - унылое говно подвозил меня на работу, и мы с ним всю дорогу ржали, представляя, что сказали бы мои сотрудники, узнав о том, какая хохлома таится под моими одеждами.
  И вот работаю я себе, работаю, и вдруг приходит инженер по технике безопасности и сообщает, что меня ждут в зале совещаний.
  - Зачем это? - удивилась я, ибо совещаний на сегодня запланировано не было.
  - Так там же сегодня профосмотр проходит, - удивлённо вскинул брови инженер по технике безопасности.
  Грёбаный ты мамай. У меня напрочь вылетел из головы этот профосмотр. Ведь знала, сама вчера всем напоминала, говорила девчонкам, чтоб надели приличные лифчики и побрили подмышки (не смешно, мне меня жаль), и так в итоге опрофанилась.
  Профосмотр проходит так: вдоль стен зала расставлены столы, за каждым столом сидит какой-нибудь доктор (окулист, терапевт, невропатолог и т.д.), в зал одновременно заходят несколько однополых существ, зверски оторванных от трудов праведных, и по очереди обходят врачей.
  Я на секундочку представила, как я сейчас подойду к терапевту, он достанет свой стетоскоп, улыбнётся мне приветливо и скажет бодрым голосом:
  - Раздевайтесь до пояса.
  И глазам изумлённой публики предстанет так и не купленная Эрмитажем картина "Вечер в парижском борделе или Куртизанки, развлекающие друг друга в ожидании клиентов" (фломастеры, жир, автор уехал на халтуру).
  У меня побледнело всё, кроме подвязок на ногах куртизанок. Мысли начали хаотично носиться в моей голове, задевая кипящие мозги, волосы встали дыбом, а глаза увидели друг друга, столкнувшись на переносице, и стали на радостях плясать краковяк.
  Инженер по технике безопасности, увидев странные метаморфозы, приключившиеся с моим лицом, даже испугался и спросил, что случилось. Я промямлила что-то типа "чёрт, совсем забыла, у меня же встреча через пять минут", сунула ноги в сапоги, накинула пальто и ломанулась на улицу. Несколько часов тупо болталась по магазинам (ничего не купила, конечно, потому что сумка с деньгами осталась на работе). Все меня обыскались (хорошо хоть мобильник был в кармане джинсов). Директор звонил, сильно удивлялся моему внезапному отсутствию на работе, и допытывался, что стряслось. Нагородила ему какую-то ерунду. Кажется, не очень-то он поверил, но в итоге всё обошлось.
  Конечно, потом проторчала на производстве до половины десятого вечера, зато избежала позора.
  С мужем случилась истерика, когда я ему рассказывала про свои злоключения.
  Завтра второй день профосмотра. Заключительный. Стёрли с мужем мочалку в лоскутки, стараясь смыть следы куртизанок с моей спины. Куртизанки стоят намертво и уходить соглашаются только вместе с кожей. Они, конечно, здорово сбледнули с лица, но терапевта удивить всё ещё могут.
  У меня два варианта: либо идти завтра на медосмотр с ободранной кровоточащей спиной, либо опять что-то придумывать.
  Сейчас предпримем последнюю попытку избавления от заплечных шлюх. Если не сдадутся - нарисую мужу хуй на лбу несмываемым маркером буду думать, как отмазаться от докторов. А вариантов нет, ибо на пятницу я отпросилась и завтра просто обязана весь день безвылазно торчать на работе.
  Мать честная, что мы творим вообще? Взрослые люди - изрисовали всю спину блядями и ржём.

январь 2012-го. Comments
Наш дурак опять опрофанился. Это я о себе. "Ни дня без позора" - вот мой девиз.
  Рассказываю по порядку.
  Месяца два назад у нас в машине сломалась сигнализация. И всё это время я с утра до ночи талдычила одно и то же:
  - Зу-зу-зу, зу-зу-зу. Хомяк, поставь новую. Угонят, обворуют, сломают, колёса снимут...
  - Фе, да кому нужно наше ведро, - беспечно отмахивался Хомяк.
  Ведро наше действительно оказалось никому не нужно. А вот живущая в ведре магнитола...
  В общем, когда в прошлое воскресенье мы, собираясь ехать на работу, подошли к машине, то увидели, что замок в дверце выломан с мясом, а магнитола ушла на длинных ногах.
  Ох уж я отвела душу, пока ехали. Проела плешь и просверлила темя. Всё, что в подобных случаях можно высказать - а я говорила, я предупреждала, но у тебя ж жена фантазёрка, а сам ты, мать твою, реалист, и хрен я тебе теперь дам денег на новую магнитолу, ты у меня песенки в дороге послушаешь, я тебе теперь арии-то попою, а всё потому что ты безголовый, тебе господь умную бабу послал, так ты ж её слова ни в грош не ставишь, ты ж у нас самый умный, - всё это было высказано, и не по одному разу.
  Муж всю дорогу молча жевал нижнюю губу, и только высадив меня у проходной, произнёс: "Кому война, а кому мать родная!". После чего резко захлопнул дверцу, вдавил педаль газа и уехал восвояси, злобно сверкнув фарами.
  Всё, что я не успела сказать ему в машине, я договорила потом по телефону. Про лень-матушку, про "скоро писят лет, а ума нет", и прочее - важное, но уже бесполезное.
  Однако, говори - не говори, а магнитолу-то не вернёшь. Кроме того, есть ещё одна проблема: муж в тот день работал допоздна и чинить замок никакой возможности не было. Только на следующий день. А до следующего дня машина должна стоять на улице в открытом виде, и не факт, что воры не вернутся за колёсами, рулём и прочими полезными ништяками.
  Пока я ломала голову над тем, как поступить - загнать машину на территорию пожарной части и ехать домой на троллейбусе или просто оставить её на другой улице, - мне позвонила моя подруга Светка. Просто так, поболтать.   А у меня как раз и тема для беседы имеется: я вышла замуж за барана.
  Обсудили. Результатами беседы остались удовлетворены. Немного полегчало.
  И тут вдруг Светку осенила дивная мысль (вот чем женщины разительно отличаются от мужчин: нас хоть изредка осеняют дивные мысли).
  Дело в том, что Светка недавно продала свою машину и взяла в кредит другую. Старую уже забрали, а новую пока не пригнали. И Светкино парковочное место под окном временно пустует. А место у неё преотличное: двор закрывается и никакой ворюга туда не проникнет.
  - Ёлки! - воскликнула осенённая Светка. - Я вам дам пульт от ворот, и ставьте своё корыто на моё место, когда вам заблагорассудится.
  Не зря я за неё сочинения в школе десять лет писала, не зря. Воздалось мне по заслугам за труды мои тяжкие.
  На том и порешили. Вечером мы загнали машину в Светкин двор, забрали пульт от ворот, машинка мирно переночевала, и утром муж спокойненько поехал на службу. Там он врезал замок, а на следующий день и сигнализацию поставить сподобился.
  Сегодня после работы я решила отдать Светке пульт. Созвонились. Договорились, что когда буду подходить к её дому, позвоню ей на мобильный и она спустится вниз.
Comments

Срок действия кредитной карты закончился, пошла сегодня получать новую. Прихожу в офис банка, девочка с ресепшена куда-то отошла. Ну стою, жду, за мной мужчина примерно моих лет.
  Думаю: приготовлю сразу старую карту и паспорт, чтоб никого не задерживать. Только засовываю руку в сумку, как вдруг мужчина изрыгает прекрасное:
  - Так, если ты тут надолго, дай-ка я вперед пройду.
  Эээ... Я обмерла, зато живущая внутри меня воинствующая амазонка Тосенька отреагировала молниеносно. Она развернула меня в сторону дивного мужчины и моим голосом произнесла:
  - Дай-ка? Вы сказали мне "дай-ка"? А Вы не подумали о том, к каким необратимым для Вашего организма последствиям могут привести мои действия, если я дам-ка?
  Тут подошла девочка с ресепшена и я переключила всё внимание на неё, поэтому реакцию мужчины не видела. Девочка внесла в компьютер мои данные и я гордо уселась на стульчик в ожидании новой карты. Карту принесли минуты через три, я расписалась и пошла к выходу. Вдруг меня обогнал тот самый мужчина, открыл мне дверь и молча пропустил вперед.
  Вот так с помощью воинствующей амазонки Тосеньки можно в рекордно короткий срок практически любого ишака превратить в отличного орловского рысака.

июль 2014-го. Comments
Сегодня было кино с немцами. Интереса ради я съездила на одно собеседование.
  По телефону директор казался вполне вменяемым, немногословным и интеллигентным. И голос такой приятный, бархатный. Девочка повелась, в общем.
  Приехала. Навстречу мне выскочило нечто всклокоченное и дебильно-восторженное, я даже отпрыгнула назад и впечаталась жопой в стену.
  Ладно, опустим тот факт, что на ядовито-зелёной рубашке полыхал пионерским костром стильный оранжевый галстук - дело вкуса, как говорится (хотя меня это насторожило). Но стиль общения!
  С ходу на "ты". Э-э-э... Мне сорок лет, на минуточку, мы пиво на лавочке в одной тёплой компашке не распивали и претендую я не на должность девочки на побегушках. А если бы и так - что с того? Я на свою первую работу в 15 лет устраивалась, девочкой "подай-принеси-упакуй", и то ко мне на "ты" только женщины из цеха обращались - я для них была эдакая "дочь полка". А руководство, отдел кадров - исключительно на "вы". Человек пришёл работать, и не имеет никакого значения, что он младше твоих детей.
  А тут - нате вам, тыкает мне такое зелёное с костром на шее. У меня от неожиданности даже глаза выкатились (до сих пор ещё обратно не вкатила, так и сижу пучеглазая).
  Осадить не решилась - вдруг в его конторе всё круто и я до полусмерти возжелаю здесь работать? Нельзя же начинать трудовой путь с конфликта с директором. Но тоже перешла на "ты". Ну а чо? Все свои, давай, зелёный, жги. Он слегка поперхнулся, но проглотил.
  Далее. Он ни минуты не сидел на месте. У меня случилось кружение головы от его беготни, а в голове постоянно вертелась фраза из спектакля "Виновник торжества": "Сядьте в стул!". И руками размахивал. И периодически подпрыгивал ко мне, наклонялся и говорил мне прямо в лицо. Дышал в глаза, у меня зрачки запотели! Подмывало сказать ему, что у него между коренных зубов застряла помидорка (помидорки не было, но вот прямо язык чесался). Нервный какой-то. Потому, видать, и зелёный.
  "Какого ж рожна ты не встала и не ушла?" - спросит меня пытливый читатель.
  "А хрен знает", - отвечу я.
  Наверное, эти безумные пассы руками ввели меня в состояние гипноза. Я сидела, как заворожённая, и ждала, что он вот-вот запрыгнет на стол и начнёт танцевать, медленно снимая с себя клоунские одеяния. А не срослось.
  Мне понадобилось некоторое время на то, чтоб взять себя в руки, перебить это жизнерадостное разноцветное руководство и попытаться-таки задать несколько вопросов по теме. И вот тут на меня накатило дежа вю. Ощущение, словно я разговариваю со своим нынешним директором-мудаком: мощный поток никчёмной информации, витиеватые хождения вокруг да около и ни одного прямого ответа. Это мы знаем, это мы проходили, спасибо, до свидания.
  И в тот момент, когда я уже собралась, было, тихонечко слиться, я услышала то, что стало последней точкой над ё: вот это пресловутое и архимодное "мы же команда!". На меня эта фраза действует, как красная тряпка на быка Дормидонта. Лицо моё приобретает цвет директорской рубашки, глаза - цвет директорского галстука, и я бешусь.
  "Команда-хуянда!", - кричал и рвался наружу живущий внутри меня поэт Духовнобогатов, но я сдержала его - оцените моё самообладание. И, несмотря на то, что во мне уже всё кипело и булькало, я устроилась на стульчике поудобней и попросила зелёного "Тимура" рассказать мне подробней, какой смысл он вкладывает в слово "команда". Ну вдруг я ошибаюсь? Вдруг "команда" в его понимании - это когда все дружно встают в 18:00 со своих рабочих мест и идут в ближайшее кафе пить латте и болтать о пустяках? Или когда за ударный труд и качественно и досрочно сделанную работу все, как один, в едином, так сказать, порыве, идут к банкомату за премиальными? Вдруг этот дёрганный мужчина цвета шри-ланкийского флага на самом деле порядочен и щедр, а я просто проецирую на него скопившийся во мне негатив? Вижу каку в кристально чистом человеке?
  Ну и получила весьма доходчивый и ожидаемый ответ. Команда - это люди, понимающие, какая важная миссия на них возложена, и отдающиеся этой миссии душой, телом, временем и нервами. Люди, самым главным словом для которых является слово "надо" (и нету других забо-о-от). Если надо, то они ради общего (конечно же - общего!) дела и в огонь, и в воду, и в космические просторы, и под взбесившийся трактор. И допоздна останутся, и в выходные выйдут, и отпуск отложат, и больничный не возьмут - тут и помрут от неизвестного науке острого респираторного, тут их и похоронят случайно оставшиеся в живых немногочисленные члены команды, в короткий перерыв между авралом и загоном, под столиком в углу. И команда, конечно же, с пониманием относится к сложной экономической ситуации, а потому не ропщет на понижение зарплаты (ибо во благо дела, во благо производства) и на задержку выплат (ибо кризис, кризис, команда это понимает).
  "Нахуй, нахуй", - сказал живущий внутри меня прозаик Добрословов и похлопал поэта Духовнобогатова по плечу.
  За сим я откланялась и пообещала разноцветному Йагупопу, что когда мне станет совсем плохо, нечем будет заплатить за квартиру, не на что будет купить хлебушка и я опухну от голода, одежда моя придёт в негодность и превратится в лохмотья, а у пруда без труда зацветёт лебеда, я непременно ему позвоню и вступлю в его команду.
  Теперь я сижу, уныло подперев рукой третий подбородок, и горюю. Потому что куда ни плюнь - всюду командный дух и уляля, а директоров, способных сказать "я - хозяин и я несу ответственность" теперь не делают. Всё валят на команду, все грехи списывают на неё, и чуть что - она одна виновата, то-то и оно, то-то и оно. Это не он говняцкий директор, это вы - неслаженная команда, сами дураки. А он молодец, весь в зелёном, у него даже галстук оранжевый, он умеет скакать и махать руками, он крут.
  А беда в том, что я не умею делать ничего такого, чем можно было бы зарабатывать на тот самый хлебушек дома. Без команд и оранжевых галстуков. И мне придётся-таки рано или поздно перешагнуть через себя и опять окунуться во всё это командное дерьмо с его духом и самоотверженностью. Оттого и грустна я, как варёная рыба лосось.

апрель 2015-го. Comments
Вчера утром приходила врач из поликлиники. Навыписывала кучу таблеток. Муж сбегал, всё купил. А к обеду мне стало хуже и температура поднялась до 40,2.
  Муж позвонил в поликлинику, а там сказали: "Вызывайте неотложку".
  Вызвали. Приехал тааакой доктор! Боже, да если для встреч с такими мужчинами надо всю жизнь умываться соплями и задыхаться от кашля, то я согласная.
  И вот лежу я перед ним, вся такая эротичная, в три спортивных костюма запакованная, с зелёной мордой, слезящимися красными глазами, распухшим носом, и накатывает на меня поэтическое настроение. Спрашиваю: "А Вы точно доктор с неотложки, а не модель с глянцевой обложки?" И он так засмущался, так покраснел... такая лапа...
  А муж мой глаза закатил: "О, господи..." А чего господи-то? Я ж не виновата, что вот так врываются среди бела дня в мой дом и влюбляют в себя? Я женщина слабая, у меня к тому же жар, авитаминоз и иммунитет ни к чёрту, я не могу противостоять чувствам.
  А смущённый доктор говорит: "Мне Вас послушать надо, Вы не могли бы... э-э-э... приподнять свитер?" И глазки в пол. Прелесть.
  Мы, конечно, могли. Мы свитер до ушей задрали и говорим: "Слушайте" - вложив, естественно, в это слово весь эротизм, на который только способны.
  Он мне под левую сиську стетоскоп засунул и говорит: "Сердцебиение учащённое". А я говорю: "Ну ещё бы".
  А потом он пальпировал мой живот. Пальпация. Боже, какое сексуальное слово. Я томно охала, а муж мой горестно вздыхал. Но что толку? Вздыхай, не вздыхай - меня уже подхватила волна любви и понесла в море страстей.
  А после этого доктор сказал: "Неплохо бы Вас в больницу". Я спросила: "А Вы там будете?" И он как-то совсем уж зажался, ушки побагровели... "Нет, - говорит, - меня там не будет". "Ну а без Вас и мне там делать нечего" - прошептала я.
  И он сказал: "Тогда я Вам сейчас сделаю укольчик жаропонижающего". Я спросила: "Куда?". Он ответил: "Эммм..." - и сделал. Теперь, если я всё-таки помру, Русский Музей мою подпорченную шкурку может и не принять.
  А потом он говорит: "Вам бы дней пять поколоться. Есть кому уколы делать?" Я отвечаю: "Некому, доктор. Но Вы могли бы за отдельную плату приходить ко мне днём, пока муж на работе, и вкалывать, сколько душе угодно".
  И тут в нашу приватную беседу бесцеремонно вторгся мой муж, это ревнивое бессердечное животное, и сообщил, что он умеет колоть и мы справимся, спасибо. Просят его вечно сунуться.
  И доктор расстроился и ушёл. А я осталась обливаться соплями и гадать: как он там? Рыдает? Переживает? Не бросился ли от отчаяния под колёса какого-нибудь тарантаса?
  Ах, мне бы сорваться и побежать вслед за ним, отбросив в сторону ватное одеяло и шерстяные носки; догнать его, прижаться жарким своим телом к его волосатой (я так думаю) груди и шептать, шептать ему слова страсти и любви. А нихуя. Лежу тут, пью уже пятую за сегодняшний день бутылку "Активии" и гадаю - пронесёт меня с неё или не пронесёт.
  А бесчувственное бревно, за которое я сдуру вышла замуж, ещё издевается. Мало того, что вот так, походя, легко и беззаботно поломал две жизни, задушил на взлёте лебединую песню двух любящих сердец, так ещё говорит: "Ты, наверное, и на собственных похоронах будешь матерные частушки орать".
  Да. Буду. Но сначала изнасилую патологоанатома. И вот тут мне никто не сможет помешать. Никакой муж.

февраль 2009-го. Comments
Сегодня болтались с подругой по Апрашке, искали её дочке спортивный костюм. Костюм не нашли, зато нашли замечательный повод для истерического хохота. Бились в конвульсиях.
  Заходим в один из маленьких магазинчиков на рынке. Продавец, естественно, кавказец. Очень такой... колоритный кавказец.
  Роемся в шмотках. Рядом стоит женщина, рассматривает детские футболки.
  Вдруг она оборачивается к продавцу и спрашивает:
  - Скажите, а водолазки у вас есть?
  Мы с подругой переглядываемся, скривив морды, потому что слово "водолазка" режет наш тонкий питерский слух не меньше, чем "бордюр" и "булка хлеба".
  Продавец смотрит на женщину непонимающе и переспрашивает:
  - Щто хочиш?
  - Водолазки есть у вас? - повторяет женщина.
  - Какой водолазка? - разводит руками продавец.
  Я подсказываю ему:
  - Бадлон.
  - А-а-а... - Протягивает продавец. - Нэт. Бадлонов нэт.
  Женщина выходит из магазина.
  Продавец смотрит ей в след, потом поворачивается к нам и говорит:
  - Понаехалы, билад, па-русски гаварыт нэ умеют.

август 2009-го. Comments
В воскресенье в первой половине дня пребывала на даче в полном одиночестве, потому что муж с друзьями спозаранку пошёл в лес по грибы. Меня они с собой не взяли по причине моего неудачного хромосомного набора. У них там чисто мужская компания, видите ли.
  "У нас же тягомотные разговоры о политике, о машинах, о ремонте дома - короче, тебе будет скучно".
  Ну ясное дело - водка, пиво и трёп про сиськи. Где уж нам.
  Грибов, правда, принёс. И черники. И это удивительно, ибо в том состоянии, в котором он вернулся, даже себя самого до дома донести сложновато. Скажу честно: за почти тринадцатилетнюю историю нашего знакомства таким уговняканным в дрова я его видела впервые.
  Впрочем, я отвлеклась.

  Так вот, сидела я дома одна, изнывала от недостатка общения, и от тоски решила посмотреть кино.
  Мой выбор пал на высокобюджетный художественный фильм производства Германии.
  Там две блондинки сначала скучают в душе, потом на кухне, а потом на диване. А после этого к ним приходит смазливый чистенький сантехник с волосатой грудью и голливудской улыбкой, и рассеивает их скуку посредством своего гаечного ключа. Причём ключ такой - огого. Монолитный торцевой, как минимум на девятнадцать.
  И когда он почти всё уже отремонтировал и избавил женщин от подтекания, заделав им все щели, начинается прямо страшенный детектив. Я даже от ужаса зажмурилась, но один глаз разжмурился нечаянно и я всё видела.
  В дом врываются грабители в масках, приковывают сантехника к батарее и прямо на его глазах все зашпаклёванные им щели раскурочивают к такой-то матери.
  Сантехнику было обидно, конечно. Всё ж таки человек старался, работал, а они вот так запросто все его труды похерили. Но он держался молодцом, как мужик - не заплакал, не забился в истерике, а только крутил в руке свой гаечный ключ, как бы вселяя в зрителя надежду на то, что когда этот кошмар закончится, он опять всё починит. Правда, громко стонал - видимо, от досады. Оно и понятно, такой удар по профессионализму.
  У грабителей, замечу, капля совести всё-таки осталась, потому что маски они так и не сняли. Стыдно, значит. Мне, правда, немного жаль, что я их так и не увидела. Одна надежда: если им за актёрскую работу присудят Оскар, то я рассмотрю их на церемонии вручения.
  Вообще, конечно, нужно отметить прекрасную работу сценариста: сюжет лихо закручен и держит зрителя в напряжении на протяжении всего фильма. И совершенно непредсказуем, да.
  Кино не для всех, естественно, а только для людей думающих и обладающих аналитическим складом ума. Я вот всю голову сломала, размышляя, что же будет далее: то ли зондер-команда заявится и отправит всех в пыточные камеры, то ли всё-таки подоспеет Красная Армия и всех спасёт.
  Ну я примитивно мыслю, конечно. Создатели фильма пошли дальше.
  В тот момент, когда измученные изуверами блондинки уже не чаяли спастись и бросились друг к другу в объятия, прощаясь с жизнью посредством языков и вибраторов, а их мучители стояли над ними, насмехаясь и передёргивая затворы, в их дом вдруг заявилась соседка, премилая кудрявая девица афро-германского происхожения, и отважно приняла удар на себя.
  Грабители в масках набросились на неё, как голодные гиены на падаль, а блондинки под шумок смылись из дома и побежали за подмогой.
  Подмога в лице блондинковых мужей, которые и в подмётки не годятся полюбившемуся мне сантехнику, подоспела вовремя. Афро-немецкая соседка была угваздана какой-то омерзительной слизью, но ещё дышала, слава богу. Мой любимый сантехник почти стёр свой ключ под корень, но тоже пока дышал.
  Блондинковые мужья, даром, что неказистые, по-быстрому наваляли грабителям и те с позором капитулировали.
  И вот тут начался пир на весь мир! Сантехника отцепили от батареи, все стали обниматься, целоваться и поздравлять друг друга во все места. На радостях блондинковые мужья даже пару раз перепутали своих жён, но это не беда - всё-таки волнение, взрыв эмоций, всё такое... Сантехник несколько распоясался, но кто ж его осудит? Человек такой шок пережил.
  Скажу по секрету: там даже имел место секс. Только никому не говорите, а то люди подумают, что я втихаря порнушку смотрю. А я не така-а-ая. Я просто люблю искусство, а оно, несомненно, в огромном долгу перед немецкими режиссёрами.
  В общем, всё закончилось благополучно, но сюжет какое-то время ещё не отпускал меня. Я прокручивала в мозгу (и на диске) особо полюбившиеся эпизоды и заново переживала приключения вместе с героями фильма.
Comments

Вчера полдня билась в припадке истерического хохота. Если честно, до сих пор толком не отпустило. Горю желанием поделиться.
  Сидим в курилке. Женщина из соседней палаты всерьёз рассуждает о том, что когда вот так надолго отлучаешься из дома, то необходимо позаботиться о муже: оставить ему презервативы и с пониманием отнестись к присутствию в квартире девушки несерьёзного поведения.
  - Ух ты, - восхитилась я, - какая Вы доблестная супруга. Святость Ваша не имеет границ и над головой Вашей уже проступают очертания нимба.
  - Вообще-то, это естественно, - высокомерно произнесла дама, обжигая меня презрительным взглядом. - И в Вашем возрасте пора понимать, что мужчине нужен секс постоянно.
  Я расстроилась. У меня неправильный муж, получается. Он вовсе не постоянно занимается сексом - он чередует его с едой, сном, работой, прогулками, встречами с друзьями, просмотром телевизионных передач, чтением книг и прочими никому не нужными глупостями.
  Немного поразмыслив, я подумала: а может, я не права? Может, ему действительно постоянно нужен секс? А я, как дура, с борщами к нему лезу...
  Мне стало неловко за своё непонимание мужской натуры и до боли жаль невинно недотраханного мужа, поэтому я спросила у своей более мудрой оппонентки:
  - Что же теперь делать? Выбегая в магазин за хлебом, вызывать ему пару-тройку проституток?
  - Напрасно иронизируете, - осекла меня женщина, уловив, видимо, в моих словах некий сарказм, коего я вовсе и не вкладывала. А потом спросила с недоброй ухмылкой: - А Вы, видимо, предпочитаете, чтоб Ваш муж занимался онанизмом?
  От неожиданности я поперхнулась дымом, а потом созналась, что да, честно говоря, предпочитаю.
  И вот тут-то мы и узнали, что все мужские болезни, от преждевременного семяизвержения до простатита и аденомы, случаются именно из-за этого ужасного занятия. Оказывается, если мужчина занимается сексом с женщиной, то у него "всё выходит естественным путём", а если тихо сам с собою, то что-то там перекрывается и частично остаётся в организме, и это ведёт к необратимым последствиям. И даже можно умереть.
  К сожалению, мы не дослушали лекцию до конца, потому что у нас началась истерика и девчонки утащили меня в палату. Полагаю, после нашего ухода речь пошла о волосатых ладошках.
  В палате мы попадали на койки и плакали минут двадцать. В моём воображении рисовалось кладбище погибших от собственных рук мужчин с надписями на могильных плитах: "Задрочил себя до смерти" или "Ты ушёл, но дело твоё живёт". Я рассказала о своих видениях девчонкам и мы опять плакали... Страшно же.
  На всякий случай позвонила мужу и спросила, жив ли он ещё. Жив. Наверное, падла, бабу завёл.

сентябрь 2009-го. Comments
Моя задница отличается от всех других задниц не только неземной красотой и необъёмными габаритами, но ещё тем, что не умеет жить без приключений. Она без них чахнет. В какие условия её не определи - она везде найдёт себе забаву.
  Вот ведь больница - самое, казалось бы, асексуальное место (ну, после морга и Макдональдса, естественно). Нет же, я и тут умудрилась отыскать романтику.
  В четверг пошли с соседкой по палате сдавать кровищу. Сидим в очереди, болтаем бабские разговоры. Напротив сидит мужчинка. Таращится. А я возьми да подмигни. Без всякого эротического подтекста, ей-богу - и в мыслях ничего такого не было. Подмигнула и забыла, я всегда так поступаю. А он решил, что это начало отношений, первый робкий шажок на пути к совместному счастью.
  Плюхнулся на кушетку рядом с нами и спрашивает: как, мол, девочки, жизнь молодая?
  Я отвечаю:
  - Отлично, разве не видно? Если б было плохо, разве б мы в больнице лежали?
  - Ого, - говорит мужчинка, - у Вас и чувство юмора имеется?
  - У нас много чего имеется, - отвечаю я. - Например, муж-упырь с дубиной через плечо и семеро злобных детей.
  И всем своим видом даю понять, что наше с ним совместное счастье на этом закончилось и адью, мучачос.
  Однако мучачоса такой расклад не устроил и он сказал:
  - Подумаешь, у меня тоже жена-стерва и две дочки, ну и что?
  "А действительно - ну и что?" - подумала я, и у нас закрутился роман.
  Стоит ли говорить о том, что мой больничный хахаль мнёт постельное бельё на отделении урологии? По-другому и быть не могло, это же классика жанра: если у невесты проблемы с гинекологией, то жениху сам бог велел страдать тем же местом. Я вот только не знаю, когда он успевает лечиться - по-моему, он днюет и ночует на нашем этаже.
  Называет меня Лапулей (хо-хо!) и беспрестанно носит конфеты с названием "Шоколапки". Что ли работает он на этой шоколапковой фабрике... У нас уже всю палату этими "Шоколапками" тошнит.
  Развлекает меня анекдотами из газет и страшилками про адронный коллайдер и нанотехнологии. О-о-очень увлекательно!
  Искушает поездкой к нему на дачу на его собственной "пятёре". Знает, чем женщину сразить, обольститель.
  В субботу пришёл с коробкой зефира, а меня нет - я в это время гнусно изменяла ему, резвясь дома в объятьях собственного мужа. Девчонки говорят, расстроился страшно - сгорбился, голову в плечи вжал, постарел на триста лет и побрёл понуро из палаты. А бабцы не растерялись, зефирчик у него приватизировали - дескать, отдадим адресату при появлении. Ага, щас - сожрали и не поперхнулись.
  Вот, кстати, дорогие женщины, носите своим благоверным вкусности в больницу, думаете, что на пользу, а они те вкусности в охапку - и к молодухам, на гинекологию. Балуйте нас, балуйте, тратьте свои кровные. А мы, сучки, не гордые, мы сожрём.
  В воскресенье из дома вернулась, не успела левую ногу через порог палаты перебросить - уже мой кавалер нарисовался, радостный и сияющий, как медный таз. С "Шоколапками". Любофф.
  Вчера стоим с мужем на лестнице, болтаем, вдруг смотрю - ухажёр мой крутится поодаль. Я говорю:
  - Смотри, Хорь, это он меня пасёт.
  А муж так небрежно:
  - Ну прямо...
  Это он уже привык за долгие годы совместной жизни к моей небесной красоте и не верит, что она может будоражить воображение мужчин. Прощёлкает он меня когда-нибудь, как пить дать, прощёлкает.
  Тут мой кавалер двинулся в нашу сторону, подошёл, сунул мне в карман халата горсть "Шоколапок", сказал мужу: "Извините" - и убёг на урологию. Муж оторопел, онемел на некоторое время, потом спрашивает:
  - Это сейчас что было?
  - Ну говорю же - поклонник, - отвечаю я.
  - Н-да... - сказал муж. - Свинья везде грязь найдёт.
  А через шесть часов меня выписывают. И всё - прощай, мужичок с "Шоколапками", неспетая песня моя. И никто меня больше не будет называть Лапулей, и не слушать мне больше газетных анекдотов, не кататься на дачу на собственной "пятёре" и не видать его большого адронного коллайдера, как своих ушей.
  Спросила мужа:
  - Ты меня хоть попрощаться-то с ним отпустишь?
  - Ага, - говорит, - вместе сходим. Я его вмиг вылечу, одним рывком всю урологию оторву.
  Упырь, натуральный бесчувственный упырь.
  Вообще, мужья - это самое большое зло на земле. Херят нам всю личную жизнь.

сентябрь 2009-го. Comments
В воскресенье мы с мужем удостоили своим визитом город-порт Кронштадт.
  Замечательный город, просто замечательный. Тихий, уютный, чистый, с прекрасными дорогами (что для Ленинградской области вообще нонсенс). И очень красивый.
  Кронштадт - один из любимейших городов моего детства. Он в ту пору был закрытым и абы кого туда не пускали, но я-то - не абы кто, мне везде рады. Дело в том, что в этом городе жил тогда мой дядюшка, капитан какого-то там ранга, и мы мотались к нему довольно часто.
  Детскими воспоминаниями о кронштадтских путешествиях я поделюсь как-нибудь в другой раз, а сейчас поведаю вам позорную историю о том, как я чуть не затопила остров Котлин к такой-то матери.

  Машину вёл муж, а я сидела рядом, любуясь красотами Петербургских пригородов, и заливала в себя поочерёдно три бутылки "Златого базанта". На въезде в Кронштадт базанты запросились на волю. Причём активно так запросились.
  Муж начал лихорадочно куролесить по городу в поисках домика с буквами WC или хотя бы подходящих зарослей. Так вот, информация для тех, кого занесёт в те края: подходящих зарослей в Кронштадте нет - там под каждым кустом несёт караульную службу революционно настроенный матрос.
  В замутнённом базантами мозгу всплыло воспоминание о том, что в Кронштадте есть большой Морской Никольский собор.
  - Где есть собор, - рассудила я, скрестив на удачу ноги и ослабив ремень безопасности, - там полно туристов, а значит, должен быть и туалет.
  Однако выяснилось, что моя логика идёт вразрез с логикой кронштадтцев - собор действительно есть, туристы есть, а туалета нет.
  Некоторые руссо туристо теряли свой облико морале прямо под Макаровским мостом (этот мост нависает не над водой, а над обрывом, поросшим деревьями и кустами). Я тоже собралась уже наплевать на условности и скатиться прытким колобком по отвесному склону, но испугалась, что меня на месте преступления заловят грозно шагающие в чёрных бушлатах патрули. В мои-то годы такой позорище можно и не пережить.
  "Ойёёй, айяяй" - верещала я, нарезая спирали вокруг Вечного огня и понимая, что ещё немного - и он перестанет быть вечным.
  Редкие прохожие женского пола в ответ на моё "Где, ёпта?!" недоумённо пожимали плечами - видимо, кронштадтские женщины настолько суровы, что не ходят в туалет. Жёны моряков, фигли - им сам бог велел быть терпеливыми.
  Муж тем временем проводил опрос среди мужского населения острова, но те тоже крутили головами и смотрели на моего супруга, как на полоумного - дескать, столбов тебе мало?
  Я прыгала по площади, как раненая в задницу кенгуру, и причитала: "Сейчас плотину прорвёт. Сейчас прорвёт". За полчаса безрезультатных поисков я возненавидела город Кронштадт и весь балтийский флот. Вот какого чёрта тратить миллионы на строительство дамбы, если три бутылки "Базанта" способны затопить остров в считанные секунды?
Comments

Работала сегодня в торговом центре. Познакомилась с очень славным молодым человеком.
Дело было так.
Сижу я за столом, бумажки перебираю. Народу практически нет.
Прямо перед моим столом стоит диван. Вдруг вижу - над спинкой дивана появляется зелёный помпон.
Несколько секунд помпон неподвижно торчит на одном месте, а потом неспешно двигается справа налево, и передо мной, наконец, возникает обладатель этого зелёного помпона (а так же обладатель не менее зелёного комбинезона, оранжевого пластмассового грузовика, огромных карих глаз и очаровательных ямочек на щёчках).
- Здласьте, - кивает мне помпонообладатель.
- Здравствуй, - говорю я. - Ты кто?
- Покупатель, - отвечает он.
- А как тебя зовут?
- Даниил.
- А где твои родители, Даниил? - интересуюсь я.
- Там, - говорит покупатель Даниил и равнодушно машет рукой куда-то в сторону.
Слежу за траекторией взмаха и замечаю молодую пару, зорко наблюдающую издалека за передвижениями зелёного помпона.
Покупатель Даниил ставит грузовик на пол и выжидательно смотрит на меня. Понимаю, что человек желает общаться, и надо как-то продолжать беседу.
- А сколько тебе лет, Даниил? - спрашиваю я.
- Четыле, - с готовностью откликается он, и добавляет: - Могу показать на пальцах.
- Да нет, я верю, - пытаюсь убедить его я, но покупатель Даниил сомневается в моих умственных способностях и на всякий случай показывает мне четыре пальца.
- А сколько Вам? - интересуется он в свою очередь.
- Тридцать пять, - говорю я.
- Много, - подытоживает покупатель Даниил и тактично переводит разговор в другое русло.
Comments

В меня влюбился один тип, что, в общем, не удивительно, ибо в кого ещё влюбляться типам, как не в меня?
  Тип уже три недели не даёт мне проходу, зазывно подмигивает и зовёт в рЭсторан (обитель греха и порока). И, судя по похотливому блеску в глазах, рассчитывает и на грех, и на порок.
  Динамить хорошего человека почти месяц - это бесчеловечно, вы ж понимаете. Добрые-то женщины так не поступают. Тем более, тип призвал в помощники весь свой шарм и обаяние, а перед натиском мужского обаяния ни одна цитадель не устоит - что уж говорить о слабой, да к тому же морально неустойчивой, женщине.
  В общем, крепость пала - согласилась я на ресторан. Своим согласием решила убить двух зайцев: порадовать человека и пожрать нахаляву. Уж даже и не знаю, какой из зайцев перевесил.
  Тип такому повороту событий обрадовался несказанно, лицо его просветлело и он говорит:
  - А давайте, Вита, встретимся вечером у синагоги.
  Таки скажите мне на милость, откуда я могу знать, где та синагога находится, если я ни разу не эврэй? И потом - мне стыдно в этом признаваться, но так уж вышло, что мне никто и никогда свиданий у синагоги не назначал. Понимаю, что это звучит странно и нелепо, но факт остаётся фактом.
  Понятное дело, я сразу покраснела, устыдившись своего неинтеллигентного происхождения, и немедленно попросила уточнить адрес синагоги - пожрать ресторанных изысков же страсть, как хочется, а все дороги в ресторан ведут через синагогу.
  Тип посмотрел на меня осуждающе и молвит:
  - Ну как же так, Вита! Вы же говорили, что знаете Петроградскую сторону как свои пять пальцев!
  Вот так номер - синагога, оказывается, находится в моём районе, а я - ни сном, ни духом.
  От такого расстройства я даже не стала уточнять, что пальцев у меня не пять, а двадцать. Припозорилась, конечно, нечего сказать.
  И тут мне вспомнилось, что на Большой Разночинной у нас несколько лет назад построили ЕСОД (Еврейский Санкт-Петербургский общинный дом). Там, что ли, думаю, синагога?
  Высказала своё предположение вслух. Промахнулась. Тип на меня совсем как на олуха царя небесного смотрит и говорит:
  - Ну что Вы! Это возле станции метро "Горьковская", как Вы можете не знать?
  Окончательно вхожу в ступор, потому что была уверена, что знаю возле "Горьковской" каждый закуток. Стыжусь своего неведения. Начинаю подозревать братьев-евреев в том, что они что-то от меня скрывают и прячут свою синагогу всякий раз, стоит мне приблизиться к её стенам.
  Тип, тем временем, не унимается:
  - Ну и ну, Вита! А я думал, что Вы являетесь знатоком района. Говорили, что можете экскурсии по Петроградке водить, а сами таких элементарных вещей не знаете. Такое известное место, а Вы не в курсе.
  И вот, когда я окончательно уже покраснела и раскисла, он выдаёт:
  - Это же прямо напротив метро! Огромная татарская синагога!

  Занавес.

апрель 2010-го. Comments
Ну, блин, оно того стоило! Подумаешь, зуб поныл. Подумаешь, щека распухла. Подумаешь, тысяча рублей за удаление.
  Господи, ну что такое тысяча рублей в сравнении с тем удовольствием, которое получаешь, глядя на молодого красавца с марлевой повязкой на прелестном лице и с пассатижами в мужественных руках?
  Он смотрит на тебя поверх своей повязки огромными добрыми глазами и спрашивает ласковым голосом:
  - Что привело Вас сюда?
  И ты таешь под его проникновенным взглядом и отвечаешь:
  - Судьба, доктор.
  А потом грациозно вскарабкиваешься в кресло и отдаёшь всю себя во власть этого Бога шприцов и зубных протезов. И он просит тебя приоткрыть ротик - святые небеса, как это всё эротично! - и заглядывает в него. И произносит приятным лирическим баритоном:
  - Сейчас будет немножечко больно...
  И от этих слов ты возвращаешься в непорочную юность, и мечтательно прикрываешь глаза, и ловишь себя на том, что вот-вот скажешь страстно:
  - Да, да, я согласна стерпеть эту боль, милый! Делай со мной всё, что хочешь!
  Но не успеваешь произнести ни звука, потому что он уже всаживает тебе за щеку свой длинный и острый шприц.
  А потом, частично удовлетворив свою профессиональную похоть, он ненадолго остывает к тебе, и словно отталкивает от себя нелепыми словами:
  - Посидите пока в коридоре.
  И ты сидишь в коридоре, изнывая от ревности к зашедшей после тебя в кабинет пухлогубой блондинке, и думаешь: а вдруг её случай более сложный и она задержится в его кресле на минуту дольше, чем ты? О, эти томительные минуты ожидания - как долги, как волнительны они!
  И ты чувствуешь, как у тебя немеют губы - то ли от ревности, то ли от нестерпимой жажды порока, то ли от дозы ультракаина.
  И как радостно ёкает сердце, когда ты видишь, что пухлогубая блондинка выходит из его кабинета с перекошенным лицом уже через две минуты. И ты язвительно ухмыляешься незамёрзшей половиной рта, понимая, что ревность твоя была напрасной: ну в самом деле, разве могло что-то случиться между твоим зубным феем и этой нелепой пергидролевой губошлёпкой?
  А потом он снова появляется в дверном проёме, как гений чистой красоты, приглашая тебя в свои апартаменты.
  И ты полулежишь перед ним в кресле, беззащитная и на всё согласная, глядя в его бездонные глаза и безропотно приоткрывая ротик.
  И он спрашивает:
  - Ну как, анестезия подействовала?
  И ты согласно хлопаешь ресницами, и тебе хочется прошептать:
  - При чём здесь анестезия, доктор? Это Ваш взгляд подействовал на меня так гипнотически.
  Но не успеваешь вымолвить ни слова, ибо он уже пихает тебе в рот свой огромный инструмент.
  И ты слышишь, как он говорит:
  - Я буду давить и долбить, не пугайтесь.
  И ты старательно прячешь улыбку и думаешь:
  - Ах, милый мальчик, неужели ты и впрямь полагаешь, что ты первый, кто давит и долбит мой рот?
  А потом он произносит это ужасное:
  - Ну вот и всё. С Вас тысяча рублей.
  И ты расплачиваешься, понимая, что - да, за удовольствие нужно платить. Он всего лишь использовал тебя ради наживы. Ах, эти мужчины... Как меркантильны, как низменны они.
  И ты уходишь. Навек. Навсегда. К ждущему тебя в коридоре старому постылому мужу.
  А он остаётся в своём зубном царстве, оставив в тебе две раны: одну - заживающую - во рту, а вторую - вечно кровоточащую - в сердце.

июнь 2010-го. Comments
Сегодня я творю добрые дела. Как начала с самого утра, так по сию пору не могу остановиться - всё творю да творю, прямо сама себя не узнаю, даже замудохалась уже.
  Впрочем, узнавать себя я перестала ещё до добрых дел, в 5 часов утра, когда проснулась и посмотрела в зеркало. Из зеркала на меня смотрела не я, а Людмила Добрыйвечер - натурально королева бензоколонки. Я даже начала озираться по сторонам в поисках покусавших меня пчёл, но потом вспомнила, что накануне сожрала пол-арбуза, и это многое объясняет.
  Итак, рано-рано поутру, едва петухи пропели зарю, опухшая, но жизнерадостная, я вышла из дома, преисполненная самых добрых порывов и благих намерений.
  Вдруг в поле моего подпорченного недавним дымом зрения попал человек с белой тростью. Тут нужно пояснить, что рядом с моим домом находится общество слепых, и люди с белой тростью попадают в поле моего зрения довольно часто. Однако, этот человек привлёк моё внимание своим весьма странным поведением: он вёл себя очень неуверенно, на каждом шагу останавливался, явно сбился с пути и нуждался в помощи. Было очевидно, что он не из местных - местные носятся быстрей меня.
  Во мне молниеносно проснулись Чип и Дейл, я подбежала к этому человеку, спросила, куда ему нужно, и, взяв под руку, довела до места назначения (хотя мне-то надо было совсем в другую сторону). Он так трогательно меня благодарил, что даже неловко.
  Открыв таким образом список добрых дел, я поспешила дальше.
  Вдруг в проходном дворе на Колпинской улице дорогу мне преградил маленький шерстяной комочек. Комочек был учухан, голоден и печален.
  - Комочек, ты чей? - спросила я.
  - Миау, - грустно отозвался комочек.
  Я сразу смекнула, что пришла пора очередного доброго дела и достала из пакета приготовленный для обеда кусок курицы. Отщепнув немного мяса, я протянула его комочку.
  - Гранд мерси, - произнёс комочек и стал с аппетитом наяривать курочку.
  Вдруг из подвала в нашу сторону устремились ещё три комочка.
  - Не курица и была, - подумала я, отдавая остатки обеда родственникам первого комочка и чувствуя себя кошачьей матерью Терезой.
  Поскольку обед был отдан в пользу нищих, я забежала в магазин около офиса (ой, мне так нравится называть свою конуру офисом, прямо не могу).
  В магазине я сразу полезла на полку с питьевыми йогуртами, а в голове вертелась одна только мысль: какое бы ещё доброе дело сотворить? Аж пятки чесались от желания.
  Доброе дело не заставило себя долго ждать.
  - Доченька, купи жетончик за 20 рублей, - раздался за моей спиной дребезжащий старушечий голос. - Хочу сгущёнки купить, а денег не хватает...
  - Ура, - подумала я, протягивая бабушке полтинник и отказываясь от жетона. - Три добрых дела подряд - я могу гордиться собой!
  Гордясь собой, я дошла, наконец, до рабочего места, плюхнулась на стул и включила вентилятор. И так мне было хорошо, так мило, лишь одна только мысль омрачала мою жизнь: мало, мало добра привнесла я в этот мир. Чувствую, что способна на большее, но как? В моём офисе (ооо, офис-офис!) не было никого, кто нуждался бы в моей доброте.
  И тут я увидела ЕГО. Огромного чёрного жука, бегающего вдоль плинтуса в поисках выхода. Отчего-то ему не нравился мой офис (ну, дело вкуса, я-то балдею от просторов своей консервной банки) и он желал выбраться на волю.
  Окажись на моём месте злой и нехороший человек - жук так и погиб бы от нехватки кислорода и тоски по родине. А иной негодяй и вовсе мог просто раздавить его в мокрую лепёшку - в этом несовершенном мире полно живодёров-жуконенавистников. Но!
  Жуку несказанно повезло: на моё месте была я - фея добрых дел, друг жуков и просто славный человек.
  Я взяла пустой файлик, линейкой втюхала в него жука и, зажав файлик двумя пальцами, в вытянутой руке понесла его на свободу.
  В коридоре я столкнулась с двумя знакомыми молодыми людьми, которые посмотрели на меня как-то странно, потом остановились и спросили удивлённо:
  - Ты чего это?
  - Что, не видно? Жука спасаю! - ответила я и пошла дальше, напевая нетленное "твои добро-о-о по всей земле, твори добро-о-о другим во благо...".
  А они так и остались стоять и рассуждать про жару, тепловой удар, последствия недавнего смога и критические дни. Некоторые только и умеют трепаться, а чтоб добрые дела делать - на это у них таланта не хватает.
  Жук шмякнулся в травку, сказал "ол райт" и был таков. А я вернулась на своё рабочее место и подумала о том, что за такое количество добрых дел мне должны отпустить свыше все мои грехи. Ну ладно, не все, но хоть один к одному скостить можно?
  Достав из стола калькулятор, я произвела нехитрые расчёты. Из количества добых дел (четыре) вычитаем количество недавних грехов (два). По всему выходит, что я могу сегодня ещё два раза безнаказанно согрешить. Йух-ху, а вечер-то ещё только начинается!
  Отсюда мораль: творите добрые дела днём, и вечер будет в вашем полном распоряжении.

август 2010-го. Comments
Почему-то у многих покупательниц, принадлежащих к возрастной категории "кому за 40", я вызываю страстное желание, что называется, излить душу.
  Наверное, срабатывает тот же механизм, что и в поезде дальнего следования: выложить попутчику всю свою подноготную, немножко выплакаться, чуточку прихвастнуть, там нажаловаться, тут приукрасить, здесь - всё как на духу, аки перед Господом, и сойти с чистой совестью на своей станции, сняв груз с сердца и тяжесть с языка, осознавая, что больше ты никогда этого человека не увидишь и тайны твои он никому из знакомых не выдаст. Я, по крайней мере, катаясь по городам и весям, наслушалась под стук колёс таких историй, что "ЖД-рассказы" Дмитрия Быкова в сравнении с ними - труляля и детский лепет. Там не то что сборник рассказов - там романы писать можно, один другого удивительней.
  Так вот, продавец для многих покупательниц является зачастую именно таким "попутчиком" - случайно сошлись на короткий промежуток времени, поболтали о том о сём, да и разошлись, как в море корабли.
Беседа начинается обычно со слов "хочется, конечно, что-то подороже купить, поинтересней, но, знаете, мой муж такой жмот / бюджетник с мизерным окладом / у него совершенно нет вкуса / он содержит троих детей от первого брака..." - и понеслось. Вся история семьи, от рождения прабабушки Шарлотты Петровны в стоге сена под Армавиром до недавней женитьбы внука Сенечки на страхолюдине с во-о-от такими ногтями и без высшего образования, - всё до мелочей будет вам рассказано в те недолгие мгновения, пока вы показываете раскладку диванчика, предлагаете на выбор обивочные ткани и оформляете наряд-заказ.
  И расскажут вам всё это вовсе не потому, что вы прямо так уж к себе располагаете, у вас душа падре Адриана и глаза добрые-добрые, как у дедушки Ленина. Неа. Просто вы - лицо незаинтересованное, с подлыми родственниками, пытающимися оттяпать квартирку и дачу, вы не знакомы, соседку сверху, постоянно устраивающую протечки, не знаете, бывшего мужа-подлеца и его нынешнюю курву в глаза никогда не видели, да и вообще, сейчас вы есть, а через минуту вас уже не будет, а душа вроде как проветрена. К тому же, как говорила незабвенная Раиса Захаровна, "мы обе женщины, и я хочу, чтоб мы поняли друг друга".
  И я, конечно, женщина, и я понимаю, или, по меньшей мере, старательно делаю вид. Хотя иногда, признаться, так и хочется сказать: "Какое счастье, что это не я вышла замуж за Вашего внука Сенечку".
  Все, понятное дело, думают, что вот они высказались, облегчили душу, и забыли, и дело с концом. Продавщица тоже выслушала, посочувствовала и забыла, и никому никогда не выдаст эти их тайны Мадридского двора. И это логично. У продавщицы же на лбу не написано, что она - блоггерша, тысячница и пиздаболка, хаха.

  Тем не менее, встретить случайного попутчика, которому вы рассказывали свои интимные секреты всю дорогу по пути из Таганрога в Люксембург, действительно сложно, а вот столкнуться на улице или в супермаркете с продавцом, торгующим в вашем районе - проще простого. Но по сути это фигня, конечно. Ясно же, что я не побегу в вашу сторону, распахнув дружеские объятия и выкрикивая что-то типа: "Ах, милая, это и есть так потаскушка, на которой женился наш Сенечка?" или "Душенька, не этот ли муженёк погуливал от Вас в молодости с соседкой из десятой квартиры?".
  Но я, честно говоря, для удовлетворения своих словесно-поносных тягот предпочла бы всё-таки купить билет на поезд, нежели шуршать по душам с продавцом, которого запросто можно встретить возле собственной парадной.
  Потому что о чём ведь только не рассказывают: и про скупость мужей, и про нечистоплотность подруг, и про коварство невесток, и про собственные адюльтеры. Многие почему-то очень любят таинственным шёпотом пожаловаться на то, что теперь совершенно невозможно найти хорошего гинеколога (как будто я им прямо сейчас в мебельном магазине его предложу или сама возьмусь за лечение). С парикмахерами, портнихами и нянями в стране тоже, кстати, напряжёнка. И все они, вероятно, тоже прячутся в мебельных центрах.
  Обилие диванов и кроватей расслабляет людей, настраивая на эротический лад. Сейчас-то я уже привыкла, а первое время вздрагивала, когда слышала от интеллигентного вида женщин лет шестидесяти фразочки из серии "вот это траходром!". Причём, каждый, произнёсший эту остроту, уверен, что ниебически дивно пошутил, выдал охренительно эксклюзивный перл, и все окружающие сейчас от хохота повалятся на кафель. У меня в зале стоит диван со спальным местом два на два метра, и я эту эксклюзивную шутку слышу по пятнадцать раз в день на протяжении полутора лет. Воротит уже. Девочки лет четырнадцати-шестнадцати очень любят похихикать возле этого дивана и пошептаться громко, на публику: "Прикинь, чо можно на этой кровати делать, ихихи". И кинуть при этом на меня победный взгляд - дескать, этой старой тётке-то и невдомёк, каков полёт наших фантазий. Пуси вы мои, думает в это время старая тётка, выдавите сперва прыщики на лбу, а потом уж фантазируйте.
  Бабушки зачастую почему-то горят желанием выдать меня замуж за своих сыновей. Видимо, обозрев размеры моей жопы, полагают, что с такой женой сынка с голоду не помрётЬ. Печалятся, увидев кольцо на моём безымянном пальце. Успокаиваю их, сообщая, какова зарплата продавца. После долго рыдаем, уткнувшись друг другу в плечо.
  В общем, жизнь кипит у меня на работе.

  Ну и вы поняли, конечно, что эти три километра букв были всего лишь присказкой. Теперича сказка.
Comments

Здравствуй, дорогой дневник. Прости, что давно ничего в тебя не писала. Были причины.
  О последствиях этих причин мне уже пятый день рассказывают подружки и напоминает печень. Зато у меня есть повод гордиться своей памятью: она хранит только хорошее, а всё плохое и позорное стирает напрочь. Поэтому мне совершенно не стыдно за празднование Первомая. Вот ещё подружкам бы рты позакрывать...
  Впрочем, дорогой дневник, я думаю, что все их рассказы - клевета и коварный вымысел. Ты же знаешь, что я - приличная женщина, а приличная женщина до состояния беспамятства ужраться не может.
  В общем, дорогой дневник, я считаю так: ежели я чего не помню, так его и не было. Поэтому я просто перескажу, что мне наговорили девочки, чтобы ты, дорогой дневник, мог подивиться полёту их фантазии. Ибо ложь всё, ложь несусветная и сплошные наговоры. Не верь.

  Итак, что я помню, собственно. Помню, Клавка была, и подруга при ей.
  Был обычный серый питерский вечер рабочий день. Да, у нас, работников антисоветской торговли, первое мая является обычным рабочим днём, потому как в деле обсчёта и обвеса покупателей выходных быть не может.
  Мадам была с бодуна, ибо накануне отмечала день рождения родительницы. Голова слегка болела, во рту наблюдалась сухость, в печени - лёгкое покалывание, а так-то всё нормально - мы, слава Бахусу, привычные.
  Девочки на работе встретили меня стандартным примитивным вопросом: "Бухать будем?". Я категорически отказалась. Девочки несказанно удивились, ибо где такое видано, чтоб я отказывалась. Уговаривали, умоляли, угрожали. Я была непреклонна, как скала Огастес. Ровно до той поры, пока перед носом моим не появилась красивая, запотевшая, только что из холодильничка, бутылка пива "Редс". Истинный яблочный компотик, градусы - ни о чём, вкусняшечка. Да после вчерашнего-то... Это ж надо быть ходячей лямблией, чтоб от такого угощения отказаться.
  Вот с этой безобидной нямочки и началось моё интеллектуальное падение.
Comments

В ленте все радостно сообщают о том, что с концом света нас опять нагрели. Ну, не знаю, как у вас, а у нас в магазине он всё-таки состоялся. Как раз 21-го мая, как и было обещано Великим Гарольдом Кемпингом. Правда, не в шесть часов утра по Москве, а после полудня по Питеру, но это уже мелочи, не станем придираться к старичку Гарольду.
  Я сперва не хотела об этом писать, потом решила, что напишу в своём девочковом сообществе, но двухдневный запой расслабил меня и я решила, как обычно: да ладно, что уж там, все свои. Завтра я, конечно, протрезвею и пожалею об этом поступке, но это будет завтра.
  Хочу заранее предупредить: не рекомендуется заглядывать под кат людям с тонкой душевной организацией, людям, склонным к депрессиям, людям страдающим болезнями желудочно-кишечного тракта, а так же несовершеннолетним, беременным, ханжам и тем, кто любит почитать за едой. Я снимаю с себя всякую ответственность за последствия, если что.
 
  У нас в магазине работает одна загадочная женщина по имени Марина - существо странное и на всю голову больное. О её встречах с инопланетянами ходят легенды, истории о её любовных похождениях передаются из уст в уста, её стихами собственного сочинения заслушивается весь торговый центр. Причём, все умоляют её прекратить читать стихи, но пока безрезультатно.
  А какое удовольствие доставляют нам анекдоты в её исполнении! Сперва она бегает по этажу с криками: "Девочки, я вам сейчас расскажу такой анекдот! Подождите, послушайте, это такая умора! Вы умрёте от смеха!" Девочки сразу вспоминают о каких-то неотложных делах, которые немедленно нужно доделать, и разбегаются в разные стороны, как тараканы от дихлофоса, но Марина настойчива и неугомонна. В итоге все сдаются и собираются в кучку. Тогда Марина начинает заливисто и заразительно хохотать, закрывая лицо руками, смахивая слёзы и приговаривая: "Ой, нет, я не могу... Я так смеялась, когда прочитала этот анекдот... Это так смешно, я сейчас умру..." Через несколько минут истерика начинает понемногу отпускать её и Марина приступает к анекдоту: "Ой, в общем, так... Я начало точно не помню, но там, в общем, про одну тётку... Чёрт, забыла. Ну ладно, потом вспомню и расскажу". За полтора года работы я пока не услышала ни одного анекдота, но я жду и надеюсь, потому что очень хочу умереть от смеха.
  Однажды ко мне на работу приехала моя московская френдесса Наташа, так Марина за каких-то полчаса успела и ей вынести весь мозг. Она раз двадцать встряла в наш разговор, игнорируя моё корректное "Марина, отвали", потом начала расспрашивать ошарашенную Наташу, действительно ли у меня есть блог в интернете, действительно ли Наташа его читает и действительно ли ей это нравится, потом сообщила, что она, Марина, тоже творческая личность, но пишет она исключительно любовную лирику. Как бы походя поинтересовалась, любит ли Наташа поэзию, и, получив положительный ответ, тут же сообщила, что сейчас почитает ей свои стихи. Я схватила Наташу в охапку и срочно уволокла в курилку, чем спасла её от неминуемого суицида, ибо пережить подобные литературные пытки без предварительной подготовки может не каждый.
  Ещё Марина танцует (ну кладезь талантов в человеке!). Её не смущают ни наши мольбы, ни насмешки, ни замечания, ни удивлённые взгляды прогуливающихся по магазину потенциальных покупателей. Стоит только какой-нибудь танцевальной мелодии зазвучать по радио, как Марина начинает эротично двигаться в такт. Войдя в раж, способна довести себя до оргазма практически. Наибольшим успехом пользуется у неё музыка в стиле "латинос". Я даже подумываю позвонить на радио и попросить не включать всякие мамбы в те дни, когда Марина на работе.
  И вот что меня больше всего поражает, так это то, что при всей своей долбанутости Марина пользуется бешеным успехом у противоположного пола. Ладно, ладно, это не те мужчины, о которых стоило бы мечтать, но они есть и их, блин, много! В её личной жизни кипят недетские страсти: там и сцены ревности, и драки самцов за право владения сокровищем, и километровые смс-ки, и бесконечные звонки с угрозами типа "если узнаю, что у тебя кто-то есть, я убью и его, и тебя, и себя", и караулящие у магазина поклонники на машинах, и прочие признаки нескучной жизни. Причём, с ними она ведёт себя точно так же: читает им любовную лирику собственного сочинения, танцует сальсу и рассказывает анекдоты, которые не помнит. И всё равно востребована. Парадокс.
  Мы сломали все извилины в мозгах, думая, как ей удаётся привлекать к себе такое количество пусть и не ахти каких завидных, но всё-таки кавалеров. Секрет раскрылся 21 мая. Именно это и имел в виду Гарольд Кемпинг, говоря о конце света, полагаю.

  Итак, секретов, собственно, два. Девочки, записываем. Мальчики, мотаем на ус.
Comments

А вот всё забываю рассказать.
  Шла я тут намедни вечером с работы. Ещё до сезона дождей.
  И до того на улочке славно было, что захотелось мне занырнуть в скверик, присесть на лавочку, подышать свежим воздухом да отравить его сигареточкой.
  Сказано - сделано. Занырнула, присела, дышу, травлю. Книжку достала, читаю. Народу вокруг много - кто, как я, сидит, одиночеством наслаждается, кто тихонько переговаривается с соседом, кто с детишками возится. Тихо так, хорошо.
  В нескольких метрах от меня сидит на лавочке семья: молодые родители и девочка лет двух. Девочка увидела у кого-то из детей шоколадку и тоже, конечно, захотела. А как раз напротив их лавочки находится маленький магазинчик, только дорогу перейти.
  - Сходи, купи ей шоколадку, - попросила мама.
  - Ладно, - согласился папа.
  Поднялся, перешёл дорогу и, подойдя к магазину, обернулся и крикнул:
  - Маш, а какую шоколадку-то?
  - Да любую, - ответила мама.
  - Не, ну ты конкретно сказать можешь? - возмутился юный отец.
  - Купи ей "Твикс".
  - Ага, - кивнул папа и уже, было, взялся за ручку магазинной двери, но вдруг остановился и снова повернулся к жене.
  - Маш, а если не будет "Твикса"?
  - Купи другую... - устало произнесла жена.
  - А какую другую-то?
  - Какая будет .
  - Так их там много, наверное, - возмутился папа. - Откуда я знаю, что покупать?
  - Купи "Баунти", он там всегда есть, - вздохнула мама. И тут же добавила: - И попить чего-нибудь.
  Надо было видеть глаза молодого отца. Страх, боль, непонимание и вся скорбь еврейского народа отразились в его зрачках в этот момент.
  - Попи-и-ить? - в ужасе закричал он. - А что ей взять попить?
  - Пива, бля, - хотелось сказать мне, но я, конечно, промолчала.
  Отдыхающий в скверике народ притих, отвлёкся от книжек и разговоров, и с любопытством следил за беседой молодых родителей. Хотя, думаю, каждый понимал, что будет дальше.
  - Купи детскую водичку "Агуша", - сказала мама.
  - А если её не будет, тогда что? - традиционно завёл песню папа.
  - Ну сок какой-нибудь в маленькой коробочке.
  - Ладно. А какой сок?
  - Абрикосовый возьми.
  - А если абрикосового не будет, то какой? - не унимался папа.
  Подозреваю, что не мне одной хотелось сказать: "Зайди уже в магазин, мудила, и купи что-нибудь ребёнку!"
  Но не скажешь ведь. Ибо уронишь в глазах дочери авторитет отца.

  А история закончилась до банального просто: мама подхватила дочку на руки и поплелась в магазин.

июнь 2011-го. Comments
Замученная тяжёлой неволей и измотанная бешеным ритмом работы, не слишком медленно, но на удивление верно схожу с ума. Всё, как я люблю: подавленное настроение, истерики, аритмия и, как следствие, жесточайший депрессняк.
  Муж мой, имеющий за плечами многолетний опыт общения с женой-неврастеничкой, не мудрствуя лукаво избрал единственно правильный выход из сложившейся ситуации. Нет, не выгнал меня из дома, не ушёл в запой и не нашёл себе более уравновешенную полюбовницу. Он просто сгрёб меня в охапку, затолкал в машину, увёз в дремучий лес, привязал к осине и оставил умирать притащил на дачу.
  Один день на свежем воздухе, две бутылки яблочного пива, полтора часа глубочайшего сна в гамаке и двадцать минут рыданий и жалоб у бабушкиной могилы - и я спокойна, как танк. Можно снова рваться в бой.

  На подъезде к посёлку нас встретил такой вот красавец. Две минутки любования - и депрессия начала отходить.
Comments

Уж сколько раз твердили миру: если слушаете в машине попсу по радио, то не вникайте в смысл текста. А то можно ведь спровоцировать аварийную ситуацию от неожиданности.
  Я имела неосторожность сегодня вслушаться в слова песни Валерии "Птица-разлука". Зачем? Мне это было надо?
  К счастью, за рулём в этот трагический момент находился муж, поэтому автомобильной катастрофы не случилось.
  Это не песня, ребята. Это революция в сфере ботаники. Мичурин отдыхает.

     Текст:
     Птица-разлука,
     Если ты моя подруга,
     Я с тобой вернусь домой,
     В зелёную тайгу,
     Где брусника на лугу.

  Брусника на лугу.
  Брусника. На лугу.
  Ух ты.
  И огурцы на пальмах.

  Никто случайно не знает, кто автор этих нетленных строк? Может, у этого селекционера есть ЖЖ? Я бы ему написала в комментариях, что он дурак.
  Причём, дурак безграмотный. Ибо "на поляне два костра, два брусничные куста" - это караул. Примерно как "два бисквитные пирога" или "два зелёные утюга".
  Да и само сравнение брусничных кустов с кострами возможно только в сильно обкуренном состоянии, потому как высота кустика брусники составляет примерно 20 сантиметров. Кострище!
  И ещё новое о бруснике: "ой, сладка ягода была". Слаще не едали, да. Аж жопа слипается.

  Если не ошибаюсь, Губерман написал: "Среди говна вы все поэты, среди поэтов вы - говно".
  Воистину.

июль 2011-го. Comments
Сижу я недавно на работе, и вдруг мне приходит смс: "Абонент +7 928 *** ** ** пытался позвонить Вам. Вызов не удался".
  "Ето хто ето?" - подумала я, но тут меня отвлекли и я про него забыла.
  На следующий день снова приходит смс с таким же содержанием и с тем же номером.
  "Да хтой-то такой-то?" - опять подумала я, но вопрос по-прежнему остался без ответа, ибо дела вновь закружили меня.
  Дома вспомнила про него. Решила - дай спрошу у Великого Яндекса, из какого это региона меня домогаются и всё никак домочься не могут.
  - А это, - говорит мне Яндекс, - "Мобиком-Кавказ" тебя возжелал.
  Я даже перекрестилась с перепугу. Зачем это, думаю, я Кавказу внезапно понадобилась?
  А потом вспомнила, что один мой знакомый, пребывающий в данное время на Кавказе, как раз недавно сменил номер телефона, а я забыла внести его в список контактов. Мне сразу стало ясно, с какого аула ветер дует, и я успокоилась. Звонить, думаю, не буду, потом спишемся в аське.
  Прихожу на следующий день на работу - и снова такая же смс-ка. Через минуту ещё одна. И ещё.
  Я, знаете ли, разволновалась. У меня, в принципе, проблем со связью на работе нет, но мало ли какие сбои. А раз человек столько дней пытается ко мне прорваться, значит, что-то важное случилось.
  Набрала номер. Сперва долго было занято, а потом мужской голос ответил: "Алё".
  - Ну, - спрашиваю, - чо трезвоним третий день? Пожар в кишлаке?
  - Какой пожар? - недоумевает он.
  - Не знаю, какой, - отвечаю я. - Видать, шляпа у тебя дымит, раз все телефонные провода оборвал.
  В трубке тишина.
Comments

Вечная проблема - что дарить на торжество - большинством моих знакомых решалась просто. На дни рождения, свадьбы, новоселья и прочие праздники они, как правило, одаривали меня комплектами постельного белья. Очень удобно, бюджетно и заморачиваться не надо. Принято считать, что постельного белья много не бывает и оно всегда нужно.
  Когда я сочеталась законным браком со своим нынешним кровопивцем, нам надарили столько комплектов постельного, что я думала, мы его до золотой свадьбы не угваздаем. У нас все ящики, полки и антресоли были завалены новыми упаковками. Любой цвет, любая фактура, любые размеры - хоть торгуй им возле метро. Мама предлагала потихоньку его раздаривать (нас же тоже иногда приглашают на дни рождения, свадьбы, новоселья и прочие праздники), но мы совершенно не помнили, кто какой комплект нам подарил. Эдак можно и опрофаниться: подарить человеку то самое бельё, которое он нам купил.
  Утонув в этом бязево-сатинном ворохе, я взвыла. И, когда кто-нибудь, задумываясь о подарке, спрашивал, чего бы мне хотелось, я кричала: "Только не постельное бельё!"
  Со временем весть о том, что меня сразил страшный недуг - боязнь постельного белья, - распространилась среди всех знакомых. Ассортимент подарков резко изменился. Да-да-да, теперь я могу торговать возле метро парфюмом. Теперь он занимает у меня все ящики, полки и антресоли. Мои знакомые такие оригиналы по части выбора подарков... Впрочем, как и я.
  Так вот. Беда, как это всегда бывает, грянула неожиданно.
  Поскольку белья было нереально много, я с ним не церемонилась. Чуть маленькая дырочка, или полиняет оно при стирке - на выброс, не мешкая. Его же горы, горы!
  И вдруг оно закончилось. Недавно я с ужасом обнаружила, что в доме осталось всего два полных комплекта. А до золотой свадьбы, меж тем, ещё 36 лет! И на чём нам эти 36 лет спать - совершенно не ясно.
  Я всполошилась. Накануне дня рождения стала делать недвусмысленные намёки знакомым по поводу подарка, но все решили, что я прикалываюсь, и ни одна зараза постельное бельё мне не подарила.
  Собравшись с духом, я приняла непростое решение: куплю бельё сама. Ужас. Если бы кто-то несколько лет назад сказал мне, что в мою голову однажды придёт такая мысль, я бы его высмеяла.
  Однако, принять решение и воплотить его в жизнь - это, как говорил наш учитель математики, "две большие разницы". Свободного времени у меня сейчас практически нет, а тратить на это обеденный перерыв жалко.
  И вот прошлой ночью... Случилось страшное, да.
  Я во сне сражалась за Родину, мочила белогвардейскую нечисть где-то в диких степях Забайкалья (где золото роют в горах) и кааак дала одному супостату пяткой по колену! Да так мощно, что раздался оглушительный хруст. Сперва я решила, что это затрещали его связки и сухожилия, но тут же проснулась и поняла, что трещал пододеяльник.
  Рубанула я его основательно, да не по шву, а в мясо просто. Считаю, белогвардейцам крупно повезло, что мы с ними разминулись во времени. Я прямо чума какая-то, если дело касается борьбы за правое дело.
  В общем, хочешь не хочешь, а в магазин идти надо.
  Пошла сегодня в обеденный перерыв. Встала у прилавка и растерялась, ибо осознала вдруг, что сама себе постельное бельё я не покупала ни разу в жизни.
Comments

Ездила в субботу в Зеленогорск. Полна впечатлений.

  На Финбане (это Финляндский вокзал, если кто не в курсе) привязалась бабуська. Сперва спросила, как пройти к билетным кассам, а потом стала рассказывать, что у неё в Хийтоле дом, коза и неженатый сын. Руки, говорит, золотые, по хозяйству всё делать умеет, но лентяй и работать не хочет. Вот если б, говорит, нашлась такая женщина, чтоб заставила его работать - до чего было бы хорошо. А то у них там, в Хийтоле, все женщины, как одна, курят, пьют и сами работать не хотят - тьфу.
  Рассказывает она мне это всё, а сама оценивающе так меня разглядывает. А потом подводит итог:
  - Вот Вы бы его работать заставили!
  Отож. И его, и козу, и саму бабуську.
  До того прилипучая старушка оказалась - не передать. Уже мысленно нас обвенчала и начала возводить пристройку к дому. Я и так от неё уворачиваюсь, и эдак, семь раз попрощалась, сказав, что у меня сейчас электричка уйдёт - ноль внимания. Вцепилась, как клещ одному моему знакомому в яйца (я вам не рассказывала, как одному мому знакомому в яйца вцепился клещ? потом расскажу) - и не отвязывается.
  Вообще, заметила тенденцию: все старушки до одури хотят заполучить меня в невестки. Прямо спят и видят. До тех пор, пока не заполучат (потом весь их энтузиазм куда-то исчезает).
  В итоге пришлось сообщить, что я не гожусь на эту роль, потому что тоже пью, курю, работать не хочу, да к тому же замужем. Бабуська разочарованно махнула рукой и моменально испарилась. Вот так я профукала своё счастье в виде хийтольской козы.

  В электричке Санкт-Петербург - Кирилловское работает контролёром Роберт Рождественский.
  Нет, по субботам я травку не курю. И трезва была, как никогда. У него на бейджике действительно чёрным по белому было написано: "Рождественский Роберт Александрович".
  Я ждала, что сейчас он скажет что-то типа
  А между мною и тобой - билет,
  Важнейший документ,
  Надёжный амулет.
  Я предъявить тебе его велю,
  Ведь "зайцев" я ужасно не люблю...
  Или что между нами завяжется такая поэтическая дискуссия:
  - Отдать тебе билет?
  - Отдай!
  - Но он в грязи...
  - Отдай в грязи!
  - Я порыдать хочу...
  - Рыдай!
  - И в сумке повозить...
  - Вози!
  - А если не отдам?
  - Убью!
  - А если разорву?
  - Умру!
  Ну и так далее.
  Но ничего этого не случилось. Роберт Рождественский молча посмотрел на мой билет, кивнул и равнодушно пошёл дальше. Не те нынче Роберты Рождественские, тоскливые времена.
Comments

В июне я устраивалась на новую работу, в связи с чем появилась необходимость сделать флюорографию.
  Раньше за этим счастьем я всегда ходила в противотуберкулёзный диспансер на Каменноостровском. Там было очень весело: нужно было быстро определить свою половую принадлежность и с толпой себе подобных пройти в раздевалку. Там необходимо было быстро раздеться до пояса и, цокая зубами от холода, стоять в очереди, стыдливо прикрывая руками сиськи (в моём случае, кстати, совершенно бессмысленное занятие - по инерции прикрываешь, вроде, но понимаешь, что рук категорически не хватает). Холодно там было всегда, даже если на улице царила страшная жара, поэтому раздеваться нужно быстро: чем скорее скинешь с себя шмотки, тем скорее пройдёшь процедуру. Появлялся практически спортивный азарт. Но меня всегда опережали плоские дамочки, не носящие лифчиков, поэтому прийти к финишу первой мне так ни разу и не удалось.
  Самый кайф начинался в кабинке. Там, как вы знаете, нужно плотно прижаться грудью к экрану и - "не дышим! дышим! не дышим!" А экран металлический, холодный - бррр. Соски становятся твёрдыми, как камни - не всякий мужчина способен довести их до такого состояния.
  А ещё я всю жизнь хожу с длинными волосами, и они обычно распущены. Перед этой фотосессией приходилось закалывать их на макушке, и я становилась похожа на опухшего Чиполлино.

  Года два назад произошёл курьёзный случай.
  Пошла я на Каменноостровский делать флюорографию, а заколку взять забыла. Ладно, думаю, подержу волосы руками. Не тут-то было. Флюорографическая тётенька была не в духе, на всех рычала, злилась, а когда увидела мои космы, свисающие, как выражается мой муж, "до развилки", и вовсе озверела.
  - Немедленно заколите волосы наверх! - потребовала она.
  Я втянула голову в плечи и извиняющимся голосом промямлила:
  - Я заколку забыла...
  - А Вы что, не знали, куда идте? - гаркнула тётенька. - Первый раз снимок делаете?
  И, затолкав меня пинками в кабинку, проорала:
  - Волосы в рот!
  Я думала, что ослышалась.
  - Что? - переспросила.
  - Волосы в рот! - повторно приказала хозяйка кабинета.
  Мне сразу вспомнилось нетленное "в рот мне ноги" и я поняла, что сейчас заржу. Однако, спорить с этим Дэвидом Блэйном в белом халате я не рискнула (хотелось выйти из её кабинета без телесных повреждений), поэтому безропотно скрутила волосы жгутом и зажала зубами.
  И вот стою я в кабинке, прижимаюсь голыми титьками к ледяному экрану, держу руки, как велено, на поясе, а волосы - во рту. И чувствую себя дура дурой. Представляю, как сейчас резко распахнётся дверь кабинки, а за ней - множество людей, камеры, софиты, направленные на меня объективы фотоаппаратов, вспышки, аплодисменты, и громкий мужской голос радостно произносит: "Улыбнитесь, Вас снимает скрытая камера!" И назавтра - про всем телеканалам: "Вся правда о петербургских блогерах! Голая Япритопала жрёт собственные волосы в кабинке флюорографической станции!"
  И тут я не смогла уже себя сдерживать. Меня пробрало.
  - Что Вы там трясётесь? - негодовала флюоротётенька. А там не то что я - там вся кабинка ходуном ходила.
  В общем, с горем пополам сделали мы эти снимки. Выходила я оттуда, корчась от смеха, провожаемая злобным взглядом царицы рентгеновских лучей, и испытывая жуткую неловкость перед женщинами, клацкающими зубами от холода в ожидании своей очереди. Думаю, они все решили, что я дебилка.
Comments

Воскресное утро. На часах 8:05. После напряжённой трудовой ночи (эй, без пошлостей!) шагаю по Невскому. Машин мало, пешеходов ещё меньше. Возле Театра Комедии им. Акимова две женщины в ярко-зелёных жилетах метут асфальт.
  - А семачек-то наплявали, - громко возмущается одна.
  - Теятралы хуевы! - поддерживает её другая.

октябрь 2011-го. Comments
Прихожу сегодня на работу, заглядываю в свой кабинет и с диким визгом вылетаю обратно. Потому что прямо посреди кабинета, на полу, сидит вот это:
Comments

Когда я была совсем крошечной Япритопалой (раз в десять меньше, чем сейчас), мне всё время казалось, что в фильме "Приключения Буратино" черепаха Тортила поёт: "Затянулась Буратиной..." И я всё никак не могла понять, как это что-то может затянуться маленьким деревянным мальчиком. Потом мама мне объяснила, что не "Буратиной", а "бурой тиной", и долгие годы я жила, веря этому объяснению.
  Сегодня всё изменилось. Привычный мир пошатнулся и пошёл трещинами, детская уверенность в непогрешимости старой мудрой черепахи рухнула и накрылась панцирем.
  Я приехала на работу, а сигареты забыла дома. Прискакали девочки, позвали на перекур. Пришлось прикинуться сиротинушкой и стрельнуть. Люди у нас добрые, угостили (мне не было стыдно, потому что эти добрые люди у меня постоянно сигареты стреляют).
  Пришли мы в курилку, уселись в рядок. Взяла я любезно предоставленную мне сигарету. А сигарета была не тоненькая, а обычная. Если не ошибаюсь, "Норд стар".
  Тут надо отметить, что у человека, много лет курящего тонкие "Esse", простые толстые сигаретки вызывают почти эротические ассоциации. Очень непривычно. Губы, простите, не смыкаются, и вспоминается пошлый стишок из юности: "Сигареты марки «Ту» заменяют х** во рту".
  Но дарёному коню, как известно, в зубы не смотрят. Я сама терпеть не могу людей, которые просят закурить, а увидев сигарету морщат нос: "Ой, такое я не курю". Или приходят попросить кофе, ты им протягиваешь банку, а они тебе: "Фу, растворимый..." Или спрашивают, нет ли у тебя кусочка хлеба, ты им отрываешь от сердца последнюю горбушку, а они: "У-у-у... ржаной... ну ладно уж, какой есть" - типа, одолжение сделали, взяли только ради того, чтоб не обидеть. Да, я на дух не переношу таких людей, и сама никогда так себя не веду. И если человек, однажды скрививший морду на предложенную мной сигарету, потом снова подходит ко мне и просит закурить, я сразу рассказываю ему ещё одно дивное стихотворение из моей юности: "Х**, завёрнутый в газету, заменяет сигарету" (я люблю поэзию, да).
  И вот, значит, уселись мы в курилке, взяла я эту толстую сигарету, кое-как затолкала её в рот, прикурила, и вдруг она ка-а-ак полыхнёт! Сопровождаемое оглушительным треском синее пламя взвилось до потолка, и то, что мне при этом не опалило чёлку, можно считать чудом. Все оцепенели, а я даже подскочила от испуга. Таких фейерверков я не видела с тех пор, как перестала курить болгарские сигареты - уже и забыла, что такое вообще бывает. "Родопи" и "Стерва", помню, частенько радовали наличием щепок. И ещё "Опал" («девять лет курил "Опал", на десятый х** отпал». Простите, очень поэтическое настроение сегодня - весна).
  В общем, лет семнадцать, если не больше, не попадались мне щепки в сигаретах, и вот вам пожалуйста. Огромная такая, почти до фильтра.
  - Это даже не щепка, - сказала я, - это полено какое-то.
  Вот тут-то и вспомнилась мне песня черепахи Тортилы. И я поняла смысл слов "затянулась Буратиной".
  Старая парарептилия курила! Забравшись в свой панцирь, втихаря смолила дешёвые сигареты. Заманивала в своё болото глупых деревянных мальчиков, отколупывала от них щепки и крошила в табачок - хорошенький пример для подрастающего поколения. А ещё в шляпе и с пенсне, подумать только.
  Впрочем, возможно, меня просто сбил с толку попавшийся мне в сигарете кусок бревна, и я возвожу на престарелую еmys orbicularis напраслину. Сейчас специально послушала песню - действительно, она поёт "затянулась бурой тиной". Отлегло немного.
  Значит, Тортила всё-таки не курила маленьких деревянных мальчиков. Она курила бурую тину. Подозреваю, что тину для неё закупали у Дуремара лягушки.
  Это многое объясняет, кстати. И то, что взгляд черепахи был беспечным и наивным, и то, что всё вокруг казалось ей дивным... А вот это: "Никогда не знай покоя, плачь и смейся невпопад... драться надо - так дерись... "? Резкая смена настроения, беспричинное возбуждение, агрессивное поведение, ощущение безмятежности и эйфории, изменение восприятия внешнего мира, галлюцинации - это же явные признаки употребления наркотических средств. "Я сама была такою" - сообщает нам старый плавучий чемодан, подтверждая тем самым наши опасения. И подбивает на это дело неразумного ребёнка Буратино - дескать, давай, дружок, затянись и ты бурой тиной, не бойся, я вон пыхаю потихоньку - и ничего, живу триста лет, песни пою, на листе кувшинки катаюсь. Опять же, многократное упоминание того, что ей уже триста лет - это ведь тоже странно. Черепахи живут гораздо меньше, как известно. Я сама, бывает, выпью лишнего и думаю, что мне 23 года и я длинноногая блондинка. А Тортилу, стало быть, в другую сторону глючит - ей кажется, что она живёт уже триста лет. Провалы в памяти - тоже верный признак. О том, что золотым ключиком нужно открыть дверцу, она помнит, а о том, где эта дверца находится - нет.
  В общем, чем именно затягивалась старая черепаха - щепками, оторванными от Буратино или тиной - это не так и важно. Важно то, что она курила и подбивала на это дело ребёнка.
  А я столько лет считала её мудрой и порядочной пожилой женщиной. Сплошное разочарование. Свет поблёк, закончилося детство.

март 2012-го. Comments
В понедельник ездили с мужем в Апраксин двор за бусинками, камушками и всякой фурнитурой. Во мне внезапно проснулся бисероплёт.
Налетела на лавку, как сорока, набрала целый пакет красивых блестящих штук. Довольная собой, схватила мужа за рукав и собралась тащить в рыболовный магазин за леской. Однако, муж вдруг заартачился, ибо в нём внезапно проснулся шопоголик. А я дюже не люблю, когда его шопоголик просыпается в одно время с моим бисероплётом.
Шопоголик проснулся, потянулся и распоясался. Стал канючить мужниным голосом:
- Подожди... Мне тут надо кое-что купить... Бу-бу-бу...
Начала объяснять ему, что это девочковый магазин и мальчикам тут делать нечего. Мальчикам нужно идти в рыболовный за леской, давай-давай, шевели штанинами.
Муж упёрся рогом (нашёл ему применение, наконец), и заверещал, что ему позарез нужна во-о-он та штучка. "Штучкой" оказалось какое-то дурацкое горизонтальное крутящееся зеркало с подсветкой. Говна в доме мало.
Тогда я ему говорю:
- Пуся, не надо бросать деньги на ветер. У нас отпуск через три месяца, а денег - только на билеты. Нам нужно копить, откладывать потихоньку. Мы не можем позволить себе покупку любого увиденного барахла, мы должны сейчас тратить деньги только на самое необходимое, самое важное и самое нужное. На меня.
Моя рассудительность вкупе с гениальной способностью аргументированно отстаивать свою точку зрения сделала своё дело: крутящуюся фигню мы не купили. Люди вообще редко вступают со мной в спор, особенно те люди, которые знают, что в случае неповиновения они рискуют остаться без ужина.
Однако, несмотря на то, что мне удалось оторвать мужа от прилавка, в рыболовный магазин мы не успели. В шесть часов вечера Апрашка вымирает.
Но леска-то мне нужна. А всякий мужчина, живший со мной под одной крышей, в курсе: если мне что-то взбрендило купить прямо сейчас - лучше это сделать. Просто чтобы сделать мне приятное. Ну и не осложнять самому себе и без того поганую жизнь.
Поэтому, когда мы вышли с территории Апраксина двора (кто-то молча, а кто-то - шипя "всё из-за тебя, послал же бог муженька, зеркальце ему приспичило, царевна хренова, не люблю тебя"), супруг вспомнил, что среди магазинчиков, расположенных вдоль Садовой улицы, раньше был рыболовный. И мы поплелись туда.
Каждый, кто ходил по Садовой вдоль Апрашки, знает, какой там жуткий пол и какие ужасные ступеньки. В потёмках главной вашей задачей становится не поиск нужных товаров, а сохранение равновесия.
И именно в тот момент, когда я подумала, что хорошо бы не навернуться, я, конечно, споткнулась.
Поняв, что сейчас я плашмя грохнусь на пол, разбросаю зубы по Садовой и ноздрями землю втяну, я перепугалась и начала адски балансировать, хватаясь за мужа. Такой слон-канатоходец.
Не упала, слава богу (спасла Питер от землетрясения), но ногу подвернула. А нога у меня проблемная. После травмы, полученной ещё в школьные годы, моя коленная чашечка ведёт себя безобразно: если споткнусь, или ударюсь, или просто ноги устанут, эта чашечка с криком "эгегейбля!" убегает куда-то в сторону. И мне приходится осторожно ставить её на законное место (я киборг!).
Иногда быстро привести чашечку к общему знаменателю не удаётся, она упирается и отказывается вставать на место. Эдак, бывает, встанешь раком посреди Невского и ну давай себя за колено дёргать, нашёптывая волшебные слова "ёптваюмать" и "ебиттвоювкорень". А вокруг люди ходят, улыбаются сочувственно: думают, дебилка.
Но вообще-то это довольно-таки больно.
Поскольку в этот раз чашечка усвистала в даль светлую в присутствии моего мужа, ему и пришлось заниматься возвращением блудной дочери на место. Спорить с ним она не стала, вернулась быстро. Хромала я, однако, до ночи.
Рыболовного магазина на Садовой не оказалось и мы пошли к машине. Кто-то шёл молча, а кто-то - шипя: "Такую-то мать, всё из-за тебя, за что я вышла замуж, куда ты меня потащил, чуть инвалидом не стала, не люблю тебя".
Домой вернулись без лески. Я сидела на диване, потирала бедное колено и приговаривала:
- Пуся, я колено же вывихнула, пожалей.
Но можно ли ждать жалости и сочувствия от человека, который, видя мои страдания, кружился по комнате в одних семейных трусах, кокетливо придерживая их пальцами, как первоклассница юбочку, и напевал:
- Милая моя, чучело хромое, где, в каких краях, вывихнешь второе?
Пятый десяток мужику. Усы бреет, погоны носит, права водительские имеет. А сердца-то нет.

ноябрь 2012-го. Comments
Ноги у меня ещё не сгибаются, но руки почти уже не дрожат и я могу описать события сегодняшнего вечера.
  Погуляла я сегодня с московскими товарищами по центру, проводила их до автобуса, вся такая расслабленная и умиротворённая, кофейком напоённая, дождалась мужа и поехали мы с ним в Приморский парк Победы медитировать на белочек. Семечек по пути купили, то-сё. Ничто не предвещало беды.
  То, что вечер перестаёт быть томным, стало понятно, когда муж в сотый раз затянул песню про аттракционы. И канючит и канючит: пошли, говорит, на новой горке разок прокатимся. А меня не так пугает сама горка, как её название: "Великолукский мясокомбинат". Страшно укататься в фарш и паштет.
  Я сперва привычно отбрыкивалась от его нескромного предложения, а потом думаю: а чёрт с тобой, поехали. Лет на пять отстанешь от меня с этой ерундой. Мы с ним раз на колесе обозрения катались, и на самом верху я попросила меня сфотографировать. А фотоаппарат в мешке был, а мешок - в ногах. И мужу надо было руки от поручня оторвать, чтоб его достать. Таким зелёненьким я мужа никогда не видела. На протяжении следующей пятилетки предложений покататься на колесе обозрения от него не поступало. Накаталси старый.
  В общем, согласилась я на этот мясокомбинат. Приходим, а он не работает. Пустые вагончики по горке гоняют, пассажиров не берут.
  Ну я выдохнула с облегчением и мы пошли гулять по Диво-острову. И дошли до этой катапульты, ни скрипа ей, ни ржавчины.
  А я ж осмелевшая уже, бравая такая бабёшка, на адреналинчик настроенная. Мозг уснул, включилась дурость. Во, говорю, раз тушёнки великолукского мясокомбината из нас не получилось, давай в пробки от шампанского поиграем.
  Дальше всё как в тумане. Пошли к кассе, купили билеты, встали в очередь, хихикаем, песню поём про "словно вдоль по Питерской, Питерской, пронёсся над землёй". Я вовсе распоясалась, говорю: я - валькирия! Я чёрная ночь, я летучая мышь! Весело дуракам. Муж ещё возмущался, зачем музыка рядом так громко включена - не даёт людям моими романсами наслаждаться.
  Очередь ещё такую нехилую отстояли. Мозг продолжал дремать.
  Включился он, когда перед нами оставалось два человека. Муж как бы ненароком спросил у молодого мальчика, пристёгивающего жертвы к креслам, какова высота полёта. Мальчик сказал: 75 метров. Вот тут-то туман и рассеялся.
  Я говорю: где тут выход? Мужчина сзади меня отвечает: выхода нет, ключ поверни - и полетели". И муж зелёненький. И наша очередь.
  Деваться некуда, засунули чресла в кресла. Дальше - мрак, ужас и песдетс. Зато мы сразу поняли, зачем там громкая музыка. Чтоб матюгов никто не слышал.
  Муж орал, как потерпевший. Я не орала, у меня всё переклинило от страха. Но рот был открыт, факт, потому что челюсти свело.
  Временное помутнение рассудка добавило нам седых волос и отняло десять лет жизни. И это... хорошо, что мы не обедали. Иначе мог случиться конфуз.
  Потом мы долго молча курили. Потом мой муж, который почти никогда не матерится, посмотрел на меня и спросил: "Куся, вот нахуя?". Ответа не последовало, потому что я всё ещё не могла издавать никакие звуки.
  Долго гуляли на негнущихся ногах по Диво-острову. Много думали. О мире, о космосе, о стариках-родителях и прочем важном.
  На выходе я увидела аттракцион "Шейкер". Чувство юмора моё встрепенулось и я говорю мужу: давай на этом покатаемся?
  Я уже говорила, что мой муж практически не ругается матом? Так вот, сегодня для меня было сделано трёхэтажное исключение:)
  Вот та самая катапульта. Теперь - только тихие настольные игры и кипячёное молочко на ночь.
Comments

Сижу сейчас, традиционно никого не трогаю, курю и пишу шаловливое электронное письмо заказчику. Вдруг зазвонил мобильник. Номер незнакомый. Беру трубку и бодренько так говорю: "Алё".
  А из трубки раздаётся мужской голос:
  - Андрей Михайлович, здравствуйте!
  Я аж дымом поперхнулась. Но быстро взяла себя в руки и отвечаю:
  - Здравствуйте, я - Андрей Михайлович, и я Вас внимательно слушаю.
  Ну, думаю, сейчас человек либо засмущается, либо рассмеётся, и на этом наша беседа закончится. Не тут-то было. Человек, не меняя интонации, сообщает:
  - Андрей Михайлович, я по поводу окон звоню.
  Вон оно что. Не просто так звонит, а по делу.
  А мы, Андреи Михайловичи, любопытные такие. И услужливые.
  - А что такое случилось с окнами? - спрашиваю.
  - К нам сегодня замерщик должен был приехать, но что-то его нет до сих пор.
  Каков подлец этот замерщик. Человек ждёт, волнуется, уже женщин от мужчин отличить не может, а он шляется где-то.
  Я говорю:
  - Товарищ, простите, с Вами всё в порядке?
  Но тут, видимо, приехал замерщик, потому что товарищ сказал "ой" и отключился.
Comments

В ночь с понедельника на вторник барыне не спалось. Сперва барыня думала, как обустроить Россию, потом - что же нам всё-таки делать со Сноуденом, а после - не купить ли ей синий сарафан. До сна ли тут?
В шесть часов утра барыню всё же сморило. Ей снился Сноуден в синем сарафане, танцующий на ромашковом лугу среди птичек и котят.
В 7:20 проснулся муж барыни.
Обычно в её выходные он собирается на работу тихо-тихо, как мышка, чтоб люлей не огрести ненароком не разбудить, а тут расшумелся, разгремелся как у себя дома. А у барыни сон чуткий, как у принцессы на горошине. Оне проснулись. Проснулись и поползли на кухню, теряя тапки, выяснять, по какому поводу тарарам.
Тарарам, естественно, был из-за пустяка: муж барыни не смог отыскать в холодильнике колбасу и, мучимый приступом голода, начал двигать и ронять разные банки, склянки, коробочки и прочие запасы.

А в холодильнике нашем сейчас действительно чёрт ногу сломит, потому что за последние полтора месяца у меня не было ни одного дня на нормальную полноценную уборку. Новая еда покупалась, а старая просто задвигалась вглубь холодильника с припевом "потом разберёмся, трам-пам-пам". В итоге у колбасы появился реальный шанс спастись от моего прожорливого мужа в этом бардаке, и она этот шанс не упустила.
Но если с мужем такой номер может пройти, то со мной-то - фигу. Не родилась ещё та колбаса, которую я не найду. Поэтому я лёгким движением бедра изящно отодвинула мужа в пыльный угол, и, пока он, стеная и плача, поднимался и ощупывал себя на предмет переломов, сама занялась поисками подлой колбасы.
- Только не отодвигай банку с огурцами! - предупредил меня муж, потирая ушибы.
- Почему это? - удивилась я.
- Там прячется бацилла Эбола - вирус массового уничтожения. Я только что видел её, она показала мне кукиш и скрылась за этой банкой.
- Ладно, - согласилась я и полезла на нижнюю полку.
За коробкой плавленного сыра мною было обнаружено нечто странное, твёрдое на ощупь и серое на вид.
- Это не твоя ли колбаса? - спросила я.
- А-а-а! - вскричал муж. - Это марбургский вирус! Брось его, брось, пульни в окно - пусть сдохнет всё живое!
- Когда я захочу уничтожить всё живое, я пульну в окно твои носки, - сказала я, продолжая рассматривать находку.
Находкой оказалась мёртвая сарделька.
- Может, ей и позавтракаешь? - предложила я. - Она мертва, ей всё равно, а колбасу в этом гадюшнике до ужина искать можно.
Муж тут же сказал, что он не голоден и вполне обойдётся кружкой кофе. Я успокоилась и собралась уже, было, идти досматривать сон про кокетку Сноудена, но тут взгляд мой упал на дверцу холодильника. Там, на полочке, между бутылкой молока и банкой горчицы, лежала, похихикивая, зловредная колбаса.
Я, конечно, страшно обрадовалась, потому что голодная смерть супруга не входила в мои планы на этот месяц. У меня день рождения на носу, а при таком печальном раскладе о подарках можно забыть.
Под довольное чавканье и урчание мужа я пошла досыпать. Однако, прежде, чем лечь, я решила посмотреться в зеркало. Как бы там ни было, а день нужно начинать с созерцания прекрасного.
Comments

На работе кромешный ад. Все люди как люди, ждут Новый год, потому что праздник, подарки, шампанское, выходные, а я его жду, потому что закончится, наконец, этот чёртов сезон, и можно будет вытянуть ноги. Конечно, если мне повезёт и я не протяну их раньше.
  Времени на плезиры нет, а разнообразия хочется. Поэтому придумываю себе развлечения сама.
  На этой неделе, например, забавлялась тем, что три дня подряд падала, как куль с говном. Это весело. Говорят, подземные толчки магнитудой 7,0 ощущались на острове Кюсю, а так же в районе горного массива Чунатундра.

  Первое падение Тунгусского метеорита произошло в понедельник, как и положено. Люди всегда начинают с понедельника все новые дела. Кто-то бросает курить, кто-то садится на диету, а я вот повадилась хряпаться.
  Обстоятельства таковы.
  Я шла по цеху, никого не трогала и падать совершенно не собиралась, даже в мыслях не было ничего подобного.
  И тут я увидела 20-литровую канистру, стоящую не на месте. Прямо в проходе - здрасьте.
  - Это что за бардак? - взвилась я и стала звать грузчиков.
  Но грузчики - это такие люди, которые всегда путаются под ногами, когда они не нужны, и мистическим образом исчезают в тот момент, когда возникает острая необходимость в их присутствии. Такие вот загадочные парни. Никому ещё не довелось разгадать тайну этой профессии.
  - Эгей! Эгегей! - крикнула я.
  - Сама такая! - отозвалось эхо.
  Поняв, что грузчиков можно ждать до первых подснежников, я решила сама перетащить канистру. Потому что мир ведь рухнет, если она ещё десять минут простоит не на месте. Канистра стоит не там, где надо, галактика в опасности! Скорей, скорей, нужно её спасать, ибо если не я, то кто?
  В общем, я засучила рукава, походкой штангиста Василия Алексеева подошла к канистре, сделала глубокий вдох, одной правой резко рванула канистру и вместе с ней полетела в сторону, как насекомое шмель. Потому что эта 20-литровая гадина оказалась совершенной пустой. А я ж не ожидала такого поворота событий, я её со всей своей дури дёрнула. А дури моей и на цистерну хватит.
  Правда, придя в себя, оторвав своё нелепое тело от бетонного пола и отряхнувшись от бумажной стружки - результата трудовых свершений флатовщика - я подумала, что закончилось всё как нельзя лучше. Потому что синяк на бедре - ерунда: поболит и пройдёт. Другое дело - позор. Вот дозвалась бы я грузчиков, они бы явились всей толпой (а они по одному почему-то не являются, на производстве же страшно, за каждым углом грузчика подстерегает опасность, скопом-то надёжней), устроила бы я им разнос, прочитала лекцию о пожарной безопасности, о дисциплине, о чистоте и порядке, о политической обстановке в Никарагуа (ну или куда там ещё меня занесёт волна азарта), они бы всё это выслушали, а потом самый хиленький из них поднял бы эту канистру мизинцем левой руки и елейным голосом, в котором подобострастие и раболепство отчего-то отдают ехидством, спросил: "Куда прикажете отнести непосильную ношу? Говорите быстрей, а то боюсь не удержать такую тяжесть". Знаем, проходили. Уж лучше грохнуться в одиночестве и отлежаться в пыльном углу, чем потом полгода слушать хихиканье за спиной.
Comments

Наша постоянная рубрика "Вита-дурак". Горячие новости.
  Пришла я сегодня с работы. Глядь, а стол компьютерный зачуханный какой-то. Явно кто-то вчера вечером сухарики на него крошил и пепел мимо пепельницы стряхивал. И этот кто-то, вероятней всего, - я.
  А я ж хозяюшка, барышня, мне за зачуханным столом сидеть хромосомный набор не позволяет. Взяла тряпочку, навела порядок. И стол намыла, и стоящий на нём сканер, и монитор. И клавиатуру почистила - между кнопочек ватной палочкой, чтоб глаз чистоте радовался.
  Притомилась, села, наконец, закурила. И тут вспомнила, что пепельницу не вытряхнула. А она битком уже.
  Да можно ли такое безобразие терпеть?
  Схватила пепельницу, стала вставать. Тут рука моя дрогнула и всё содержимое - на стол, на сканер, на клавиатуру. Зашибись прибралась.
  Выругалась вслух так, что хромосомный набор перекрестился.
  Ну что делать? Взяла тряпочку, навела порядок. Всё намыла, клавиатуру почистила, ватной палочкой прошлась. Пепельницу до блеска отдраила. Красота.
  Притомилась, села, докурила. Пепельницу от греха подальше отодвинула.
  Тут организм запросил живительной влаги. Не иначе, хромосомный набор пересох.
  Достала из холодильника бутылку сока с молочной сывороткой, встряхнула её хорошенько, открыла, глоток сделала и стала на комментарии к прошлому посту отвечать.
  Отвечаю такая и думаю: хорошо пошло, надо ещё глотнуть.
  Взяла бутылку в руку, встряхнула хорошенечко... А крышечку-то я, блять, не закрыла!
  И бОльшая часть содержимого - на стол, на сканер, на монитор, на клавиатуру, на меня. Такую-то мать. Спаслась одна только пепельница.
  Ту трёхэтажную фразу, которую я при этом выдала, мне вовек уже не повторить. Хромосомный набор махнул рукой и смирился.
  Ну что. Взяла тряпочку...
  Теперь сижу и шевельнуться боюсь. Хотела ногти накрасить, но что-то подсказывает мне, что не стОит. Не сегодня. Оттирать лак я уже не в силах.
  Сегодня надо уже, наверное, лечь спать, пока я всё к чертям не разрушила.

июль 2014-го. Comments
Я удивительный человек, если вы не в курсе. Я полна тайн и загадок, причём, о бОльшей их части сама до поры до времени не ведаю. Окружающие периодически открывают мне глаза на мои возможности и я всякий раз думаю: боже, боже, это всё я?! Как мало я, оказывается, знаю себя.
  Вот вам сегодняшний пример.
  Пришла я на работу. Налила себе чай. Только поднесла кружку ко рту, как вдруг ко мне заходит одна сотрудница.
  - Привет, - говорит она, - как провела выходные, как праздник отметила?
  - Привет, - отвечаю я и ставлю кружку на стол, вспоминая, какой праздник я должна была отметить в эти выходные. Понимаю, что что-то пропустила, а что именно - понятия не имею.
  Убедившись, что память ко мне сегодня неблагосклонна, сдаюсь.
  - А что праздновали-то? - спрашиваю.
  И получаю простой и лаконичный ответ:
  - День ВДВ же был.
  Первым делом я обрадовалась, что предусмотрительно поставила кружку с горячим чаем на стол. Я бы ошпарилась от неожиданности, без вариантов. А потом у меня перед глазами появляется картина: вот я, в тельняшке и берете, с криками "За ВДВ!", "Никто, кроме нас!" и "С любых высот - в любое пекло!" бегаю по Александровскому парку, размахивая флагом, после чего начинаю херачить об голову кирпичи.
  Это видение меня пугает. Богатая фантазия - мой бич, я искренне завидую людям, которые лишены этого сомнительного дара.
  Ещё больше меня пугает тот факт, что сотрудники считают это естественным. Прежде я и в мыслях не держала, что они такого мнения обо мне. А они, выходит, были уверены в том, что я времени даром не теряю и отрываюсь по   полной со своими боевыми корешами в голубых беретах.
  Отдышавшись и придя в себя, я стала искать на лице сотрудницы намёк на улыбку. Ну хотя бы неясную тень. Ничего подобного. Она спокойно наливала себе чай и ждала моего ответа.
  Троллит, догадалась я. Вот паразитка. Ну ничего, я тоже шутить умею.
  - Да отметила как обычно, - говорю ей. - Всё в лучших традициях: нажрались с мужиками, побили бутылки об голову, подрались, потом ныряли в фонтан. Ничего нового, ежегодная рутина.
  - Ммм... - промычала она, отпивая чай, после чего так же спокойно завела разговор на другую тему.
  На какую - не спрашивайте. Вроде бы, что-то о детях, но не уверена. Я не могла сосредоточиться на её словах, ибо изо всех сил пыталась унять вращенье собственных глаз. Волновалась, что раскрутятся и выпадут.
  Вот так, в обычной незатейливой беседе за завтраком, открылся мне очередной, доселе неизвестный, тайник моего внутреннего мира. Оказывается, знакомые ничуть не сомневаются в том, что я способна и на такое.
  С трепетом жду дня космонавтики. Наверняка откроются ещё какие-то факты обо мне. Не исключено, что я - тайный космонавт Гречка.
  Так что если у вас на языке давно вертелся вопрос "а не отмечала ли Япритопала день ВДВ?" (а он наверняка вертелся, ибо логичен абсолютно), то - вот. Почему бы и нет.

август 2014-го. Comments
Когда мы с сестрой были мелкими, нас на лето отправляли к бабушке. Сбагривали, так сказать.
  Бабушка в ту пору вовсю ещё работала, поэтому нам была предоставлена полная свобода действий.
  Времена были скучные и отвратительные: ни тебе маньяков, ни педофилов, ни гоняющих на бешеной скорости машин с пьяными идиотами за рулём. Вспомнить тошно. Каждый день благодарю святого Франциска и пресвятую деву Гваделупскую за то, что эта тоска осталась в прошлом.
  А тогда - да, гуляли себе дети и не боялись ни фига.
  Единственной нашей задачей было - являться вовремя к обеду и ужину. А в остальное время - воля вольная.
  Однако у сестры моей была маленькая проблемка: я. Она могла гулять где угодно, с кем угодно и сколько угодно, но везде и всюду она была обязана таскать с собой меня. А я, естественно, мешалась под ногами, вредничала и требовала к себе повышенного внимания, чем жутко раздражала её подруг и друзей.
  И вот как-то договорились друзья сестры поиграть в футбол. Мальчики против девочек. Моя сестра, как обычно, стояла на воротах.
  Собрался народ от восьми до двенадцати лет, а мне тогда ещё трёх не было, но я тоже мечтала стать футболистом.
  Будучи девицей азартной, я моментально включилась в игру, начала гоняться за мячом, расталкивая мальчишек, лупила по мячу ногами, не глядя, куда он, собственно, полетит (а какая разница?), а если видела, что ударить не успею, то просто кидалась на этот мяч, как Матросов на амбразуру, хватала его в руки и неслась с ним к сестре.
  Сначала старшие дети смеялись над моими стараниями, однако им это быстро осточертело и они выдвинули Владе ультиматум: "Либо ты уберёшь отсюда это мелкое чудовище, либо вы уйдёте вместе".
  Владе карьера Льва Яшина была дороже младшей сестры, поэтому она придумала дьявольский план.
У меня было платье в горошек с огро-о-омными карманами. Бабушка сшила специально, чтоб можно было всякие полезности в дом приносить: ну там цветные стёклышки, кусочки кварца, камушки, завявшие цветочки, фантики и прочие важные детские вещи. Опять же, каждый встречный норовил угостить конфеткой. Встречных было много и такое количество "Батончиков", "Лимончиков" и "Старта" мне было не осилить, а так - пожалуйста, карманы есть. Заныкала на чёрный день и все дела.
  И вот великий вратарь Влада перевернула меня вверх ногами, вытрясла из карманов все жизненноважные полезности и засунула вместо них два большущих камня. Камни накрепко приковали меня к одуванчиково-ромашковой поляне и не давали никакой возможности сдвинуться с места.
  Сначала я поорала для порядка, но быстро поняла, что детям, увлечённо гоняющим мяч, нет до моих воплей никакого дела. Тогда я угомонилась и стала обрывать растущие в пределах досягаемости одуванчики и ромашки и потрошить их на мелкие части. Это утомительное занятие вкупе с припекающим солнышком сделали своё дело: я вырубилась.
  Дети, наигравшись в футбол, придумали себе какое-то новое занятие и, напрочь забыв о моём существовании, ушли с футбольного поля. И даже родная сестра не вспомнила о том, что у неё вообще-то есть я.
  Когда я проснулась, то рядом никого не оказалось. Ни сестры, ни её друзей - вообще никого. Встать я не могла из-за этих камней, испугалась и заревела.
  Тут как раз бабушка шла с работы на обед и решила по пути посмотреть, нет ли нас на футбольном поле. Приходит, глядь - сидит в траве её младшая внучка с камнями в карманах и хнычет, а вокруг - ни души.
  Бабушка вздохнула, вытащила камни из платья в горошек, взяла меня на ручки и, успокаивая, понесла домой.
  Тем временем Влада засобиралась идти обедать и очухалась, что кой-чего забыла на футбольном поле. Прибегает, а меня нет. Она туда-сюда, всю землю вспахала, под каждый одуванчик заглянула - пропал ребёнок.
  Возвращаться домой без меня Влада побоялась. Это ж вам не двадцать копеек потерять - это ж она целого человека просрала.
  Бабушка, не дождавшись старшую внучку к обеду, не на шутку перепугалась. Побежала на работу, отпросилась и рванула на поиски. Со временем к этим поискам подключились все, кто встретился ей на пути.
  Нашли заплаканную Владу в больничном садике под кустом. Она рыдала и приговаривала: "Я потеряла сестрёнку, что же делать, я потеряла сестрёнку".
  Когда её успокоили и привели домой, я там уже вовсю готовила плацдарм для тихих игр: достала все танки, пистолеты, автоматы и прочие девочковые штучки и с нетерпением ждала сестру.
  Влада посмотрела на меня и сказала бабушке: "Какая же она сильная, оказывается - даже с камнями в карманах смогла прийти домой".
  Наверное, именно тогда я поняла, что быть сильной совсем не сложно - главное, чтоб рядом был человек, который вынет камни из твоих карманов, возьмёт тебя на ручки и успокоит.

май 2009-го. Comments
Уже давно заметила такую особенность: если рассказываешь людям что-то хорошее из своей жизни, то они смотрят с сомнением, дескать, а не привираешь ли ты, подруга. Но вот в говно верят все, сразу и безоговорочно. Потому что слишком много хорошего - это что-то из области фантастики, а вот говнецо - это жизненно, это по-нашему.
  Вот сегодня, например, встречал меня муж с работы. Как всегда, с цветами. А я считаю, нехер делать без цветов на моей работе, правда?
  Большинство сотрудников знают, что это такая традиция у нас. Но не все.
  Идут две такие кулёмы через проходную:
  - Ой, у Вас сегодня праздник?
  - Да нет, - отвечаю.
  - Ну как же... Цветы...
  Объясняю, что цветы - просто так, без повода. Просто моему мужу нравится дарить мне цветы. Я ему в цветах нравлюсь. Они закрывают мои семь подбородков.
  Не верят, качают головёнками:
  - Нет-нет, какой-то повод должен быть.
  Ну, должен быть, так получите.
  - Да набедокурил он у меня, - говорю. - Извиняется вот, цветочки принёс, задрыга, прощения слёзно просит.
  Понимающе кивают. Поверили. Вот в это - моментально.
  Муж бухтит: "Вот что ты меня в таком свете выставляешь?". Ну а что? Не хотят люди мёда, желают ложку дёгтя. Ну пусть едят, мне не жалко. Опять же, будет о чём попиздеть тёплым майским вечерком. Своим-то мужьям-пьянчужкам уже устали, поди, кости мыть, так пусть моему прополощут.

  Или ещё про цветы.
  Позванивает мне иногда одна женщина с мужниной работы. С чего-то она решила, что мы с ней подружки закадычные. А мне её и послать неловко - всё-таки мужу с ней работать ещё.
  И вот звонит она как-то и ну давай причитать:
  - Ой, Вита, Вита... Ой-ёй-ёшеньки...
  Я перепугалась сперва не на шутку: муж мой всё-таки много времени за рулём проводит, и когда я такие вот причитания слышу, то мне сразу плохеет и мысли мерзкие в голову лезут.
  А она мне докладывает:
  - Шла к метро с работы, а твой-то в "Оранже" такой букетище покупал шикарный!
  Тьфу ты, думаю, манда. А вслух говорю:
  - Ну, отлично. Пойду достану большую вазу.
  - Э, нет, - вздыхает она со знанием дела. - Жёнам такие букеты не дарят.
  Таким жёнам, как ты, может и не дарят, думаю я. Нафига манде цветочки?
  Но ответить ничего не успеваю - в прихожую вваливается мой муж с букетом в руках. Первое желание - сказать ей об этом. Но не поверит же, решит, что вру, дабы в грязь лицом не упасть.
  - Да, - говорю, - Манда Ивановна, есть у меня подозрение, что завёл мой благоверный полюбовницу на стороне.
  Муж от неожиданности чуть букет не выронил, а на том конце провода сразу так активно закивали в знак согласия, что даже телефонная трубка завибрировала.
  В наличие любовницы верят все и с ходу. В её отсутствие - фиг наны.

  В то, что мой муж мечтает об общем ребёнке, тоже мало кто верит. "Да ну, прямо там. Нафантазировала. Тебе просто хочется так думать. Зачем ему это? У него же уже есть ребёнок".
  А скажи я, например, что у него на стороне семь раз по тройне намастрячено, но ему на них насрать и розами засыпать - поверят. Стопудово.
Comments

Утром в метро две девушки лет эдак двадцати пяти усиленно пытались расшифровать аббревиатуру ЮНЕСКО. И ведь им это практически удалось, но закупорка вышла с буквой "Ю".
- Ну, "Н" - это "Национальное", - рассуждали они. - "С" - "Союз" или "Сообщество". "О" - "Организация", наверное. "Е" - "Единое". А что такое "Ю"?
- Может, "Южная"? - предположила та, что поблондинистей.

***
Вчера звонил меньшой братец, порадовал дивной историей.
На прошлой неделе забирал он из детского сада своего сына Ивана пяти лет от роду. Сын Иван был задумчив и угрюм, и даже мороженому, купленному отцом, не возрадовался. То есть тело Ивана шло по улице и автоматически ело мороженое, а мысли Ивана были где-то далеко.
- О чём задумался, сын? - поинтересовался отец.
Сын поднял глаза и спросил у родителя:
- Папа, скажи, а я яврей?
Отец несколько опешил и завис на какое-то время, потому что, как я думаю, и сам не в теме. Ну кто в 19 лет, сотворяя Ивана на родительской кровати в отсутствие предков, интересуется генеалогическим древом потенциальной Ивановой матери?
Справившись с замешательством, отец подумал: а вдруг ребёнок просто перепутал слова и имеет в виду что-то другое?
- А что такое "яврей", сынок? - поинтересовался он.
- Явреи, папа - это такие люди, - грустно просветил его отпрыск.
- Понял, - сказал отец. - А почему ты думаешь, что ты яврей?
- Да просто я сказал сегодня в саду, что летом ездил с тобой в Израиль, а Лёва и Марк стали смеяться, прыгать вокруг, показывать на меня пальцем и обзывать явреем.
Я хочу теперь усыновить Лёву и Марка. Мне кажется, с ними не пропадёшь.

***
Вчера в магазине одна женщина преклонных лет долго и внимательно наблюдала, как я наскребаю пластмассовым совком замороженные брокколи и швыряю их в пакет. Брокколи стебались и выскальзывали из совка, а она глядела так пристально, что мне было неловко матюгнуться на долбаную капусту даже одними губами.
Вдоволь налюбовавшись процессом, женщина спросила:
- Скажите, а что Вы с этим делаете?
- Я это варю, - гремя совком ответила я.
- А потом? - не унималась женщина.
- А потом ем, - сообщила я и, решив, что моё феерическое кулинарное выступление на этом закончено, поструячила к весам.
- И всё? - вдруг раздалось за моей спиной.
Мне интересно, что она хотела услышать в ответ? Полный трагизма рассказ о приключениях брокколи в организме и их позорном исходе из него?
Что обычно делают хорошие хозяйки со съеденными брокколи? Я потерялась в догадках.

***
А ещё к нам сегодня пришла зима и у меня на подоконнике лежит самый натуральный сугроб. Я хотела слепить снежок и запульнуть им в охранника, но снежок не слепился, а просто взял и растаял в моей ладони. Потому что я горячая женщина. Но охранник об этом никогда не узнает.

октябрь 2009-го. Comments
У меня начились старческие провалы в памяти. Давно уже. Паспорт не обманешь.
  То я забываю купить что-то необходимое, то путаю время встречи, то рассказываю какую-нибудь историю по второму разу, то, наоборот, дико удивляюсь, услышав от знакомых: "Ты нам этого не говорила!" (хотя уверена, что говорила, и в данном случае, по-моему, проблемы с памятью у них, а не у меня).

  Как-то раз встретила в метро знакомую, с которой когда-то вместе работала. Она передала мне привет от некоей Марины, а я, хоть режьте меня, эту Марину в упор не помню.
  Знакомая стала её описывать, припоминать разные факты её биографии, рассказывать, что я с этой Мариной на перекуры всегда бегала - неа, не помню.
  - Трендец, - говорю я. - Вообще с памятью дела плохи. Видимо, склероз.
  - Ой, - отвечает знакомая, - у меня тоже такое было. Сейчас я тебе посоветую отличное средство для улучшения памяти, мне очень помогло, я теперь вообще ничего не забываю!
  Я обрадовалась и говорю:
  - Давай, советуй!
  - Купи себе чай №37, - сказала знакомая. - Он в любой аптеке продаётся. Запомнишь? Чай №37. Помогает стопроцентно.
  Я побоялась забыть номер и записала его на бумажке.
  Потом мы с ней распрощались, я повернулась уже, чтоб идти дальше по своим делам, и вдруг слышу:
  - Погоди-ка... Или чай №34... Или №31...
  В общем, знатное средство, похоже.

  Вчера болтались с подругой Олькой по магазинам и мне, к слову, вспомнилась эта история. Я её, веселясь, рассказала, а Олька мне говорит:
  - Да это фигня. Я вот в октябре скачала с торрента фильм "Как улучшить свою память".
  - И что, помог фильм? - интересуюсь я.
  - Наверняка бы помог, - отвечает Олька, - если бы я помнила, куда я его записала.

  Вот так, наверное, и рождаются анекдоты.
Comments

Я сразу оговорюсь: никакой специальной методики я вам не поведаю, никаких открытий в сфере педагогики не сделаю. Просто расскажу, как учат детей читать в моей семье.

  С самого моего рождения, пожалуй, меня окружали подписанные вещи. Я не про ползунки, подписанные лично мною, а про то, что находилось вокруг меня. Например, на стене была приклеена бумажка со словом "СТЕНА", на стуле - со словом "СТУЛ", на кроватке - "КРОВАТЬ", на настенных часах - "ЧАСЫ" и так далее. Согласные буквы были написаны синим фломастером, а гласные - красным.
  Я, из свойственного мне любопытства, тыркала в буквы пальцем, и родители говорили: "Это буква С, а это буква А". И как-то оно в моём мозгу откладывалось, видимо. То есть, я ещё не понимала, на кой хрен нужны эти буквы, но уже знала, как они выглядят и как произносятся.
  Родители мои, славящиеся своей хитропопостью, время от времени показывали на какую-нибудь букву и называли её неправильно. К примеру, ткнут в С и говорят: "Вот буква К". Я возмущалась их необразованностью и невежеством, мотала головой и орала. Так закреплялся результат.
  Чуть позже началась хитропутаница со словами: от часов откреплялась бумажка с подписью и вешалась на кроватку. Вы видали когда-нибудь, чтоб кроватка называлась ЧАСЫ? Это же беспредел. Я снова возмущалась и требовала повесить бумажку на место. Показывала: часы - там!
  Думаю, у той "врождённой грамотности", о которой так много говорили мои учителя в школе, ноги росли именно оттуда.
  Потом мы стали выискивать знакомые буквы в книжках. Это была такая игра. Мне нравилось безумно. Особенно нравилось учить глупых родителей - они же опять всё путали, недотёпы.
  Вывески на магазинах - тоже прекрасный повод поискать буковки. Я, правда, росла в Риге, и далеко не все вывески были на русском языке, но я находила. Радовалась встрече. Сейчас с этим несколько сложнее - и в Петербурге порой нужно побегать в поисках русскоязычных вывесок. Но найти можно, конечно. Пока ещё.
  Потом пошли короткие слова. Осознанное уже чтение. Тут на помощь пришли открытки - я любила их разглядывать, а на них были как раз подходящие к случаю "МИР", "МАЙ", "УРА".
  Кубики с буквами - тоже вещь. Такие, на которых нарисованы разные звери. Я любила всех женить: складывала в ряд собаку, оленя и медведя и сообщала: "Если их поженить, то у них родится сом". С младых ногтей страсть к извращениям.
  К двум с половиной годам я постепенно научилась читать слоги. И однажды на улице слоги сложились в слово "магазин". Тут начались казусы. Папа как-то вечером сказал:
  - Пойду в магазин, куплю вино на праздник.
  Я спросила:
  - А в какой магазин?
  Он ответил:
  - В винно-водочный.
  На другой день гуляем с мамой, я читаю вывески:
  - Мя-со! Ры-ба! Ви-но! Вод-ка! - и ору на всю улицу: - Ой, сюда мой папа ходит!
  Мама со стыда чуть сквозь землю не провалилась от такой грамотности.
  Потом начались новые хитрости.
  Я любила, чтоб мне читали сказки вслух. И много. И каждый раз новые, плиз.
  Мама, папа и Влада (старшая сестра) по очереди несли эту вахту. И вот читают они, читают, а на самом интересном месте говорят:
  - Всё, спать хочу (как вариант - опаздываю, глаза устали, или ещё что-то в этом роде).
  А мне же интересно, наверное, съест серый волк семерых козлят или подавится. Вот как быть? Беру книжку и читаю сама. Со скрипом, медленно, но читаю.
  Книжки покупались в огромных количествах, при этом были обязательные комментарии из серии "Ой, купили новую сказку, так интересно, про что, а читать некогда". Сажусь, читаю, потом всем рассказываю. Мама говорит, что с трёх лет до окончания школы она меня без книжки в руках и не видела, пожалуй. Я ела с книжками, ванну принимала с книжками, спала с книжками, а уж на горшок без книжки пойти - это вовсе преступление.
  Вообще считаю, что любое обучение всегда должно быть в форме игры. Никто меня никогда не заставлял читать, но во мне всегда пробуждали интерес к этому занятию. И у меня, конечно, очень читающая семья - то бишь, пример перед глазами. Книги обязательно обсуждались за ужином, и мне дико хотелось не сидеть валенком, слушая впечатления родственников, а принимать в этих беседах непосредственное участие. Тоже ведь, своего рода, родительская хитрость. И, как все их хитрости - на пользу.
  Ещё, мне кажется, не стоит ставить какие-то возрастные планки: ах, у Васи сын с трёх лет читает, а моему уже шесть, и ни фига. Я пока не знаю ни одного взрослого человека, не знающего букв. А вот людей, не любящих читать, знаю. И из общения с ними поняла: их не заинтересовывали чтением, их заставляли читать. Ребёнку охота поиграть, побеситься, а тут мама с веником наперевес: куда пошёл, зараза? Ну-ка, книжку в руки и от сих до сих читать! А превратить обучение в занимательную игру не додумалась. Как результат - ненависть к чтению на всю жизнь и твёрдое убеждение, что чтение - это напрасное времяпрепровождение и тоска смертная.
  Так что, по сути, неважно, в каком возрасте ребёнок начал читать. Главное, чтоб он получал от этого удовольствие. Так мне думается.
  И ещё одно.
  Я росла в семидесятые. Три программы на ТВ. Никаких компьютеров. Деревянные игрушки.
  А сейчас? Такой поток информации сваливается на бедных карапузов, им столько нужно всего узнать и освоить - я реально не представляю, как они справляются. Нам-то тяжело, а каково им? Не наседайте на них. Просто общайтесь почаще и принимайте участие в их играх. Тогда они позволят вам придумывать правила этих игр, и вот тут-то вы их всему научите.
  С уважением, Великий Педагог Всея Руси Япритопала.

апрель 2010-го. Comments
Догадываюсь, что эта тема всплывала в блогосфере не раз и, наверняка, активно обсуждалась. Однако, поскольку мне не доводилось читать подобное в ленте и участвовать в дискуссиях, хочу обсудить это здесь.
  Единственная просьба: давайте избегать выражений из серии "так лохам и надо". Меня это оч-чень злит. И я страшна в гневе.
  Не буду изменять традициям и выскажу своё мнение по этому воросу на конкретных жизненных примерах.
  Букв очень много, извините. Остапа понесло.

  Мобильный лохотрон.
  Думаю, с ним сталкивались все. И надеюсь, что все провели беседу с родителями, бабушками и дедушками. Тем не менее, если смс-ки продолжают поступать, значит, это всё ещё срабатывает.

  Из моих недавних входящих:

  +79101172021 20/04/10 04:08
  Мам положи срочно утром 700р.на 89672263511 Билайн.Позже всё объясню!

  +79107656143 28/04/10 10:16
  Мам, помоги положи сроч.утром 900р.на 89621982247.БИЛАЙН. Позже объясню.

  Я больше десяти лет мечтала услышать слово "мама". Свершилось. И вот моё долгожданное дитя в беде. Придушить бы его в материнских объятьях.
  Нет, я-то в своих родителях уверена.
  Но.
  Обратите внимание на время поступления сообщений. Если в 10 часов утра человек уже способен что-то как-то адекватно воспринимать, то в четыре... Бог знает. Ведь иная мать спросонок, перепугавшись, не разобравшись, рванёт к ближайшему терминалу.
  И, знаете, по большому счёту - хрен бы с ними, с деньгами. Не в них даже дело. А дело в том, что ведь как потом это всё переживается, наверное, тяжело. Особенно пожилыми людьми. Морально тяжело.
  Сам факт обмана, да ещё после нервной встряски из-за того, что твой ребёнок в беде. Это ведь жутко закончиться может.
Comments

Юмор в этой истории черноват, пожалуй, но дед мой оценил бы точно, поэтому чувства неловкости я не испытываю.
  Подходит ко мне на работе одна сотрудница и говорит:
  - Я пятнадцатого, в воскресенье, никак не могла до тебя дозвониться. У тебя весь день был отключен мобильник. Что-то случилось?
  Я на самом деле всегда стараюсь быть на связи, поэтому вопрос вполне понятен. Иногда бывает, конечно, что просто заканчивается зарядка, но конкретно пятнадцатого января мобильник я отключила сознательно.
  - Да, - говорю, - случилось. Дед у меня умер, в тот день как раз были похороны. Поэтому, собственно...
  Лицо сотрудницы становится грустным, минуту мы сидим молча, потом вижу: она что-то собирается сказать. Естественно, ожидаю услышать нечто, приличествующее моменту: "Мне очень жаль", или "Соболезную", или "Держись". Ну, то, что обычно люди говорят в таких случаях.
  И вдруг она произносит прекрасное:
  - Похоронили?
  Я так опешила от этого странного вопроса, что ответила:
  - Нет, передумали.
  Полцарства за то, чтобы ещё раз посмотреть на её вытянувшуюся физиономию. Прямо вижу, как перед её глазами нарисовалась картина: человек умер, родственники собрались на похороны, все в чёрном, все рыдают, прощаются с усопшим, а потом вдруг между ними пробегает шепоток: "А может, не будем хоронить-то?" И все решают: "Да и правда, зачем?" - разворачиваются и расходятся по домам.
  Всё-таки умеют люди иногда задавать странные вопросы. А на странные вопросы нужно давать странные ответы, я считаю.

февраль 2012-го. Comments
Сегодня мы были в гостях у тёти Моти и дяди Вади, о которых я недавно рассказывала. Наелись там так, что еле выползли из-за стола.
  Юбилейный вечер прошёл традиционно. Под холодные закуски тётя Мотя читала нам стихи и прозу собственного сочинения (аааа!!!), под горячее народ пошёл в пляс, а чай встречали песнями под гитару.
  Дядя Вадя был в ударе, перетанцевал со всеми присутствующими женщинами и пополнил свой словарный запас новыми, доселе неизвестными ему, выражениями. Например, ему очень понравилось слово "конгениально". Думаю, он будет твердить его до Первомая.
  Тётю Мотю в какой-то момент повело не в ту степь, и она вдруг предложила мне поговорить о политике. Ей, знаете ли, крайне важно знать моё отношение ко всему происходящему.
  - Ооо, я Вас умоляю! - взвыла я.
  Тётя Мотя, женщина понимающая, сразу смекнула что к чему и сменила тему, но дядя Вадя ухватился за произнесённую мной фразу, и весь вечер её повторял.
  - Не пора ли покурить? - спрашивали мужчины.
  - Ооо, я вас умоляю! - верещал дядя Вадя, доставая сигареты.
  - Может, поставим музыку повеселей? - предлагали женщины.
  - Я вас умоляю! - кричал дядя Вадя, и никто, включая его самого, не понимал - "за" он или "против".
  - А сейчас будет торт! - радовала гостей хозяйка.
  - Я вас умоляю! - хлопал в ладоши дядя Вадя.
  Ну и всё в таком духе.
  Муж мой весь день смахивал галстуком слёзы умиления. Ну действительно, сложно оставаться равнодушным, глядя на это чудо природы.
  Ещё меня заставили петь. И я-таки пела! Дивную настоечку делает тётя Мотя, скажу я вам. Чтоб я согласилась петь, да под аккомпанемент, да в присутствии родственников - тут надобно градусов сорок, не меньше. Но и не больше, судя по тому, что пела я всё-таки приличные песни, а не "Что ж ты, фраер, сдал назад" или "Кольщик, наколи мне купола" (бывало и такое, да, я девица-то не без способностей).
  В общем, всё прошло культурно, без эксцессов. Что радует.
  Муж мой, как обычно, за рулём, поэтому не пил и только подло надо мной подхихикивал. Но вообще я хорошо себя вела, молодец, мной можно гордиться.

март 2012-го. Comments
В следующую субботу мы едем в гости. Мы - это я, мой сюпрюк, мама, сестра и муж сестры. Пять родных сердец, ха-ха.
  Никто из нас в эти гости ехать не хочет, но надо, потому что там юбилей и нам прислали официальные приглашения по почте. Не по электронной, а по обычной такой почте. Прямо почтальон принёс, живой, с толстой сумкой на ремне.
  Мне давно уже почтальон не приносит ничего, кроме квитанций на оплату жилья и всякого рекламного барахла. Я даже прослезилась, увидев в почтовом ящике запечатанный конверт со штампами и адресом, написанным от руки. Вскрыла его, а там приглашение. На приглашении - розы и ромашки, а с обратной стороны карандашом, по линейке, начерчены тонкие линии. Чтоб криво не написать. И аккуратным почерком выведено: "Дорогие наши!   Будем рады видеть вас 10 марта в 15 часов в нашем доме на празднике, посвящённом юбилею Анны Степановны. При себе иметь паспорт, медицинскую страховку и сто рублей одной купюрой".

  Сразу вспомнилось детство... Вас ведь тоже мамы заставляли подписывать открытки всем родственникам, знакомым и фронтовым друзьям троюродного деда? Меня - да. За неделю до очередного праздника в расположенном по соседству книжном магазине скупались все открытки, мне выдавались карандаш, линейка и шариковая ручка (иногда ещё фломики!), на стол выкладывался блокнот с именами и адресами, и я приступала к делу. Высунув язык, старательно чертила карандашом линии, а потом по этим линиям писала: "Дорогие Марфа Дормидонтовна и Евлампий Поликарпович! Поздравляем вас 65-ой годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции! Желаем крепкого здоровья, счастья в личной жизни, успехов в труде и мирного неба над головой!" Иногда меня это доставало и я возмущалась: почему опять я? Я ведь даже в глаза никогда не видела эту Марфу Дорми.. Дорми-что-то-там и этого Евла... прости, господи! Но у мамы в запасе всегда имелся весомый аргумент: "Потому что у тебя красивый почерк!" А я, дура, с детства падка на лесть. Мне скажи, что у меня что-то получается лучше, чем у других - я сопли рукавом подотру и пойду исполнять, что велено. И все этим пользуются! Но сейчас речь не об этом.
  В общем, так меня растрогало это приглашение, и линеечки эти, и розочки с ромашками... Ну разве можно отказать?
  Короче говоря, подарки куплены, десятого едем. Но подумалось вдруг, что я никогда не рассказывала в ЖЖ о юбилярше и её муже. А это упущение, однозначно. Ибо пара колоритная до невозможности.
Comments

Давным-давно, в босоногом детстве в безбашенной юности когда деревья были большими в каком-то журнале я наткнулась на рассказ о Петре и Февронии. Впечатлило.
  Вообще, целью повествования было рассказать читателю о вечной любви, о верности, о преданности друг другу и о том, что ради семьи нужно уметь жертвовать второстепенным. Славой, деньгами, положением в обществе... Ну, или как сейчас говорят - карьерой.
  Это правильно всё, так и должно быть. Но впечатлило меня не это, а вот что:
  Предыстория.
  Муромский князь Пётр заболел проказой. Всё его тело было усыпано ужасными язвами и он никак не мог от этого недуга излечиться.
  Прослышал Пётр, что живёт на Рязанщине некая Феврония - девушка-знахарка, умеющая травами и наговорами лечить любые болезни. Оседлал Пётр коня, взял с собой для компании слугу, да и рванул по указанному адресу. Когда приехал, то сам остался во дворе, а к Февронии послал слугу. Тот вошёл в дом и всё, как есть, девице рассказал.
  Она в окошко глянула, Петра увидела, ну и влюбилась, вероятно. Пётр-то, видимо, сам из себя ничего такой был мужчина. Опять же - князь, не фига поросячья. И сказала Февронья слуге примерно следующее: "Князя вашего я излечу. Но он в благодарность должен на мне жениться. А коли не женится, так снова проказой заболеет и отправится к праотцам".
  Слуга, конечно, от такой наглости прифигел и пошёл во двор с князем совет держать. Князь репу почесал, поразмыслил немного, да и согласился. Ну а что? Жить-то хоцца.
  Тогда Феврония сварила снадобье и велела Петру идти в баню. Вымыться хорошенько, пропариться, а потом этим отваром протереть все язвы. Но одну язву обязательно оставить необработанной.
  Пётр так и сделал. И прямо на глазах язвы стали заживать.
  Выздоровев, Пётр подумал: "Ну и зафига мне теперь жениться?". Поправился, дескать, и ладно.
  И прокатил Февронию с этим делом.
  Но через какое-то время язвы появились снова, да ещё пуще прежнего. Тогда вспомнил князь о несдержанном обещании, устыдился (да и перепугался, подозреваю) и пошёл к Февронии с повинной.
  Она его приняла, простила, излечила. Они поженились и стали вместе в Муроме княжить.
  Много испытаний выпало на их долю: и презрение бояр, и насмешки, и изгнание. Но все трудности они перенесли вместе, рука об руку, храня любовь и верность друг другу, были счастливы и умерли в один день.
  Выводы.
  А ведь по сути, если вдуматься - она ж его на себе женила. Хитростью ли, женской ли мудростью - но женила, факт.
  Помните, как говорила Наде Клюевой Сусанна: "Вот зачем ты рассказала Володе, что вымачиваешь ластик в керосине? Теперь он сам сможет это сделать. А нужно, чтоб то, что ему нравится, было только у тебя. И нигде нельзя было это ни купить, ни достать". Вот здесь примерно та же история.
  И шантаж, конечно. Жёсткий такой шантаж: "Не женишься на мне - помрёшь".
  Вот так с ними надо.
  Многие женщины, кстати, и по сию пору подобные методы используют: "Не женишься - мой папа тебе карьеру сломает", "Разведёшься со мной - никогда ребёнка не увидишь", "Узнаю, что изменяешь - подам на развод и из квартиры выпишу". Натуральное такое женское коварство. А всё оттуда, из глубины веков.
  А всего-то и нужно было Петру, что не послушать женщину и обработать отваром все раны до единой. Ох, святая мужская наивность...

  Ну, это я глумлюсь и развлекаюсь, конечно. Хотя... В каждой шутке есть только доля шутки.
  Будь женщина Феврония попроще, будь мужчина Пётр посообразительней - не знали бы мы такой красивой и романтичной истории. И не было бы у нас такого чудесного праздника.
  Дорогие мужчины, оставайтесь такими же наивными и ведомыми. Посудите сами - ну куда вы без нас?
  Милые женщины, хитрости вам и мудрости, сил и терпения. Помните, что только на нас держится всё в этом мире. Они бы вымерли уже нафиг, балбесы эти.

июль 2008-го. Comments
Сегодня ко мне на работу заходила подружка с маленькой дочкой. Дочку зовут Анечка и ей 2 года и 9 месяцев.
  Пока мы с Анечкиной мамой болтали на всякие взрослые темы, ребёнок тихо-мирно рисовал за моим столом каляки-маляки. Потом ей это дело поднадоело, она подошла ко мне и важно сообщила:
  - Мама - мамука, папа - папука, бабуська - бабука.
  На этом она свой спич посчитала законченным и отправилась обратно к столу.
  - Интересное выступление, - одобрила я и уточнила: - А Аня кто?
  Аня подумала полсекунды и ответила:
  - А Аня - насе сольнисько и мамоськино сясьтье.
  ***
  Спела мне песню:
  Зили у бабуси
  Две весёлых буси.
  Один - Сеня, длугой - Беня,
  Две весёлых буси.
  Мыли буси ляпки
  У зены-козявки.
  Один - Сеня, длугой - Беня,
  У зены-козявки.
  ***
  Попила чай с вафлей. Подходит ко мне и говорит:
  - Дай мне тляпку!
  - Зачем тебе тряпка?
  - А я там на стол начаила и навафлила.
  ***
  Спрашиваю:
  - Анечка, а у тебя жених есть?
  - Есть. Класивый. Молодой!

октябрь 2010-го. Comments
В связи с частыми обсуждениями и спорами о "бордюрах", "поребриках", "парапетах" и прочих "бровках", вспомнилась давняя история.
  Есть у меня подруга Светка, а у подруги Светки есть я и нам больше никто не нужен дочка Тошка. Тошке скоро исполнится, страшно сказать, пятнадцать лет. Мне сложно с этим смириться, но дети имеют наглость расти.
  А когда случилась история, которую я хочу поведать, Тошке было всего три года. Это был такой жизнерадостный, щекастый, попастый, румяный и невероятно болтливый карапуз.
  Я в ту пору работала на фабрике, и к Новому году у нас раздавали билеты на ёлку. Раздавали, естественно, не всем подряд, а только тем, у кого имелись в наличии дети дошкольного и школьного возраста. У меня детей не было, но зато было море обаяния, красивые глаза и блат в профсоюзе.
  Короче говоря, билетик я себе выцапала, и повели мы со Светкой нашу Тошку на первую в её жизни новогоднюю ёлку. Представление проходило в Мюзик-холле. Ребёнок визжал от восторга и счастья, мы мирно дремали рядом. Проснулись, как сейчас помню, только когда выступали дрессированные собачки. Вокруг нас таким же сладким сном спали многочисленные папы, которых мамы, явно под страхом смертной казни, заставили сводить отпрысков на представление. Папы, правда, просыпались чаще нас: всякий раз, когда на сцену вылетали мюзик-холльные девушки в полупрозрачных платьицах и начинали задирать ножки в канкане, в зале воцарялось явное папское оживление.
  Всю дорогу до дома Тошка делилась с нами впечатлениями, пересказывала особо понравившиеся номера, задирала ноги выше головы, источала восторг и радость, поминутно подпрыгивая и активно жестикулируя. Мы повесили на себя заинтересованные лица, поддакивали ей, а сами бдительно смотрели по сторонам. Ибо, вы ж понимаете - зима. Гололёд, шапки снега на крышах, наши любимые пятиметровые сосули со всех домов свисают и целятся в нас - только смотри в оба.
  И чем ближе мы подходили к дому, тем страшней и опасней становились над нами эти сосули. Дойдя до Лахтинской улицы, мы со Светкой решили, что не можем так собой рисковать, что мы ещё слишком молоды и дороги себе, чтоб вот так, ни за фунт изюма, погибнуть под рухнувшей сосуленцией, и что идти по дороге гораздо безопасней, чем по тротуару.
 Вышли мы на проезжую часть, и вдруг наш ребёнок как заорёт:
  - Хочу на панель! Пойдёмте на панель!
  Мы слегка опешили. Народ вокруг тоже замедлил ход и стал поглядывать на нас с интересом и подозрением.
  - Куда ты хочешь, доченька? - уточнила Светка, подумав, что ослышалась.
  - На панель! - орала Тошка. - Отведите меня на панель!
  Мимо проходила женщина с авоськой. Притормозила возле нас и спросила:
  - Малышка, ты чего так кричишь?
  - Мама и тётя заставляют меня идти на большую дорогу, а бабушка говорит, что детям нельзя на большую дорогу, детям место на панели!
  Дома мы объяснили ребёнку и её бабушке, что слово "тротуар" звучит несколько приличней, чем "панель".
  С тех пор Тошкина бабушка называет нас со Светкой не иначе, как "бандитки с большой дороги". А мы её - "баба Галя - сутенёр". За глаза, естественно.

октябрь 2013-го. Comments
Одна знакомая пятиклассница написала в сочинении: "Кобра - одна из самых ябовитых змей".
  Ошибся ребёнок. И не объяснишь ведь, почему у родителей эта описка вызвала приступ истерического хохота. Comments
Когда наша Алёна (для тех, кто не в курсе, сообщаю, что Алёна - это дочь моих друзей и по совместительству мой любимый ребёнок) была совсем маленькая, мы с ней гуляли на детской площадке возле дома. Ну, всё как положено - горки, качельки, куличики, битвы на совочках и слёзы из-за потерянного ведёрка. И вот во время этих прогулок я впервые начала обращать внимание на то, какие имена теперь принято давать детям.
  Моё-то похеренное детство пришлось на период застоя, и росла я среди скучных Лен, Наташ, Серёж и Саш, не ведая о многообразии имён (мою собственную семью с её вычурными именами оставим за кадром, она вечно ни в какую статистику не вписывается. Вот чего не коснись - у нас всё не как у людей). А в классе были сплошные Оли и Вовы, Иры и Алёши, и появление какой-нибудь Анжелики или, чего доброго, какого-нибудь Степана, вызывало у нас, как минимум, удивление.
  Давно ушло в небытие моё унылое детство, Лены и Серёжи выросли, обзавелись своими детьми и дали волю фантазии.
  Если бы в далёком 1982-ом мне, девочке с октябрятским значком на груди, сказали, что пройдёт совсем немного лет, и на детской площадке возле моей школы будут одновременно гулять шесть или семь Матвеев, я бы покрутила пальцем у виска. А их-таки было шесть или семь. И наша Алёна, которой в ту пору было года два, одно время думала, что Матвей - это не имя, а синоним слова "мальчик". Немудрено, ибо когда на площадке копошится толпа карапузов, а потом раздаётся голос "Матвей, домой!" и все дети срываются с места и убегают, то логично предположить, что всех мальчиков на свете называют Матвеями. Однажды даже был такой случай: мы шли с Алёной по улице и увидели мальчика с большущей собакой. "Смотри, какая собака у этого Матвея!" - сказала мне Алёна. Я спросила: "А откуда ты знаешь этого мальчика?", и Алёна ответила: "Я этого Матвея не знаю, но собака большая у него".
  Потом-то она выяснила, что мальчиков зовут не только Матвеями, но ещё и Ефимами, потому что у нас на площадке появилось резко три Ефима. А один из них был не просто Ефим, а Ефим-Никита. Родители, видимо, никак не могли прийти к консенсусу и решили не ссориться по пустякам. Какое отчество будет у его детей? Ефим-Никитовичи?
  Просто Никит тоже было в достатке. Ещё много Дань, Макаров и Филиппов. А мальчика, которому Алёна заехала с ноги в пятак за то, что пытался отнять у неё пластмассовый пароходик, звали Елисей. А будь ты хоть трижды Елисей, нефиг у девочек пароходы отбирать, я считаю. А влюблён в нас безответно был Савелий. Что-то он не в нашем вкусе оказался, мы его толкали в песочницу и гордо уходили.
Саш, Вов и Серёж в зоне видимости не было вообще. И когда я однажды услышала, как одна женщина сказала своему сыну: "Лёша, не балуйся", то испытала культурный шок. Признаться, я даже не поверила своим ушам и переспросила у неё: "Простите, как Вашего мальчика зовут?". И, услышав подтверждение, что да, его зовут Алексей, нервно закурила прямо возле песочницы, ибо полагала, что последнему из Алексеев сейчас должно быть лет тридцать. Скрипучий старик.
  Девочек на нашей детской площадке звали Аринами, Варями и Настями. Только. То есть, вообще без вариантов. Правда, когда очередная Настя довела нас до слёз лопаткой по лбу, мы ушли на другую площадку, и там познакомились с двумя Ксюшами, двумя Полинами и тремя Дашами. Разнообразие, однако.
  На даче у Алёны в подругах тоже ходили Настя, Даша и Полина, поэтому когда однажды она вдруг разыгралась с какой-то незнакомой девочкой, спросила, как её зовут и услышала в ответ: "Света" - то подошла ко мне и шёпотом сказала: "Эта девочка говорит, что её зовут Света. Разве бывает такое имя?" Во как. А у нас-то, помнится, половина двора звалась Светами.
Comments

Приехали мы к маме. Заходим в подъезд, а там сидит мальчонка пяти лет и плачет горькими слезами.
  - Ты чего, - спрашиваю, - ревёшь?
  А он отвечает:
  - Я к бабушке приехал. Пошёл во двор гулять, вернулся, а она дверь не открывает.
  Я говорю:
  - Ну и чего сопли пузырями надуваешь? Бабушка, наверное, в магазин вышла, сейчас вернётся.
  А он ревёт, аж трясётся. Маленький такой, до того жалко - не передать.
  - Тебя как зовут?
  - Ро-о-ома...
  - Ты из какой квартиры?
  - Из восемна-а-адцатой...
  А в восемнадцатой квартире новые жильцы, я их ещё не знаю. Позвонила туда - тишина. Ну не оставлять же рыдающего ребёнка на лестнице?
  - Пошли, - говорю, - Рома, в гости. А бабушке записку в дверях оставим.
Comments

В ноябре 2009-го со мной чуть не случилась страшная трагедь. Вы могли потерять меня. Вообще, напрочь, навсегда, насмерть.
  Дело было так.
  В ночь с воскресенья на понедельник мы с мужем решили поехать на дачу. Едва отъехав от дома, мы поняли, что туманы нынче стоят знатные: пелена накрыла город капитально.
  - Может, подождём до утра? - робко поинтересовалась я.
  Вот прямо как предчувствие погибели какое-то у меня возникло. Знаете, есть такое выражение "жопой чую". Так моя жопа очень чувствительная, оказывается. Я теперь всегда буду к ней прислушиваться.
  Муж мой, однако, к чувствительности моей жопы остался равнодушен и сказал:
  - Ой, перестань, у нас нормальные противотуманки.
  Едем по Московскому проспекту, подъезжаем к площади Победы, и практически не видим стелу мемориала "героическим защитникам Ленинграда". Только едва различимые её очертания видны.
  Тревога моя усилилась и я снова предложила повернуть к дому. Муж опять отнёсся к моему напряжению наплевательски.
  Потом, на выезде из города, он откровенно начал надо мной подхихикивать, потому что туман вроде как рассеялся и дорогу было видно хорошо - мы даже отчётливо разглядели товарный поезд, шедший по железнодорожному мосту, под которым нам предстояло проехать. И муж стал веселиться и говорить, что раз моя жопа чувствует беду, то не иначе, как этот эшелон сейчас взорвут партизаны, потому что, дескать, такая жопа врать не станет.
  Однако, когда мы проехали Пулковские высоты и следующий за ними хорошо освещённый участок дороги, веселье его поубавилось. Потому что там, где фонарей нет вообще, мы ехали, в буквальном смысле слова, на ощупь. Просто как в молоке.
  Те, кому хотелось дожить до конечной цели своего путешествия (в том числе и мы), держали стрелку на цифре 40. Однако ж были и такие, кому по тем или иным причинам было пофиг, в мешке какого цвета их доставят домой. Вот от них-то я и ждала беды, признаться. Если людям не дорога своя собственная жизнь, то уж на жизнь жопастой, но симпатишной незнакомки им положить с прибором, как пить дать. Сейчас, думаю, один такой камикадзе впечатается нам в задницу, и всё - прощай, Япритопала, ты была славной бабёнкой, жалко, что так нелепо растаяла в тумане. И запестрит мой журнальчик безрадостными буковками RIP.
  Забегая вперёд, скажу: не с той стороны я ждала беду, не с той. Беда не летела сзади. Она поджидала впереди.
  Свернули мы на Псков. Муж вглядывался в туман, я нервно курила. Машин изрядно поубавилось, и это вселяло надежду на спасение.
  Докурив очередную сигарету, я привычным жестом запульнула хабарик в окно.
  - Ты с ума сошла? - спросил вдруг муж.
  - А что такого? - удивилась я со свойственным мне свинством. - Там же сугробы, лес не загорится.
  - А вдруг ты попадёшь горящим окурком в медвежью берлогу? - произнёс муж. - Медведь проснётся и будет потом до весны бегать по лесу с ошпаренным очком, мстя зимним грибникам.
  Я заржала, как кобылица на вольном выпасе, и... Ну, вы понимаете. То ли от смеха, то ли от страха, то ли от двух безрассудно выпитых перед поездкой чашек чая, то ли просто по ставшей уже доброй традиции метить каждый встреченный на жизненном пути куст, но мне срочно понадобилось выйти из машины.
Comments

Меня иногда спрашивают, не еврейка ли я. Дескать, чувство юмора у меня еврейское.
  Отвечаю. Таки не еврейка. Хотя родственников в Израиле имею, как всякий приличный человек. Тётушку мою угораздило в своё время выйти замуж за зубного врача, а он - вот чудеса! - оказался евреем. Никто от него такого выверта не ожидал.
  Ещё еврейкой является одна из моих лучших подруг. Первые 14 лет своей жизни она провела в счастливом неведении, потому как отчество и фамилия достались ей от папеньки совершенно русские. И эта паршивка обзывала меня нерусью! Не, не так. Негусью.
  Однажды мне это надоело, и я открыла ей глаза. Объяснила, что ежели отчество твоей мамы - Ароновна, то тут ничего уже не попишешь, нужно смириться и научиться с этим жить. Я же живу, имея в родственниках папу с отчеством... А впрочем, всё равно не выговорите.
  Это был шок! Помню, она долго и печально смотрела куда-то в даль туманную, а потом произнесла тихо:
  - Ну и что? Ленка вон тоже евгейка - и ничего же?
  - Да конечно ничего, Светильник! - успокоила я её. - Но если ты ещё раз назовёшь меня нерусью, я включу весь свой национализм.
  Национализм мне включать не пришлось ни разу. Светка очень умная, потому что еврейка с дурами я не вожусь. Хотя пропустить шуточку-другую на эту тему мы любим.

  Ещё евреем является папин лучший друг. Очень колоритный мужчина, внешне похож на Шуфутинского (хыхы, один раз его приняли за Шуфутинского на улице и попросили автограф, так он дал! Ещё и написал что-то типа "Мариванне от Миши с любовью". Мариванна до сих пор, наверное, счастлива и хвастается подружкам).
  Как-то приехал он ко мне в гости, а меня нет дома. Он вообще любитель являться без предупреждения: говорит, это чтоб я не успела сало спрятать. А я в ту пору жила в коммуналке. Прихожу домой, а соседка моя придурочная и говорит:
  - Вита, к Вам тут приходил такой мужчина, такой... Ну, красивый, бородатый такой... белорус!
  И глазами в меня стреляет - типа, ну Вы понимаете, о чём я.
  А я ни черта не понимаю. Господи, думаю, какому это бородатому белорусу я понадобилась? А она мне записочку передаёт: "Не застал, зайду позже, пеки пироги, дядя Фима".
  - Здрасьте, - говорю я соседке, - нашли белоруса. Он еврей, вообще-то.
  С соседкой немедленно приключился инфаркт микарда, вот такой рубец, потому что слово "еврей" она считала неприличным и почти ругательным. И весь вечер она проходила с влажным полотенцем на голове, потому что не ожидала от меня такого, ну никак не ожидала!
  Когда дядя Фима пришёл-таки ко мне в гости, я ему рассказала о том, что он теперь записан в белорусы. Он страшно веселился и разгуливал по коридору, напевая: "Косил Ясь конюшину, косил Ясь конюшину..." Обещал в следующий раз приехать ко мне с жёлтой звездой на пиджаке, дабы не вводить людей в заблуждение (обещание, кстати, так и не выполнено - надо бы ему напомнить).
Comments

Вчера я налетела на небесную ось. Я - Земля, я своих провожаю питомцев.
  В связи с этим конец света торжественно отменяется, ибо ось теперь непригодна для столкновений, к тому же снаряд, как известно, дважды в одну воронку не падает. Я опередила Землю. Я снова впереди планеты всей.
  Подробности происшествия.
  Я сейчас принимаю лекарства. По мнению врача, лекарства должны избавить меня от говняцкого настроения, гадских мыслей и постоянного желания всплакнуть о тяжкой своей бабской долюшке (вряд ли труднее сыскать), а так же уничтожить бессонницу как класс. Весьма эффективные пилюли. Сейчас пять часов утра, и, как видите, я сплю, как убитая.
  Справедливости ради должна сказать, что хныкать и пиздострадать я действительно стала меньше. И даже рискнула вот вылезти в ЖЖ, хотя дала себе клятву в состоянии "меня никто не любит, ах, зачем я на свет появился, ах, зачем меня мать родила" окошко создания новой записи не открывать.
  Однако, вопреки ожиданиям, веселье меня не распирает, счастье из меня фонтаном на асфальт не брызжет и плясать в голом виде комаринского перед охреневшей публикой я пока не хочу. Напротив, я стала какая-то заторможенная, долго соображаю (хотя славлюсь живым умом и быстрой прибалтийской реакцией) и периодически теряю ориентацию. И ладно бы сексуальную, так ведь нет - я теряю ориентацию в пространстве. Например, открываю дверь, и вместо того, чтоб войти в проём, тараню дверной косяк. Или норовлю сесть мимо стула (хорошо, что жопа большая, промахнуться сложно). В пятницу поеду к врачу, пусть выписывает что-то другое, пока я не разгромила дом и не стала инвалидом.
  А вчера вот моя нарушенная ориентация помогла мне спасти мир. Нет худа без добра.
Comments

У меня на работе есть радио. А радио - это весело. Если, конечно, не слушать новости.
Любите ли вы концерты "по заявками наших слушателей" так, как люблю их я?
В детстве я даже сама писала письма в программу "В рабочий полдень". Помните такую, мои престарелые друзья? Что это была за радиостанция - "Маяк", кажется? Или "Всесоюзное"? Проклятый склероз.
"Вита из Ленинграда поздравляет свою маму с Днём рождения, желает ей счастья и здоровья, и просит поставить для неё песню «Мамины глаза» в исполнении Евгения Мартынова". Мама гордо, и даже свысока, поглядывала на собравшихся за праздничным столом гостей, у которых, конечно же, не было таких заботливых детей, и отрезала мне самый большой кусок торта.
"Вита из Ленинграда поздравляет с Днём рождения бабушку, желает ей счастья и здоровья, и просит поставить для неё песню в исполнении Леонида Осиповича Утёсова «У Чёрного моря»". Бабушка украдкой смахивала слёзы умиления и подсовывала мне очередной пирожок с корицей.
"Вита из Ленинграда поздравляет с Днём Победы дедушку, желает ему счастья и здоровья, и просит поставить для него песню «Три танкиста» в исполнении Николая Крючкова". Дед радостно подпевал Крючкову и двигал поближе ко мне вазочку с шоколадными конфетами.
Благодаря передаче "В рабочий полдень" у меня теперь самая большая жопа на свете.
Comments

(Пятнично придуриваюсь. Покорнейше прошу простить).

  Прапорщик Порфирий Потапович Подопригора посетил поликлинику 55 (Первый Пролетарский переулок, 15), построенную приезжими поденщиками по проекту пана Подъяблонского.
  Приёмный покой пустовал. По подоконнику понуро ползал паучок. Под потолком порхала пара полусонных пчёл. Пергидрольная пенсионерка Полина Парамоновна Пустомелина, подрабатывающая по понедельникам после полудня помощником по приёму посетителей, печатала письмо правнучке под печальные песни Пелагеи. Пристально присматриваясь, подслеповато прищуриваясь, периодически поправляя покоцанное пенсне, передавливающее пружинкой переносицу, печально перебирала Полина Парамоновна пальцами пластмассовые пимпочки подаренного племянницей, продавщицей псковского продмага Прасковьей, планшета : пум-пум-пум.
  Порфирий Потапович постоял, помялся, потом протопал по пыльному паркету (позор поломойке!). Пол прогибался под пудовыми подошвами полуботинок прапорщика. Пустомелина, поглощённая поиском пимпочек, пропустила появление посетителя.
Comments

Беспечная бурёнка Беата была безнадёжно беременна.
  - Боже-боже! - бухтела Беатина бабушка - беззубая быконенавистница Бася Борисовна. - Безмозглая блудница! Бегаешь без бюстгалтера, бессовестная. Баба без белья будоражит больные бестолковки безмозглого быдла.
  - Бред, бабуличий бред! - бычилась Беата. - Брось болтать белиберду, бабуся!
  Бася Борисовна, багровея, булькнула бутылкой браги.
  - Буженину будешь? - бурчала бабушка. - Бери бисквит, буханку бородинского, балык...
  - Балык... Буженина... - бледнела беременная бедняжка Беата. - Буэ...
  - Блюёшь, бестолочь, - Бася Борисовна боднула бамбуковый буфет. - Батька-то? Батька байстрюку будет? Бутуз без батьки - безобразие.
  - Безотцовщиной будет бутуз, - безмятежно брякнула Беата, блеснув брекетами.
Comments

О том, что мой супруг болен на всю голову, свидетельствует уже тот факт, что он женат на мне. У него какое-то невероятное количество бзиков, которые со временем начинают распространяться воздушно-капельным путём на родных, друзей и знакомых.
  Одним из таких бзиков является манера давать человеческие имена неодушевлённым предметам. Не всем, конечно, а только наиболее достойным. И он не просто их крестит - он с ними ещё и разговаривает.

  Например, у него есть любимая кружка. На кружке нарисован пингвин. Пингвина зовут Пафнутий.
  Я как-то поинтересовалась:
  - А почему Пафнутий-то?
  Муж посмотрел на меня удивлённо и спросил:
  - Ну а как?
  Я подумала и поняла: действительно, больше никак.
  По утрам муж достаёт Пафнутия из кухонного шкафчика и говорит:
  - Ну, брат Пафнутий, по кофейку?
  Вечерами они с Пафнутием пьют чай, и муж мой жалуется ему на меня:
  - Видишь, Пафнутий, с кем приходится коротать век? Цени, брат, одиночество, не заводи пингвиниху.
Comments

Фёкла выключила компьютер, накинула куртку, вышла из квартиры и чуть не растянулась, споткнувшись об огромный пакет с мусором.
  - Чёрт бы побрал этих соседей, - громко выругалась Фёкла. - Что за свиньи?
  Дверь пятнадцатой квартиры приоткрылась, и в проёме показалось опухшее лицо соседки.
  - Под ноги надо смотреть, кобыла, - язвительно произнесла та.
  - Растворись, пропойца, - огрызнулась Фёкла, - пока я твой мешок тебе на голову не надела.
  - Хамло! - выкрикнула соседка и немедленно захлопнула дверь.
  - Старая дура! - ответила Фёкла, пнула ногой мусорный пакет, повернула ключ в замочной скважине и направилась к лифту.

  Лифт благостно распахнул перед ней свои двери. Фёкла собралась, было, зайти внутрь, и тут же передумала: на полу кабины красовалась свежая собачья куча.
  - Уроды, блин! - сплюнула Фёкла. - Пристрелить бы этого грёбаного ротвейлера вместе с его хозяином.
  - Ты на кого там вякаешь, сявка? - незамедлительно раздался сверху голос хозяина собаки.
  - На тебя, придурок, - крикнула Фёкла. - Научи своего идиотского пса гадить на улице.
  Хозяин собаки перегнулся через перила и, бросив окурок в лестничный пролёт, поинтересовался:
  - А с чего ты взяла, что это моя собака нагадила? Там есть её автограф?
  - Больше некому, - ответила Фёкла. - В нашем доме два серуна: ты, да твой шелудивый недоумок.
  - Да пошла ты на хуй, - гаркнул хозяин собаки.
  - Я б сходила, - сказала Фёкла, - да вы, наверное, и там уже кучу навалили.

  Выйдя на улицу, Фёкла подошла к своей машине и вздохнула. Спереди, вплотную к её "жигулёнку", была припаркована новенькая красная тойота, а сзади, так же плотно, его поджимал огромный чёрный джип.
  - Ну что за наказание? - произнесла Фёкла, убирая в сумочку ключи и разворачиваясь в сторону автобусной остановки.
Comments

Люди помешались на диетах. Все чего-то худеют, худеют... "Не хочу быть толстым!", "Не желаю быть жирной"
  Это всё эмоции, господа. Давайте отбросим их и посмотрим на ситуацию спокойно и рассудительно, без истерик. Культурные всё-таки люди, в институтах-то, поди, все кончали.
  Сейчас я атакую вас вескими аргументами, построенными на моей безупречной логике, прекрасном знании русской культуры и генетически заложенном в каждом из нас инстинкте самосохранения.
  Во-первых, вслушайтесь в это слово: "худой".
  "Худой" - значит, плохой, дурной, неладный. Короче, говённый. Хотите быть говёнными?
  Это была моя безупречная логика.
  Неубедительно? Продолжим.
Comments

Детективная история.
  Основана на реальных событиях.

  Промозглым осенним днём Шерлок Хлопс и доктор Ватка сидели в массивных креслах перед пылающим камином, а за окном в извечном лондонском тумане тонули газовые фонари Бейкер-стрит. Шерлок Хлопс, бессовестно фальшивя, пиликал на скрипке что-то из Шаинского, а под окном, в такт мелодии, протяжно завывал обезумевший от этих мерзких звуков Снупи.
  Дверь неожиданно распахнулась и в комнату вошла старушка в чепце.
  - Ёптваю! - заорал доктор Ватка, в мгновение ока забравшись в кресло с ногами и тыча в старушку пальцем. - Черепаха Тортилла!
  - Милый доктор, - ласково произнесла старушка, - Вы выпили слишком много кофе. К вечеру Вас пропоносит.
  - Открой тайну золотого ключика! - не унимался эскулап.
  - Ватка, угомонитесь и положите оставшиеся ампулы с кокаином в мой нессерер, - успокоил его Хлопс, отложив в сторону скрипку.- С Вас на сегодня достаточно.
  И, повернувшись к старушке, спросил:
  - Что нового в Лондоне, Рина Васильевна? Кого-нибудь пришили?
Comments

Хочешь, дружок, я расскажу тебе сказку? Устраивайся поудобнее, малыш, заткнись и слушай...
  В одной сказочной стране жила была девочка-придурок, и звали её Вита.
  "Какое дебильное имя для девочки" - умилялись люди. Но тут уж ничего не поделаешь: какая девочка, такое и имя.
  И до того она была прехорошенькая, эта Вита, что просто ужас. И все прохожие, увидев её на улице, говорили: "Ах, до чего же славная девочка! И до чего же к лицу ей этот синдром Дауна" .
  А ещё она была безумно умная. И все говорили: "Ну до чего же умненький ребёнок эта Вита! Болезнь Паркинсона явно пошла ей на пользу".
  Жила она в уютной маленькой хижине возле Большой Выгребной Ямы и всё своё время посвящала самосовершенствованию.
  К тридцати четырём годикам прочитанных ею книжкек скопилось так много, что они уже перестали помещаться в коробочку из-под "монпасье".
  Об этом прознал злой волшебник Альцгеймер, живущий в огромном замке на другом берегу Большой Выгребной Ямы. Геймер он был, потому что очень любил компьютерные игры, а Альц - не знаю, почему. Наверное, еврей.
  Позавидовал этот волшебник гениальному Витиному мозгу и решил его похитить.
  А был он, как все евр злые волшебники, очень хитрожопый. Придумал завладеть Витиным мозгом, женившись на ней. Ты же знаешь, малыш, именно для этого мужчины и женятся.
  Но оказалось, что у Виты уже есть муж - принц Лох Третий.
  Тогда задумал Альцгеймер действовать через постель. Все маленькие дети знают, что для того, чтобы действовать через постель, жениться совсем не обязательно.
  Но Вита была очень целомудренная девочка и давала не всем подряд, а через одного. Первому даст - второму нет, третьему даст - четвёртому нет. Альцгеймер в тот день оказался двадцать шестым, поэтому обломался.
  Разозлился старик Альцгеймер и подлил Вите в водку заколдованное зелье. Вита за завтраком хряпнула водки по обыкновению, и впала в кому. А он схватил её роскошное жирное тельце своими худыми цепкими ручонками и поволок в свой замок.
  Приволок он её далеко за полночь, матерясь и обливаясь потом от непомерной тяжести. Потом начал выплясывать ритуальные танцы, точить скальпель и напевать:
  Я добыл чудесный мозг, тирли-пам, тирли-пам!
  Вот какой я удалец, тирли-тирли-пам!
  Потом он склонился над обездвиженным девичьим телом, дьявольски захохотал, вскрыл Витину черепную коробку, заглянул внутрь... и упал замертво.
  Откуда ж было знать горемычному, что мозг Вите купировали ещё при рождении?
  А Вита протрезвела, привычно щёлкнула пустой черепной коробкой, показала трупу Альцгеймера фак и побежала по тропинке к дому, насвистывая незатейливый мотивчик.

август 2008 г. Comments