Глобальная витаминизация

Работа, работа,

Найди другого идиота.

Раскинулась Вита широко

© 2015 Япритопала.
All Rights Reserved.
A- A A+
Оказывается, БДР - это не Бюджет Доходов и Расходов, как думали мы с Яндексом, а Большое Депрессивное Расстройство.
  - Товарищ, Вы что - псих?
  - Да, у меня и справка есть.
  Это теперь про меня.
  Отныне меня совсем нельзя расстраивать. Я могу уйти в себя и застрять там навсегда.
  А кто будет меня обижать, в того я плюну заразной слюной.

  Откушавши антидепрессантов (няфкусно!), я погружаюсь в воспоминания о детстве. Мы, психи, всегда так поступаем.
  Откуда-то из подсознания выплыл стишок. Точнее, концовка стишка:
  Антон Антонович Антонов,
  Батон Батонович Батонов,
  Вагон Вагонович Вагонов
  Автограф дали: АБВ.
  Помню, что-то героическое эта троица совершала, но подробности из памяти стёрлись. И автора не знаю, к сожалению.
  Напечатан этот стишок был, кажется, в "Весёлых картинках". Я была подписана на это издание, ясный перец.
  Тогда мне это произведение жутко понравилось, я его выучила наизусть и рассказывала на всех семейных корпоративах. Ну и так, если кто на улице встретится и спросит: "Девочка, а ты стишки знаешь?" - пожалста вам. Ещё любила про "Дядя Вася Денисюк позабыл про свой утюг, и теперь у дяди Васи нету полосатых брюк", но сейчас не о дяде Васе речь.
  Вот товарищи Антонов, Батонов и Вагонов меня волнуют в этот поздний час.
  Я тогда всячески развлекалась с этим стишком, придумывая разных Андрона Андроновича Андронова, Бидона Бидоновича Бидонова, Бутона Бутоновича Бутонова, Картона Картоновича Картонова и так далее. Конца-края не было.
  Помню, я сказала маме:
  - А жалко, что на букву Г нельзя в рифму ничего придумать, правда? А то длиннее бы стих был и интересней.
  - Да, действительно, жаль, - ответила мама, как-то странно ухмыльнувшись. - Гораздо интересней было бы.
  И я решила это дело исправить. Чувствовала, что должна быть рифма, обязательно должна быть! И я её нашла! (мы, психи, все сплошь гении).
  Был какой-то праздник, полон дом гостей, все сидели за столом, а я развлекала их этим стихотворением (ох, и рады же они были, полагаю!) И тут меня осенило.
  - Мама, мама! - завопила я. - Я придумала рифму на букву Г!!!
  Мама как-то подозрительно напряглась, глаза её забегали, лицо побледнело. Гости тоже почему-то заёрзали на стульях и в комнате воцарилось неловкое молчание.
  Мама, однако, сумела взять себя в руки и ласково спросила:
  - Ну, что же это за рифма, доченька?
  А голосок-то предательски дрожал, я помню!
  Чего это они все так разволновались? - подумала я, и выпалила гордо:
  - Гвидон Гвидонович Гвидонов!
  Гости радостно заржали и долго не могли угомониться.
  Маму тоже как-то резко отпустило, румянец вернулся на её осунувшиеся щёки, и она, выдохнув умиротворённо, погладила меня по голове и сказала:
  - Умница, дочка.
  Не, ну сейчас-то я понимаю, с чего ей так взбледнулось.
  Но какие они всё-таки извращенцы - эта ваша советская интеллигенция. Ведь все, все до единого ожидали услышать от меня похабщину про Гондона Гондоновича Гондонова. А я-то куда интеллигентнее их оказалась.

октябрь 2011-го.