Глобальная витаминизация

Работа, работа,

Найди другого идиота.

Раскинулась Вита широко

© 2015 Япритопала.
All Rights Reserved.
A- A A+
Приехала сейчас к мужу на работу.
  Сидим с его сотрудниками в комнате отдыха, пьём чай, беседы беседуем. Со мной случился очередной приступ словесного поноса, и я под бурные овации благодарных слушателей выдала несколько забавных историй из своего бесшабашного детства.
  Была в ударе. Блеснула остроумием и актёрскими способностями. Думаю, цирк на Фонтанке потерял в моём лице идеального клоуна.
  Шестеро мужчин, сидящих вокруг меня, ржали, как ненормальные, обливая колени чаем, хрюкая и утирая слёзы тыльной стороной ладони.
  Тут, собственно, в комнату зашёл мой супруг.
  Его сотрудник Игорь, едва справляясь с приступом истерического хохота, произнёс:
  - А здорово, наверно, иметь такую весёлую жену!
  Муж, мрачно:
  - Иметь-то её здорово, а вот жить-то с ней - не дай бог.

февраль 2011-го. Comments
Муж поднимался с букетом по лестнице, встретил противную соседку. Вредоносная тётка, я всегда стараюсь свернуть за угол, если вижу её на горизонте. Она постоянно всем завидует, язвит и распускает по подъезду сплетни. Всерьёз её, конечно, никто не принимает, но всё равно приятного мало.
  Так вот, идёт мой Хорь с цветочками по ступенькам, а навстречу эта кикимора спускается.
  - Что-то Вы, - говорит, - рановато цветы несёте. Сегодня же ещё шестое число.
  Порядочные-то мужья исключительно восьмого цветы жёнам носят, а этот, смотрите-ка, лоханулся, перепутал числа в календаре.
  А мой муж не может же молча пройти, ему обязательно надо поддержать беседу.
  - Да вот, - отвечает, - проезжал мимо Марсова поля, а там у Вечного огня букетик валялся. Я его подобрал и решил жене отнести - может, хоть ужином накормит, наконец.
  Это не болван, скажите на милость? Теперь весь дом будет знать, что я морю мужика голодом, а он после работы занимается мародёрством, таская мне розочки с могил.
  Пятый десяток, ума ни на грош. И радуется, главное, заливается звонким смехом. Изображал мне физиономию соседки в момент его откровений и уписывался, дундук.

март 2011-го. Comments
Была у доктора. Он заглянул в моё горло, потыцкал сиськи стетоскопом, послушал сипы и хрипы и сказал вкрадчивым баритоном: "Трахеит".
  Я спросила: "Это предложение?", а он ответил: "Нет, это - диагноз". А у самого глаза такие хитрые-хитрые...
  Муж хотел перед словом "трахеит" приписать приставку "недо". Еле отняла карточку.
  Но звучит диагноз эротично, согласитесь.

апрель 2011-го. Comments
Уйти на работу, оставив отрытым окно, под которым стоит журнальный столик с ноутбуком. Вернуться домой и обнаружить на журнальном столике огромную лужу, а в ней - мокрый неработающий ноутбук. Весь вечер материться, проклинать небеса, отвечать на невинные вопросы жены "я не мудак, это случайность" и сушить ноутбук феном. Таки высушить. И на следующее утро оставить ноутбук на том же столике перед тем же открытым окном.
  Вот в этом - весь мой муж.
  Три дня пользуется моим нетбуком и ворчит:
  - Он дурацкий и маленький, как с таким жить?
  - Ты про свой мозг? - уточняю я.
  - Я про нетбук! - рычит он.
  Ну... каков мозг, таков и девайс, извините.
  Не поумнеет никогда, я уже смирилась.
  А зато мне весело. Теперь, когда небо затягивает тучами, можно сказать:
  - Сейчас дождь хлынет, подставляй ноутбук.
  Или когда садимся пить чай, можно спросить:
  - Тебе в кружку налить или сразу в ноутбук?
  Или когда муж говорит, что идёт в душ, можно напомнить:
  - Ноутбук с собой взять не забудь.

июль 2011-го. Comments
Только что звонила мама.
  - Меня сегодня от работы до дома бесплатно на машине подвезли.
  - Мама, почему меня никто никогда не подвозит бесплатно, а тебя - постоянно?
  - Ну не расстраивайся, мужчины глупы, они всегда ведутся только на внешнюю красоту.

май 2014-го. Comments
Приходила соседка (которая директор парадной), опять собирала деньги на общественные нужды. Пока я бегала по дому в поисках сумки, потом рылась в сумке в поисках кошелька, потом рылась в кошельке в поисках денег, соседка говорила. Она любое молчание считает неловким и старается каждую минуту тишины задушить в зародыше. Поэтому мы узнали все тайны и новости из жизни соседей, а ведь нам это так необходимо.
  Когда я, наконец, протянула соседке нужную сумму, она сказала:
  - Ой, как с вами легко и хорошо: вы всегда сразу даёте. Я сперва обхожу тех, кто сразу даёт, не выделывается.
  Муж:
  - Одобряю ваш подход, я женился по тому же принципу.

июнь 2015-го. Comments
А ещё у нас бывает так. Надо мне, допустим, соседке с четвёртого этажа отдать 200 рублей на нужды коллектива (она у нас директор парадной). А я рано из дома ухожу, мне неудобно в такое время к ней идти. Ну и оставляю мужу на столе 500-рублёвую купюру и пояснительную записку: "Пусёныш, отдай соседке с 4-го этажа деньги". А записку пишу на конвертике, в котором мне когда-то кусок зарплаты выдали. Муж с суток придёт, прочитает и все ЦУ выполнит.
  Муж и правда с суток пришёл, прочитал, все ЦУ выполнил.
  Приезжаю домой, садимся пить чай, тут приходит та самая соседка, сдачу приносит, смотрит на меня как-то странно, с ядовитой улыбочкой. Я сперва не придала этому значения (она часто на меня так смотрит, я думаю, это зависть к красоте), а потом гляжу: она сдачу в том самом конвертике принесла. Который с "пусёнышем".
  Я спрашиваю:
  - Ты чем думал, когда ей деньги в этом конверте отдавал?
  Отвечает, что тем самым местом, видимо.
  Теперь весь дом будет знать, что угрюмая женщина с последнего этажа в минуты внезапно нахлынувшей нежности называет своего сурового мужика пусёнышем. Вся репутация насмарку.
  Впрочем, могло быть и хуже. Я ведь сперва хотела написать "Пусёныш, отдай пегой крысе с 4-го этажа деньги", а потом прямо бог отвёл.
  В следующий раз буду в домашних записочках обращаться к нему "Многоуважаемый супруг", а то бес его знает, куда он эти записки ещё потащит.

июнь 2013-го. Comments
Рубрика "Навстречу приключениям опаздывать нельзя".
  Сегодня навещали папу в пансионате. Всё как всегда, чинно-благородно: дети приехали к отцу, привезли фруктов и малинишное варенье на фруктозе, газетки с кроссвордами, собирались вместе смотреть хоккей и разговаривать о разном. Казалось бы - как в такой ситуации можно вляпаться в историю? Нормальному человеку - никак. Но. Советский ци-и-ирк умеет делать чудеса! Я застряла в туалете.
  Зашла, закрылась, сделала дело, помыла руки, собралась выходить - а хрен. Замок заклинило намертво. Я дверь - уж-уж, - а она ни туда, ни сюда.
  Что делать? Кричать "Спасите-помогите, человек за бортом!" неловко: стариков местных перепугаю, да и вообще - там полно посторонних людей, а я стыдливая. Ладно бы в душевой застряла или на балконе, но в туалете-то... Не по-принцессовски как-то.
  Ну что, села на толчок, локтями в коленки упёрлась, кулачками - в подбородок. Сижу, горюю. Думаю: ладно, сейчас любимая родня спохватится, что меня долго нет, и придёт на выручку.
  А любимой родне и дела нет: сидят, болтают, в ус не дуют. В какой-то момент они про меня вспомнили, но дружно решили, что я объелась апельсинок и со мной приключился ай-яй-яй. И беспокоить меня не стали.
  А я-то уже и так забеспокоилась, признаться. Что ж это, думаю, до преклонных лет мне здесь кукарекать? Не так мечтала я встретить седую старость.
  Потом я взяла себя в руки и у меня возникла новая мысль, трезвая: когда-нибудь кто-то из них ведь захочет в туалет? Дочь и жена им не нужна, это я уже поняла, но против мочевого пузыря-то не попрёшь, он же не жена, долго терпеть не станет. Тогда-то они придут и вытащат меня из ловушки. Будут вынуждены попросту.
  Но мочевые пузыри любимых родственников были пусты и спокойны.
  Мобильник, конечно, остался в комнате, поэтому я была лишена возможности позвонить мужу, в МЧС или на телефон доверия для туалетных заложников.
  Тоска одолевала меня. Ни тебе интернета, ни книги, ни общения. Сиди на горшке, переводи взгляд с раковины на стену и обратно - вот и все развлечения. Даже песен не споёшь, потому что посторонние могут услышать и подхватить, а врачи решат, что в пансионат проник вирус сумасшествия. От скуки сочинила стишок про горшок, но записать его было нечем и не на чем, поэтому я тут же его забыла.
  Наконец, в голову мужа закрались некие подозрения и он пришёл узнать, всё ли со мной в порядке и хорошо ли я себя чувствую.
  Чувствовала я себя хорошо, но хотелось на волю, к семье, варенью и хоккею.
  - Хомяк, - обрадовалась я, - Хомячочек, помоги мне, я застряла.
  - Едрит твою налево, - ответил Хомячочек. - Куда ты там залезла-то, чума? Открой дверь, я тебя выну.
  - Остолоп, - говорю я, - никуда я не залезла, тут замок заклинило и мне не открыть дверь. Давай открывай её быстренько снаружи и пойдём пить чай.
  - Сядь и подумай головой, - сказал муж, словно я не занималась этим последние полчаса. - Сядь и подумай: если бы замок можно было открыть снаружи, то какой смысл было бы его вообще врезать?
  А, да, об этом я не думала.
Comments

В воскресенье я работала, а у мужа выдался выходной. И он поехал с друзьями на дачу к одному приятелю. Ну, шашлык, баня, девочки водочка, все дела. Мой, правда, не пил, ибо за рулём и вообще малопьющий.
  Вечером вернулся, забирает меня с работы.
  Спрашиваю:
  - Признавайся, изменял мне там, паршивец?
  - Естественно, - отвечает. - Мир не без добрых блядей.

июль 2013-го. Comments
Муж решил сегодня надеть новые бежевые брюки. Достал коричневый ремень, но оказалось, что он слишком широкий и не влезает.
  Сразу начались капризы: мне не в чем идти на работу, у меня нет штанов, у меня нет ремня, у меня нет счастья в личной жизни.
  Предлагаю надеть другие брюки. Фигу. В одних ему жарко, другие жмут, третьи пора стирать, пятые не сочетаются с рубашкой, а в десятых он похож на дурака.
  Говорю: иди вообще без штанов, будешь похож на умного. Отвечает: не смешно. Ну кому как.
  В итоге достала из шкафа узкий чёрный ремень. Протягиваю.
  - Но чёрный ремень не подходит под бежевые брюки! - возмущается муж.
  Ах ты ж, ибическая сила.
  - Надевай, - говорю, - чучело. Кто на тебя смотрит-то?
  - А вот не скажи, - отвечает муж. - Это ты уже привыкла к моему обаянию и шарму, не замечаешь. А женщины на улице шеи сворачивают, залюбовавшись мной.
  Фыркаю, сую ремень ему в руки и ухожу на кухню. Возвращаюсь через минуту. Муж стоит перед зеркалом в бежевых брюках с чёрным ремнём, с недовольным видом рассматривает своё отражение, а потом произносит со вздохом:
  - Ох, не знаю, не знаю... Что сказала бы на это Эвелина Хромченко...

июль 2012-го. Comments
Чёрт. Мне всегда казалось, что я была такая клёвая в детстве, не доставляла родителям и сестре никаких хлопот, а приносила лишь одно сплошное счастье и праздник каждый день.
  А они собрались втроём - мама, папа и Влада - и как начали вспоминать, какая я была... И все мои иллюзии накрылись медным тазом. По-моему, я даже поседела от расстройства. Считаю, что Владе нужно поставить памятник при жизни за терпение, потому что если бы у меня была такая младшая сестра, она бы фиг дожила до совершеннолетия.

  Рассказали мне, например, такую историю.
  Когда мы только переехали в Питер, мне было 5 лет, а Владе 11. И она в сентябре шла в новую школу. Конечно, это очень волнительно для ребёнка. А родители с этим переездом и прочими делами забыли про главное - про белые банты. Первое сентября на носу, а человек без бантов.
  Рюхнулись буквально за три дня до торжественного события. Мама понеслась по галантерейным магазинам - коричневые и чёрные ленточки есть, а белые все раскупили.
  Будущее ребёнка рушилось на глазах, потому что какое, нафиг, образование без бантов?
  Напрягли папу. Папа в Риге купил обалденные ленты - белоснежные, широкие, длинные. Передал через проводницу поезда. 31-го августа мама съездила на вокзал, забрала эти ленты и сделала из них дома чудо чудное: вшила туда резиночки, стянула красиво и получились такие огромные розы. Таких ни у кого не было.
  Влада от счастья прыгала и плясала. А я решила, что этого мало. Ну просто белые - это же скучно? Поэтому я взяла цветные фломастеры и нарисовала на бантах кружочки, квадратики, снежинки...
  У Влады случилась истерика. Как в фильме "Любовь и голуби" (помните, с галстуком: "Всё, съездил на курорт"). Так и она: "А-а-а! Как я теперь в школу пойду без бантов?!" Еле успокоили. И пошёл ребёнок на линейку с распущенными волосами и зарёванными глазами.
  Вот так я чуть не похерила образование старшей сестры.

  А ещё я в 6 лет прочитала книгу Валентины Осеевой "Васёк Трубачёв и его товарищи" и у меня появилась мечта: стать пионером. А быть пионером - значит, помогать старшим и носить красный галстук.
  Я начала активно всем помогать: мама ещё доесть не успеет, а я уже тарелку у неё выхватываю, чтоб вымыть; мама только пыль протрёт с полированной мебели, а я бегу следом и всё это неотжатой тряпкой до ума довожу; Влада с вечера ранец соберёт, а я вижу, что на столе ещё учебники и тетрадки остались, и напихаю их туда же. Ну и так далее.
  Старшим-то я помогала, а галстука красного мне никто так и не дал.
  И тут Владу пригласил на день рождения один мальчик из класса. Она в этого мальчика была страстно влюблена. Мама этого не знала, а вот папа был посвящён. И папа решил, что его дочь должна быть на этом празднике самая красивая, чтоб мальчик понял, кто тут королева.
  И привёз папа Владе платье небывалой красоты: алое, атласное, в рюшками и с бантом на попе. Влада платье надела и все ахнули. Родители ахнули от того, что Влада была в нём умопомрачительно хороша, а я ахнула, потому что поняла, где я возьму галстук.
  Когда никого не было дома, я этот бант отрезала, намотала на шею и была счастлива. Ровно до той минуты, пока не вернулись мама с Владой.
  Ой, как мама на меня ругалась, когда пришивала обратно этот бант! А Влада ревела навзрыд, но говорила: "Мама, не ругайся на неё, она же маленькая".
  Зато вскоре мне купили настоящий галстук и Влада научила меня завязывать правильный узел. И я ходила по улице, гордо задрав голову, в развевающемся красном галстуке.

февраль 2009-го. Comments
Детство моё пришлось на те страшные времена, когда работающие пенсионеры могли не только нормально существовать, но ещё и имели возможность помогать детям и внукам. Ой, лихие годы, свят-свят.
  Было мне лет пять.
  Получила как-то бабушка зарплату, взяла меня в охапку и потащила в магазин. И там мы с ней притарились: купили ей новую кофту, а мне платье.
  На улице было прохладно и бабушка свою кофту сразу надела.
  Идём к дому, а навстречу соседка. Тоже пенсионерка, но неработающая. Вредная такая была, тварь, завистливая. Увидела бабушку и говорит: "И на какие такие шиши ты, Федосья, умудряешься себе обновки покупать?" Ехидненько так. А бабушка ей отвечает спокойно: "У тебя тоже руки-ноги целы, иди работать, будут и у тебя обновки".
  И пошли мы вовсвояси, а соседка стояла и зубами от злости клацкала.

  На следующий день вышли мы с бабушкой гулять. Я, понятное дело, в новом платье, вся из себя, рот до ушей. Бабушка следом копотит.
  И тут навстречу опять эта соседка. Её, видать, злость ещё со вчерашнего дня не отпустила, охота пакость сказать.
  Увидела меня и скрипит: "Опять у тебя платье новое, что ли?"
  "Да, - отвечаю. - Это мне бабушка купила"
  А она, ума палата, говорит пятилетнему ребёнку: "Твоя бабушка, видать, деньгами серит".
  И пятилетний ребёнок, ни секунды не мешкая, отвечает: "Так ведь и у тебя жопа большая, серь и ты деньгами!"
  И поплыла дальше, радостно улыбаясь.

  Мне вот мама сейчас об этом рассказала и я прямо, знаете, сама себя зауважала. Вот ей-богу, сейчас, в тридцать с лишним лет, я бы не додумалась так ответить.

февраль 2009-го. Comments
С удивлением узнала, что многие люди не имеют никакого представления о том, где, когда и каким образом познакомились их родители.
  Они прекрасно знают историю своего города, своей страны, и даже историю сотворения мира рассказывают без запинки, а историю, с которой начались они сами, не ведают. Странно. Разве это может быть неинтересно?
  Вот вы, например, знаете, с чего началась ваша семья? Я знаю с раннего детства.
  Многие думают, что раз мои родители врачи, да ещё оба при этом мозгоёбы мозгоправы, то познакомились они либо учась в одном институте, либо вместе работая, либо танцуя твист в какой-нибудь студенческой компании. И эти многие, как ни странно, в корне ошибаются. На самом деле причиной их знакомства и, как следствие, появления меня и Влады, стала череда удивительных совпадений.
  Ни для кого не секрет, что папа мой - латыш. Родился он в Елгаве, потом семья перебралась в Даугавпилс, там он закончил школу и уехал учиться в Ленинград.
  А мама моя родом из Ленинградской области. И за высшим образованием она тоже, конечно, рванула в Ленинград. Только случилось это двумя годами позже.
  Поскольку семьи моим родителям достались большие и небогатые, и финансовой помощи ждать было неоткуда, то параллельно с учёбой они работали.
  И вот закончила мама первый курс. Отпуск у неё по графику должен был быть в июле, и она намеревалась провести его в Сочи. Уже договорилась с подружкой, готовилась (а уж как моя мама готовится к отпуску - это вам известно), но тут случился обломчик: кто-то у них на работе серьёзно заболел и график отпусков сдвинулся. Поездка в Сочи накрылась медным тазом.
  Мама настроилась уже, было, на весёлый и радостный августовский отдых в огороде, за выкапыванием картошки и сбором ягод, но тут профсоюз неожиданно предложил ей горящую путёвку в Ригу. Отдых в Прибалтике в ту пору котировался высоко и она сразу согласилась. Тем более, в Риге жили мамины родственники, которые давно зазывали её в гости, но она отказывалась, потому что у тех была очень маленькая квартирка и маме было неловко их стеснять.
  Короче говоря, собрала она свой неподъёмный (в этом я уверена) чемодан, накупила рижским родственникам подарков, села в поезд и поехала в Ригу.
  А у папы моего отпуск в августе был по графику. И ничего не сорвалось. Вот только провести его он хотел в Ленинграде, потому что из-за работы и учёбы у него совсем не было времени на то, чтобы просто погулять по городу, походить по музеям и по театрам (а театрал он заядлый, надо сказать).
  Однако, и у него случился облом: именно в это время его родители собрались переезжать из Даугавпилса в Ригу и попросили его помочь с переездом.
  Папа расстроенно вздохнул, собрал свой крошечный рюкзачок (в этом я тоже уверена), накупил рижским родственникам подарков, сел в поезд и поехал в Ригу.
  И ехали они, как потом выяснилось, одним и тем же поездом, но только в разных вагонах. Поэтому познакомились совсем не там и не тогда. Случилось это через неделю.
Comments

Мы с мужем всё воскресенье занимались совместной уборкой квартиры. Мыли пол, окна, унитаз и кости общих знакомых.
  Особенно досталось моей троюродной сестре - думаю, она будет икать, как минимум, до Рождественского поста. Всякий раз, когда я упоминаю в разговоре её имя, мой муж вздрагивает, скрежещет зубами и бурчит, что пора уже научиться посылать некоторых людей за горизонт. Я умею посылать. Некоторых. При условии, что эти некоторые не являются моими троюродными сёстрами. Во-первых, у нас в семье так не принято, а во-вторых, она обязательно расскажет об этом своим родителям. А родителей её я очень люблю, расстраивать их не хочу и ссориться с ними не желаю.

  Так вот.
  Она всегда звонит не вовремя. Есть такая категория людей, которые всегда, сцуко, звонят некстати, и она как раз из их числа. Я понимаю, что она не виновата - откуда ей знать, чем я сейчас занята? Но за долгие годы у меня сложилось впечатление, что она, зараза, чувствует меня на расстоянии и пакостит назло.

  Например, я хочу посмотреть фильм по телевизору. Я его жду неделю, я бросаю все дела, я отказываюсь от встречи с друзьями, я устраиваюсь уютненько в кресле, и через десять минут после начала фильма раздаётся звонок:
  - Приве-е-ет... Чо де-е-елаешь?..
  - Слушай, Люб, - говорю я. - Киношку давно посмотреть хотела, сейчас идёт как раз. Давай я тебе потом перезвоню?
  - Поня-я-ятненько, - отвечает она. - А что за киношка?
  Говорю название фильма и снова обещаю перезвонить.
  - Ла-а-адненько, - соглашается Люба. - А киношка наша или импортная?
  - Импортная, - раздражаюсь я. - Пока.
  - А кто снима-а-ается? - не реагирует на моё бешенство сестрица.
  - Включи и посмотри!
  - А по какому кана-а-алу?
  - По такому-то.
  - А-а-а... У меня этот канал не ло-о-овит...
  К тому моменту, когда мне удаётся с ней распрощаться, сюжет фильма уже закручен, и всё оставшееся время я пытаюсь воткнуться, кто из героев весь из себя положительный, а кто говнюк.
Comments

Это не семья, это чистый цирк-шапито.
  Приехали к деду, привезли ему в подарок брюки. Покупала я их без примерки, конечно, на глаз. В принципе, была уверена, что подойдут - нужно будет только снизу подкоротить.
  Достаю брюки из пакета, протягиваю деду, чтоб примерил, и иду в комнату заряжать бабушкину швейную машинку (настоящий "Зингер", к слову, с педалью).
  Протаскиваю нитку и слышу из кухни такой диалог.
  Дед:
  - О-о-ой, не модные штаны-то... Теперь такие не носят, теперь надо, чтоб сзади как будто куча была навалена, я видел.
  Мама:
  - Он ещё выкобенивается! Сам навалишь, ничего.
  Брат (волоча огромную сумку с продуктами):
  - Япона мать, какая тяжесть! Сейчас мои штаны тоже станут модными.
  Дед:
  - А, ну да. Ещё и песку натрясётся целый воз... Хорошие штаны, модные, пойду мерить.
  Боже мой, с кем приходится пить жить.

  Штаны, кстати, сели идеально, как будто на него шиты. Дед уже в них втюхался и ходит гоголем.

ноябрь 2009-го. Comments
Сегодня разговаривала по телефону с сестрой, которую чёрт занёс за тридевять земель от меня, и в процессе разговора мы вдруг осознали, что уже больше двадцати лет не ссорились. То есть вообще, даже по мелочам.
  Нет, конечно, мы далеко не всегда бываем согласны с мнением и поступками друг друга, но нам как-то, на удивление легко, удаётся говорить об этом ровно и спокойно. Я могу запросто сказать ей: "Ты не права", и знаю, что она не обидится, не надуется и не бросит трубку сгоряча, а выслушает и либо согласится со мной, либо спокойно объяснит, почему она поступила именно так, а не иначе.
  Многие знакомые считают, что не ссоримся мы из-за того, что живём далеко друг от друга, скучаем и боимся порвать некую ниточку, нас соединяющую. Я не совсем с этим согласна. Мне кажется, дело всё-таки в характерах (нордических и выдержанных, ага), а ещё - в семейных традициях. Ну не принято у нас в семье ругаться.
  Да и поводов для ругани у нас с Владой даже в детстве практически не было: обновки нам покупали одновременно, вкусности делили поровну, за безобразия наказывали одинаково. А кроме того, я всегда Владу слушалась, потому что она старшая, а Влада мне всегда уступала, потому что я младшая. Я даже не помню, чтобы мама нас этому учила или вела какие-то разъяснительные беседы на эту тему - просто это было для нас так же естественно, как мытьё рук после посещения туалета.
  Но иногда, конечно, случались у нас небольшие стычки. Однако, они были настолько редки, что мы до сих пор почти все эти стычки помним. И помним, конечно, чем они заканчивались.
Comments

Мы прочитали какой-то рассказ о том, как один мальчик написал письмо, в котором рассказал о себе - как его зовут, сколько ему лет и так далее, - запечатал это письмо в бутылку и бросил в океан. А где-то в далёкой капиталистической стране другой мальчик, его ровесник, ловил рыбу и случайно выудил эту бутылку. Он прочитал письмо советского сверстника, обрадовался и с тех пор они стали дружить. Как именно они дружили, я не помню. Наверное, так до пенсии и посылали друг другу письма в бутылках через океан. Если честно, у меня вообще довольно смутные воспоминания об этом художественном произведении: шутка ли - прочитано-то оно было, страшно сказать, тридцать лет назад. Может, это и не рассказ был, а книжка. И, может, импортный мальчик вовсе не ловил рыбу, а искал, например, жемчуг. И вообще, почему-то мне кажется, что всё это было написано в букваре. А может и нет.
  Одно я могу сказать с полной уверенностью: мы это произведение прочитали, оно произвело на нас неизгладимое впечатление и мы тут же загорелись идеей найти себе друзей за границей таким вот нехитрым способом. Мы - это я (мне тогда было 7 лет) и мои дачные подружки Анька и Наташка (им было по 9).
  Письмо было написано довольно быстро. Дословный текст я, конечно, не помню, но что-то типа "Здравствуй, дорогой друг, нас зовут Аня, Наташа и Вита, мы живём в Советском Союзе, учимся в школе, увлекаемся музыкой и собираем фотографии артистов, давай дружить".
  Найти подходящую бутылку нам не составило никакого труда. С подходящим океаном было сложней. Так уж сложилось, что в деревне Лампово Гатчинского района Ленинградской области нет ни одного океана. Вопиющее безобразие.
  Но мы с лёгкостью вышли из этого затруднительного положения, справедливо рассудив, что все реки рано или поздно впадают в океан, а река в деревне Лампово как раз есть. Я не знаю, кто и когда назвал эту лужу рекой (её и на картах-то не обозначают), но, тем не менее, вода в ней плещется и бутылка до океана просто обязана была добраться.
  Речушка эта называется, как вы наверняка догадались, Ламповкой. Однако, местным жителям это название кажется убогими и примитивным, поэтому он гордо именуют её Байкалом.
  В общем, мы написали письмо, засунули его в бутылку, заткнули пробкой и собрались идти на Байкал налаживать контакты с капиталистическими детьми.
  Тут перед нами возникло препятствие в виде моей бабушки.
  - На дворе темень, а они на речку собрались, - возмутилось препятствие. - Не пущу!
  Ну здрасьте, приехали. Капиталистические дети уже стоят по колено в океане, ожидая нашу бандероль, а тут такой форс-мажор. В воздухе запахло международным скандалом.
  Мы начали ныть, умолять и упрашивать. Объясняли, что купаться мы не будем, нам только на минуточку надо к речке, мы мигом обернёмся - одна нога здесь, другая там. Однако, бабушка сказала, как отрезала: "Все ноги до утра останутся здесь!".
  Ждать до утра мы никак не могли. Ну что, ей-богу, капиталистическим детям всю ночь теперь в воде стоять из-за бабушкиных капризов?
  - Бааа, ну нам надо, понимаешь? - канючили мы. - Очень надо!
  На помощь, как всегда, пришёл дед.
  - Надо - значит, надо, - сказал он и вызвался проводить нас к речке.
Comments

Папа очень любит вспоминать эту историю. Вот и сегодня не сдержался. По его просьбе я вам эту историю расскажу.
  Сперва нужно отметить, что мой папа - большой поклонник творчества Владимира Высоцкого. Сколько себя помню, голос Высоцкого звучал в его доме всегда. И я, конечно, знала все песни наизусть (недавно смотрели с мужем передачу про Владимира Семёновича, и я вдруг поймала себя на том, что подпеваю. Помню слова даже тех песен, которые лет двадцать уже не слышала!).
  После того, как однажды воспитательница пожаловалась моей маме, что я пою похабные песни в садике (а пела я "помню, Клавка была, и подруга при ей, и что целовался на кухне с обоими"), у родителей состоялся серьёзный разговор. Папе было дозволено слушать в моём присутствии только песни про горы, про войну и про коней привередливых. Папа согласился и обещание своё выполнял безупречно. Да толку-то? Я же успела уже всё послушать и выучить!
  А теперь, собственно, сама история.
  Было мне четыре года. Однажды папе нужно было ехать по делам в Москву, и он решил взять меня с собой. Он вообще любил брать меня в поездки: путешествовать я обожала, вела себя всегда хорошо, да и ему со мной никогда скучно не было.
  В Москве мы остановились у родственников. Днём папа уходил, оставляя меня на попечении тёти и дяди, а вечером мы шли с ним гулять по городу.
  И вот однажды папа сказал мне, что нас приглашает в гости какой-то профессор. А у профессора есть внучка, моя ровесница.
  Я была довольно стеснительным ребёнком, в обществе незнакомых людей робела и старалась забиться в какой-нибудь укромный уголок, поэтому папа добавил:
  - Я тебя очень прошу, не сиди букой. Мне нужно обсудить с профессором очень важные дела, а ты поиграй с его внучкой и пообщайся с его женой.
  Я пообещала.
  Пришли мы в гости. Квартира профессора меня потрясла: старинная мебель, раздвижные двери, огромные люстры, кресла-качалки - музей, а не квартира. Сам профессор такой холёный, вальяжный... И в халате! Халат произвёл на меня неизгладимое впечатление: до тех пор я мужчин в халатах никогда не видела, у нас в семье это как-то не принято.
  Профессорская жена - маленькая худенькая женщина в брючном костюме. Я потом маме с удивлением рассказывала: "Там дяденька в халате, а тётенька - в брюках! Ну и ну!"
  Профессора звали Александр Соколов. Отчество, увы, не помню, равно как имена его жены и внучки. Но это, в общем, не столь и важно.
  Сперва мы все вместе пили кофе в большой комнате. Профессорская жена постоянно предлагала нам пирожки и печенье, подливала кофе и вообще всячески суетилась. Мужа она называла Санечкой, и беспрестанно щебетала: "Санечка, подлить кофейку? Санечка, добавить сахару? Санечка, тебе не дует от окошка?" Мне казалось очень забавным, что такого важного и пожилого дяденьку зовут Санечкой.
  Потом папа и профессор Санечка ушли в другую комнату решать какие-то свои проблемы, а я осталась с хозяйкой и внучкой.
  Профессорская жена оказалась очень приятной и общительной женщиной. Под её чутким руководством мы с внучкой быстро подружились, поиграли в разные игры и вообще дивно провели время. Я совсем не бучилась и не стеснялась, мне у них понравилось.
  В комнате стояло пианино, и профессорская жена предложила нам попеть песенки. Она работала преподавателем музыки то ли в музыкальной школе, то ли в каком-то училище. Играла нам всякую детскую попсу, мы пели и плясали. В общем, было не скучно.
  Потом папа с профессором вернулись, и хозяйка предложила нам организовать для них концерт. Папа обрадовался и решил меня подбодрить:
  - Давай, дочь, спой что-нибудь!
  Ну что дочь могла спеть для отца? Естественно, что-то из репертуара его любимого певца!
  Я задумалась, перебирая в памяти подходящие к случаю песни. И вдруг меня осенило. Я повернулась к внучке хозяев и сказала:
  - А я знаю песню про твоего дедушку!
  И прежде, чем папа успел что-то сообразить и предотвратить мой позор, заорала дурным голосом:
  - В Ленинграде-городе, у Пяти углов, получил по морде Саня Соколов!
  Румянец сошёл с папиного лица, профессорская жена с громким всхрюком упала лицом на клавиши, а сам профессор подавился кофе и выскочил из комнаты. И буквально через секунду из прихожей раздался его громкий истерический гогот.
  На наше с папой счастье, профессор Санечка и его супруга оказались людьми адекватными, с хорошим чувством юмора. А ведь могла подмочить отцу репутацию, дааа.
  Потом папа долго рассказывал всем знакомым эту историю и ухохатывался. Но это потом. А в момент моего творческого триумфа был бледен, как восковая фигура.
  И больше он никогда не просил меня быть в гостях пообщительней и не сидеть букой. Понял, что все его просьбы я исполняю от души.

декабрь 2011-го. Comments
Когда кто-то говорит, что любовь не бывает долгой и любые, даже самые нежные отношения между супругами со временем теряют свою красоту и разбиваются о быт, я всегда привожу в пример своих бабушку и деда.
  Они были знакомы ещё с юности, дед учился в одном классе с бабушкиной младшей сестрой. Бабушка воспринимала его, конечно, просто как соседского мальчишку, да и он в её сторону смотрел безо всякого интереса - она была для него слишком взрослая.
  Сошлись они уже в довольно зрелом возрасте. У каждого за плечами был не очень удачный опыт семейной жизни, у каждого были взрослые дети, а у бабушки - даже внуки. Но жили так, что все считали, будто они всю жизнь вместе, и что дети и внуки у них общие. А мы и были общими, и любили их обоих невероятно. И их любви хватало на всех. У них не было принято говорить "это твоя дочь, это мой сын" - только "наши дети". На дни рождения мы все всегда получали в подарок одинаковую сумму денег; если бабушка шла в магазин, чтоб купить мне, например, заколку для волос, то покупала заколки и для моих сестёр, а заодно и братьям по какой-нибудь машинке перепадало; если дед доставал из погреба банки с вареньями-соленьями, чтобы не дать нам умереть в "этом вашем городе" от голода, то всем поровну, одинаково. Никогда и никаких различий, никто не чувствовал себя обиженным и обделённым заботой. А ведь нас много: в общей сложности у бабушки и деда пятеро детей, одиннадцать внуков и девятнадцать правнуков. И никому не было тесно в их доме.

  Они прожили вместе больше тридцати лет, но всегда смотрели друг на друга с такой нежностью, с таким обожанием, что даже самые закостенелые циники захлопывали рты и понимали: да, такое бывает.
  У них всегда было весело. Они постоянно шутили, по-доброму подначивали и друг друга, и нас. Дед всегда рассказывал какие-то смешные байки, причём, я так и не научилась отличать в его рассказах правду от вымысла, но это всегда было дико смешно. Бабушка грозила пальцем: "Дед, прекращай детям головы морочить!" - но сама не могла удержаться от смеха. Он вообще великий выдумщик и шалопай.
  Я уверена на сто процентов, что годы, проведённые вместе, были для бабушки и деда по-настоящему счастливыми. В этом невозможно сомневаться, ибо они оба просто светились счастьем. Им не нужно было играть, притворяться, выставлять свои чувства напоказ - всё было видно по глазам.
  Их ничто не могло разлучить, кроме...
  Бабушки не стало шесть лет назад. Я до сих пор не могу говорить о её смерти без слёз. Время не лечит.
  Дед сдал сразу, резко. Обострились все болячки, начало подводить сердце, он стал слепнуть, перенёс микроинсульт, иногда отказывали ноги. Возраст, конечно, да. Но смерть бабушки всё это усугубила. Частенько, звоня ему по телефону, я понимала, что он плачет. Не признавался, хорохорился, отшучивался, но я ж не глухая. Мы поддерживали его, как умели, навещали, звонили часто. Но заменить ему бабушку так и не смогли.
  Когда случилась беда с моим папой, дед очень переживал. Постоянно справлялся о папином здоровье, ждал его в гости. Они всегда очень уважали и любили друг друга. Дед называл папу "мой импортный зять".
  На днях позвонила ему:
  - Дед, - говорю, - папа приезжает тринадцатого января.
  Обрадовался несказанно:
  - Ну всё, значит, четырнадцатого жду вас к себе.
  На том и порешили. Папа тоже очень ждал этой встречи, купил деду подарок.
  А за несколько часов до прихода папиного поезда мне позвонили из деревни. Не дождался нас дед. Один денёчек не дождался.
  Я не хотела говорить папе сразу - думала, приедем домой, он немного отдохнёт с дороги, а потом уж... Старательно запудривала зарёванное лицо, улыбалась, но папу-то не проведёшь - он всегда замечает, что со мной что-то не так, как бы я не пыталась это скрыть.
  Вот так. Ехал папа в гости, а попал на похороны.
  Я так ждала этот день, так ждала, а он оказался чёрным.
  Больше нет на свете ни одного человека, который назовёт меня внучкой. А чем старше становишься, тем сильнее хочется это слово слышать.
  Невыносимо больно терять людей, которые делали тебя счастливой.
  Я не являюсь верующим человеком, но сейчас мне очень хочется надеяться, что где-то там есть продолжение. Что бабушка уже ждёт его, печёт свои знаменитые булочки с маком и корицей и посматривает в окошко. А он торопится к ней, соскучившийся и радостный от предвкушения встречи. И они будут вместе, будут снова смотреть друг на друга с обожанием, подначивать и шутить. И больше их уже ничто не разлучит.

январь 2012-го. Comments
Сюпрюк наш героический, вернувшись поутру с ратного подвига, покушали вкусно, попили сладко, подсели к жене, обняли её, поцеловали в щёчку, погладили по коленке, и елейным голосом произнесли:
  - Кусечка, я уже говорил, как сильно я тебя люблю?
  Жена сразу зарделась, разомлела, в улыбке расплылась и молвит кокетливо:
  - Нет, не говорил.
  - Да? - удивился сюпрюк, почесав затылок. - Странно. А кому ж я это говорил-то?

  ***
  Приехал в гости мой младший братец. Расселся на моей кухне как король на именинах и завёл речь о преимуществах многожёнства.
  Капает, стало быть, мужу моему на мозг. Вот, дескать, как прекрасно было бы, кабы дало нам государство возможность четырёх законных супружниц иметь: две жены с восьми до пяти батрачат, деньги в дом приносят, а ещё две дома сидят - стирают, убирают, обед готовят, детям жопы подтирают. Ты домой пришёл, а они уж ждут, в рядок выстроившись - нарядные, красивые, улыбающиеся. Рады тебе. Одна с тебя куртку снимает, другая - ботинки, третья уже тапочки несёт, а четвёртая "Коммерсант Дейли" вслух читает. А потом ты отужинаешь сытно, и можешь выбирать, с которой нынче в постель ложиться. В какую пальцем ткнёшь - та и твоя сегодня. А можешь ведь и двумя пальцами одновременно ткнуть. А можешь и просто рукой махнуть небрежно, и сразу с четырьмя завалиться.
  Я говорю:
  - Запястье не вывихни, когда махать-то будешь.
  А маленькое говно уже в роль вошло, куда там. Отмахнулся от меня, как от назойливой мухи - типа, женщина, знай своё место.
  Ну что я вырастила, боже мой? Ведь недавно ещё говнюка с ложечки манной кашей кормила и подгузники сраные ему меняла. А поди ж ты, какой падишах вырос.
  Нет, думаю, пора этот монолог пресечь. Покуда он мне тут взвод ятровок не приволок.
Достала из ящика овощи, говорю:
  - Так, один эмир бухарский чистит картошку, другой - лук и морковку. Когда закончите, помоете посуду, вынесете мусор и протрёте пол на кухне. И всё это - в темпе бранля башмачников, я два раза повторять не буду.
  Молчавший до этого времени муж обнял младшенького братика за плечи и произнёс:
  - А прикинь, Серый, если бы их было четыре...

май 2012-го. Comments
Завтра после работы поедем навещать бабу Машу. Это моя старенькая-старенькая родственница.
Звоню ей сегодня, спрашиваю, что купить. Она мнётся, мнётся, явно стесняется о чём-то попросить.
Я говорю:
- Баб Маш, давай без церемоний, у меня деньги есть, если дело в цене.
- Да нет, - говорит, - дело не в деньгах.
- А в чём? Давай напрямоту, загадочная ты моя.
Баба Маша ещё минуты две что-то мямлит, а потом выдаёт:
- Доченька, купи мне слабительного в аптеке, а то я как Боярский.
- Эммм... Почему как Боярский?
- Да опять крепит потёртое седло...

июль 2013-го. Comments
У племянника Никиты завтра будет утренник в детском саду.
  За неделю до торжества мы призадумались насчёт костюма. Брат мой спрашивает у Никиты:
  - Сынок, ты кем хочешь быть на празднике?
  - Вампиром, - отвечает сынок.
  Брат перекрестился, съел на всякий случай головку чеснока, зажал в руке осиновый кол и говорит:
  - Не, Никит, давай каким-нибудь милым зверьком тебя нарядим. Другие-то дети будут зайчиками, белочками, медвежатами... А ты кем будешь?
  - Тогда охотником, - ответил ребёнок, нежно улыбнувшись.
  Не-не, с психикой там всё нормально. Это у нас юмор такой.
  В итоге будет Грибом. Ну да, Грибом, и ничего смешного. Мне же надо куда-то приспособить тонну спи*женного мебельного поролона? Вот, он почти весь ушёл в шляпу Гриба.

декабрь 2011-го. Comments
Приезжал в гости брат с племянниками.
Брат висел на телефоне, я листала френд-ленту, дети рисовали, муж читал какую-то очередную книгу о войне.
Племянникам приспичило, чтоб мой муж присоединился к ним и нарисовал самолёт.
- Сейчас, сейчас, мужики, - бубнит муж, - вот эту главу дочитаю...
Младший, Никита, устал ждать и возмутился:
- Ну сколько можно читать?
Я говорю:
- Просто ваш дядя - книжный червь!
Муж оборачивается ко мне:
- А ты, кстати, сама там книжку читаешь.
- Нет, - отвечаю, - я читаю ленту.
Никита:
- А наша тётя - ленточный червь!

декабрь 2011-го. Comments
Едем сегодня с племянником Никитой в троллейбусе. Никита, как обычно, пребывает в состоянии задумчивости. Смотрит в окно, водит пальцем по стеклу, о чём-то размышляет. Я сижу рядом, читаю книгу.
  Вдруг у женщины, сидящей в начале салона, звонит телефон. Она берёт трубку, две секунды слушает, потом громко говорит:
  - Да-да-да-да-да! Да-да-да-да-да-да! Да-да-да-да! Да-да-да-да-да-да!
  Троллейбус едет. Я пытаюсь читать. Никита по-прежнему невозмутимо трёт стекло.
  Женщина безостановочно тарахтит в трубку:
  - Да-да-да! Да-да-да-да-да-да!
  Пассажиры прервали свои негромкие разговоры, оторвались от книг и мобильников. Смотрят на эту женщину. Ждут, когда закончится её беседа.
  - Да-да-да! - продолжает кричать женщина. - Да-да-да-да!
  И вот так, непрерывно, от станции метро "Спортивная" до стрелки Васильевского острова. Две остановки мы ехали под это "Да-да-да-да-да-да-да-да!"
  И вдруг, внезапно, женщина произносит кокетливое "Ах-ха!", отключает телефон и замолкает.
  Наступает непривычная тишина. И в этой тишине Никита, не отрываясь от своего занятия и продолжая меланхолично смотреть в окно, произносит угрюмо:
  - Ну всё, закончились патроны в пулемётной ленте...
  С пассажирами, сидевшими рядом с нами, случилась истерика.
  Надо было, наверное, сделать племяннику замечание, да? Я не смогла. Я совершенно непедагогично заржала.

март 2012-го. Comments
После сегодняшней прогулки по Дороге жизни заехали к родственникам на Охту, чтоб забрать гостивших у них племянников Ивана и Никиту - сыновей моего младшего брата.
  Вышли из дома, идём к машине. Пацаны бесятся, как черти: орут, убегают, толкают друг друга.
  Сделала им замечание, попросила вести себя нормально. Ноль эмоций, фунт презрения.
  А я, как было сказано ранее, два раза не повторяю. Поэтому, когда безобразия продолжились, гаркнула:
  - Так, быстро прекратили, а то сейчас обоим наваляю по заднице!
  Притихли на минутку. Потом Иван, старший, хитро улыбнулся и затрещал:
  - И не наваляешь, и не наваляешь! Мы папе расскажем!
  Младший, Никита, подошёл ко мне, молча взял меня за руку, повернулся к брату и произнёс мрачно:
  - Ваня, не заводись. Она ведь и папе наваляет.

  Где-то внутри меня сидит Антон Семёнович Макаренко.

май 2012-го. Comments
Мой племянник Никита всё-таки удивительно трогательный ребёнок.
  Вчера вечером были с ним на Московском вокзале, встречали папу (его папу, не моего). Пока ждали, Никита расспрашивал меня о городе. Ему всё интересно: и про Петра Первого, и про Зимний дворец, и про блокаду, и какие знаменитые люди здесь жили. Мне приятна эта любознательность, я её всячески поощряю и стараюсь не ограничиваться короткими ответами - рассказываю всё как можно подробней.
  И до того он воодушевился вчера моими рассказами, до того возгордился тем, что живёт в Питере, что, увидев большую толпу иностранцев, только что приехавших на вокзал, замахал руками, запрыгал и закричал:
  - Добро пожаловать в наш прекрасный город! Мы надеемся, что вам у нас понравится!
  Иностранцы улыбались и махали ему в ответ. А стоявшие поблизости жители нашего прекрасного города, по-моему, описались от смеха.

  Кстати, когда он вырастет, то станет полковником. Решение это было принято им в возрасте четырёх лет, сейчас Никите шесть, и мечте своей он не изменяет. Уже и с военным училищем определился. Михайловский Военный Артиллерийский Университет - это вам не фунт изюма. Он уже знает даже, где там вход - считайте, что поступил. Остался сущий пустяк: пойти в школу и закончить её с хорошими отметками. Для человека целеустремлённого это ерунда.
  - А вдруг тебя в этот университет не примут? - спросила я у него.
  - Примут, - успокоил меня Никита. - Технику я люблю, считаю хорошо, знаю много военных песен...
  Ну при таких талантах должны принять, правда же?
  Я однажды поинтересовалась, почему он хочет стать именно полковником. Почему не генералом-то?
  - Генералом быть сложно, - поразмыслив, ответил Никита.
  И то правда. Полковником-то - куда проще. Так что я без пяти минут полковничья тётя.

июль 2012-го. Comments
Один наш сотрудник сейчас в отпуске. Заехал по каким-то делам на работу и захватил с собой собачку. А собачка - померанский шпиц, мимими и муси-пуси.
  Понятное дело, я тут же начала умиляться и лопотать, гладить, тискать, сюсюкать и всячески восторгаться.
  На прощанье сфотографировала эту собачку на руках у счастливого хозяина и отправила эту фотографию мужу на почту с припиской: "Смотри, какую прелесть я сегодня тискала!!!"
  Через минуту получаю ответ от мужа: "Ой какой хорошенький, чудо! Такие глазоньки! Такая мосечка! Сам бы затискал!!! И собачка такая симпатичная у него".
Comments

Муж разговаривает с приятелем по телефону. Приятель в ближайшее время едет в командировку в Африку и немного нервничает. Муж его успокаивает:
- Да брось, Лёха, не помрёшь ты от этой Эболы. Это всё СМИ нагнетают, никто от неё не умер. Я почти двадцать лет с Эболой живу - мучительно, конечно, но не помер же. Привет тебе от неё, кстати. Comments
У мамы начался ежегодный квест "Собери кухонный комбайн и сохрани рассудок".
  В течение года мама комбайн не достаёт, бережёт (дети-то нынче известно какие пошли: если один раз вещь подарили, так сдувай с неё пылинки всю жизнь, не ломай - второго раза может и не быть). Но как только начинается сезон заготовок - комбайн переезжает из шкафчика на стол. Тут-то и начинается засада: за год мама напрочь забывает, как его собирать. Головоломка, комбайн Рубика.
  Какое-то время мама пытается решить эту задачу самостоятельно, а потом, отчаявшись, звонит мне.
  У меня дома совершенно другой комбайн и я, конечно, тоже не помню, как собирать мамин. Поэтому я заставляю её достать всё-таки инструкцию и читать её вслух. Ну и таким образом этот пазл у нас складывается. Милая семейная традиция.
  Так вот. На днях мама достала комбайн из шкафчика, поставила его на стол, полдня помедитировала и позвонила мне.
  В это время у мамы в гостях был её брат, мой дядюшка - человек прекрасный, нежно мною любимый, но вредный до невозможности. Величайший спорщик (давно порываюсь написать пост про этот его талант), желающий, к тому же, чтоб в любой ситуации всё внимание было приковано исключительно к нему. Уж если он снизошёл до того, чтоб прийти к вам в гости, то будьте любезны отложить все дела, отключить все электроприборы, сдать всех детей в приюты и внимать, благоговея. Пришёл Его Величество Дядюшка, заткнитесь и падите ниц. Такая у него особенность.
  Мать моя женщина на эту его особенность чихала сто сорок раз. У меня в душе расцветают хризантемы, когда я наблюдаю, как мать идёт на таран.
Comments

Вчера мой героический супруг Хомяк Николаевич вернулись с ратного подвига в 10 часов утра, приветственно махнули мне правою рукою и скрылись на кухне. Я в это время разговаривала по телефону, поэтому почтила его только кивком прекрасной головы.
  Разговаривала я долго. И вдруг мой конопатый нос уловил кофейный аромат. "Соседи завтракать собираются, кофе варят", - подумала я, потому что мой муж способен приготовить только растворимый. Вообще, его коронное блюдо называется "Куся, я чай сварил!" (произносится гордо и пафосно в момент, когда поставленный мужем на плиту чайник издаёт победный свист). А если муж бросил в кружку чайную ложку "Якобс Монарха" и залил это дело кипятком, это выглядит как мастер-класс от шеф-повара. Причём, процесс неизменно сопровождается тяжкими вздохами - вот, дескать, женился, баба в доме есть, а всё сам, всё сам.
  Поэтому на кофейный аромат я особого внимания не обратила, закончила разговор и уселась на подоконник, чтоб выкурить сигаретку.
  Каково же было моё удивление, когда буквально через минуту в комнату вплыл сюпрюк с подносом в руках. На подносе стояли две кружки свежесваренного кофе, две тарелки с омлетом, два стакана апельсинового сока и блюдечко с зефиром. Я поперхнулась сигаретным дымом и чуть не упала с подоконника.
  Не дав мне опомниться, муж произнёс:
  - Я чайные ложки забыл, Вам не сложно принести?
  - Конечно, конечно, - засуетилась я, потушила сигарету и ретивым Савраской рванула в сторону кухни.
  А на кухне меня ждали тюльпаны и флакон духов. Картина прояснилась: Международный женский день нагрянул ко мне чуть раньше, потому что восьмого утром у мужа не будет возможности сбегать за цветами. Он купил их по пути с работы и решил одарить меня сразу.
  Весь день муж был лапочкой и пчёлкой. Он мыл посуду, чистил картошку и лук (рвался вообще самостоятельно сварить суп, но я на такой риск пойти не могла), пропылесосил все углы в квартире, навёл порядок в своём шкафу, смешил меня всякими байками и даже ни разу не переключил телевизор на другую программу и не возмутился, что вынужден смотреть хрень. В общем, счастье поселилось в нашей квартире и улыбалось мне светлою улыбкой.
  Сегодня утром я проснулась, как обычно, первая. Потянулась, зевнула, ткнула идеального мужа правым локтем в левый бок и нежно велела струячить на кухню.
  - Чо я там не видел? - сонно проворчал муж, уворачиваясь от моей нежности и растирая гематому на боку.
  - Завтрак готовь, - говорю я. - Хочу опять заварной кофе и омлет. Да, в омлет можно добавить помидорку.
  И опять томно зеваю и пихаю мужа локтем, потому что когда ещё женщине позевать и подраться, как не Восьмого марта?
  Вместо того, чтоб подскочить, повязать на голое тело нарядный передник, растопыриться в почтительном реверансе и побежать на кухню резать помидорку, муж произнёс: "Ищи дурака" - и накрылся одеялом с головой.
  Конечно, я возмутилась. А кто бы не? Для того ли в одна тысяча восьмом году 15000 женщин шли маршем через город Нью-Йорк, для того ли Клара Цеткин встречалась в Копенгагене с делегатками из США, для того ли Елена Гринберг ломала голову над датой, для того ли бастовали текстильщицы Выборгского района в семнадцатом году, чтоб этот небритый паршивец прятался под одеялом от ответственности в такой светлый день?
  - Марш на кухню! - скомандовала я и треснула подлеца  правой пяткой в левое колено. - У меня праздник!
  - Каждый день тебе праздник, ага, привыкла, - послышалось из-под одеяла. - Я и так вчера еле выжил, а сегодня уже девятое, так что забудь.
  - Сегодня восьмое, - возразила я, думая, чем бы ещё правым треснуть его во что-нибудь левое.
  - Девятое, девятое, - подленько захихикало существо под одеялом. - Суровые будни вернулись, снимай корону и ставь чайник.
  В этот момент у меня зазвонил мобильный. Друг Серёга поздравлял меня с праздником, я душевно его благодарила, смех под одеялом стих.
  Когда я закончила разговор, из-под одеяла показался один перепуганный глаз. Потом - второй. Потом вылезло всё лицо. Сильно вытянувшееся и весьма бледное. После лица из-под одеяла вылезла рука, нащупала лежавший рядом телефон и поднесла его к обоим перепуганным глазам. На телефоне крупно красовалась дата.
  - Так Восьмое марта что - сегодня?! - дрожащим голосом воскликнул муж.
  - Точно.
  - А вчера что было?
  - Ты удивишься, если узнаешь ответ, - бодро сказала я, дьявольски хохоча и выпихивая носителя Y- хромосомы с супружеского ложа.
  Муж сел, обхватил голову руками, прошептал "Мать честная, как же я так лопухнулся с календарём-то?" и горько заплакал. После чего, размазывая по лицу слёзы, обречённо поплёлся на кухню варить кофе и готовить омлет с помидорами.

  В общем, с праздником, девчонки! Пусть в наших календарях 8 Марта будет каждый день.

март 2015. Comments
Утро. Наша квартира. Я, муж и моя мама.
  Муж занимается на кухне приготовлением завтрака (такой дешёвый прогиб перед тёщей), мама читает книгу, я сижу в интернете. Тихая семейная идиллия.
  И вдруг эта тишина нарушается громким радостным криком мужа:
  - Девчонки, бегите скорей сюда, что покажу! У меня в одном яичке сидят двойняшки!
  Мы с мамой отрываемся от своих занятий и несколько секунд молча смотрим друг на друга.
  Мама первой обретает дар речи и спрашивает у меня:
  - Ты знала?
  И тут же, полностью поборов шок и совладав с собой, кричит в ответ:
  - Сейчас придём, обследуй пока второе!

июль 2010-го. Comments
Только что вернулись из славного города Гатчины, где проживают моя мама и моя старшая сестра с семейством.
  Вчера с мамой и сестрой навещали одну нашу тётушку. Эта тётушка - сущее чудо. Ей хорошо за семьдесят, и всё, что моложе пятидесяти, у неё зовётся словом "молодёжь". Я прямо обожаю слушать её истории про то, как нынешняя молодёжь не уважает старость.
  - Вот давеча, - рассказывает мне эта тётя Валя, - Мишка-то, Натальин сын, прошёл и не поздоровался. Такая вот нынче молодёжь!
  Это она мне, значит, жалуется. Я, вроде как, должна поддержать её праведный гнев и Мишку-то, Натальиного сына, пожурить - дескать, да-а-а, в наше время такого не было.
  Я, конечно, осуждающе цокаю языком и головой качаю - ай-яй-яй, ну и невоспитанные нынче Мишки пошли. Потерянное поколение! А потом уточняю на всякий случай, что это за Мишка такой.
  - Ну как же, - удивляется тётя Валя, - Мишка из пятой квартиры, ты его должна помнить.
  Я Мишку из пятой квартиры помню. Одно из моих первых воспоминаний - это как Мишку в армию провожали. Мне тогда ещё трёх лет не было, а ему девятнадцатый пошёл, и для меня он, естественно, Михаил Петрович. Ну да ладно. Всё равно он прохвост, не здоровается, позорит молодёжь.
  Почему-то из всей "молодёжи" тётя Валя уважает только меня и мою сестру. Уж не знаю, чем мы заслужили - может, здороваемся громко - но она нам прямо в рот смотрит. Даже советуется иногда. И всё, что мы говорим, она считает гениальным и единственно верным. Мама её так и зовёт: тётя Валя, ваш адепт.

  Вчера наш адепт тётя Валя, по обыкновению, с раскрытым ртом внимала нашим рассказам. У неё вдруг проявилась тяга к географии, и она сперва пытала мою сестру относительно Испании (Влада прожила там несколько лет), а потом начала в целом интересоваться, какие города и страны мы посетили за свою молодую жизнь.
  О чём не начнёшь говорить - тётя Валя с благоговением восклицает:
  - Ох, вы и там побывали?!
  И смотрит на нас, как на образа, только что на колени перед нами не падает.
  А мы же много где побывали, и какую страну не вспомним, тётя Валя, с трепетом:
  - Ох, вы и там побывали?! Ох, вы и там побывали?!
  Утомила нас этой фразой.
  Вернулись от тёти Вали вечером. Заходим в мамин подъезд, а там нет света.
  Я говорю:
  - Темно, как в жопе негра.
  Мама, с тёти валиной интонацией:
  - Ох, вы и там побывали?!

март 2011-го. Comments
   У мамы на даче есть поклонник. Совершенно потешный, но крайне навязчивый старикан, на вид ему лет триста. Я прозвала его Грибок — не потому что он похож на болезнетворный микроорганизм (хотя похож, чего греха таить), а потому что он напоминает мне гриб сморчок. У него джинсовые шорты, майка выпуска 1930-го года и оранжевая панама.
   Ухаживает Грибок красиво: то букет полевых цветочков вперемешку с крапивой на крыльцо положит, то пучок редиски вместе с мокрицей со своего огорода, то стакан колодезной водицы в грязном стакане принесёт. Мать не ценит. По-моему, она зажралась.
   Сегодня я сидела на кухне у окна и уминала чернику, а мама шастала из угла в угол, думая, куда пристроить мою очередную вышивку, и напевая бесконечное «Старый клён, старый клён, старый клён стучит в окно...»
   Тут и правда раздался стук в окно. Я отодвигаю занавеску и нашим взорам предстаёт улыбающийся Грибок.
   Мама на секунду притормаживает, говорит: «Опять он тут...» и продолжает на той же ноте: «Старый пень, старый пень, старый пень стучит в окно...»
   Открываю окно, здороваюсь. Грибок говорит:
  - У вас, вроде, хрен не посажен. Я вам со своей грядки вот принёс угоститься.
  Поворачиваюсь к маме, сообщаю:
  - Ма, нам хрен принесли.
  - Хрен? - равнодушно произносит мама. - Как мило.
  И, прикладывая рамку с вышивкой к стене, поёт, не меняя интонации: «Старый хрен, старый хрен, старый хрен стучит в окно...».

июль 2011-го.
Comments
- Мама, мне иногда кажется, что я старше тебя лет на пятнадцать.
- Н-да? А мне иногда кажется, что ты слишком противная и занудная для своих восьмидесяти.
***

- Вита, твоя собака сегодня вела себя отвратительно!
- Кажется, вчера ты кричала, что это твоя собака.
- Правильно. Вчера-то она вела себя замечательно.
***

- Михаил Иванович опять звонил.
- Чего хотел?
- Не твоего ума дело.
- Тогда зачем ты мне об этом рассказала?
- Чтоб вызвать зависть.
- Ты думаешь, я завидую, что тебе звонил Михаил Иванович?
- Я думаю, ты завидуешь, что у меня есть не твоего ума дела.

***
- Вита, я вчера встретила на улице свою бывшую одноклассницу, которая в школе всегда меня доводила. Представляешь, у неё на голове плешь, а на носу огро-о-омная волосатая бородавка!
- Ну и что?
- Ну и то! Не доводи меня!

сентябрь 2011-го. Comments
Оказывается, БДР - это не Бюджет Доходов и Расходов, как думали мы с Яндексом, а Большое Депрессивное Расстройство.
  - Товарищ, Вы что - псих?
  - Да, у меня и справка есть.
  Это теперь про меня.
  Отныне меня совсем нельзя расстраивать. Я могу уйти в себя и застрять там навсегда.
  А кто будет меня обижать, в того я плюну заразной слюной.

  Откушавши антидепрессантов (няфкусно!), я погружаюсь в воспоминания о детстве. Мы, психи, всегда так поступаем.
  Откуда-то из подсознания выплыл стишок. Точнее, концовка стишка:
  Антон Антонович Антонов,
  Батон Батонович Батонов,
  Вагон Вагонович Вагонов
  Автограф дали: АБВ.
  Помню, что-то героическое эта троица совершала, но подробности из памяти стёрлись. И автора не знаю, к сожалению.
  Напечатан этот стишок был, кажется, в "Весёлых картинках". Я была подписана на это издание, ясный перец.
  Тогда мне это произведение жутко понравилось, я его выучила наизусть и рассказывала на всех семейных корпоративах. Ну и так, если кто на улице встретится и спросит: "Девочка, а ты стишки знаешь?" - пожалста вам. Ещё любила про "Дядя Вася Денисюк позабыл про свой утюг, и теперь у дяди Васи нету полосатых брюк", но сейчас не о дяде Васе речь.
  Вот товарищи Антонов, Батонов и Вагонов меня волнуют в этот поздний час.
  Я тогда всячески развлекалась с этим стишком, придумывая разных Андрона Андроновича Андронова, Бидона Бидоновича Бидонова, Бутона Бутоновича Бутонова, Картона Картоновича Картонова и так далее. Конца-края не было.
  Помню, я сказала маме:
  - А жалко, что на букву Г нельзя в рифму ничего придумать, правда? А то длиннее бы стих был и интересней.
  - Да, действительно, жаль, - ответила мама, как-то странно ухмыльнувшись. - Гораздо интересней было бы.
  И я решила это дело исправить. Чувствовала, что должна быть рифма, обязательно должна быть! И я её нашла! (мы, психи, все сплошь гении).
  Был какой-то праздник, полон дом гостей, все сидели за столом, а я развлекала их этим стихотворением (ох, и рады же они были, полагаю!) И тут меня осенило.
  - Мама, мама! - завопила я. - Я придумала рифму на букву Г!!!
  Мама как-то подозрительно напряглась, глаза её забегали, лицо побледнело. Гости тоже почему-то заёрзали на стульях и в комнате воцарилось неловкое молчание.
  Мама, однако, сумела взять себя в руки и ласково спросила:
  - Ну, что же это за рифма, доченька?
  А голосок-то предательски дрожал, я помню!
  Чего это они все так разволновались? - подумала я, и выпалила гордо:
  - Гвидон Гвидонович Гвидонов!
  Гости радостно заржали и долго не могли угомониться.
  Маму тоже как-то резко отпустило, румянец вернулся на её осунувшиеся щёки, и она, выдохнув умиротворённо, погладила меня по голове и сказала:
  - Умница, дочка.
  Не, ну сейчас-то я понимаю, с чего ей так взбледнулось.
  Но какие они всё-таки извращенцы - эта ваша советская интеллигенция. Ведь все, все до единого ожидали услышать от меня похабщину про Гондона Гондоновича Гондонова. А я-то куда интеллигентнее их оказалась.

октябрь 2011-го. Comments
Спецпост для членов фан-клуба имени моей мамы.
  Многие спрашивают, почему давно нет новостей о кумире, волнуются, здорова ли звезда моего журнала. Спешу всех успокоить: здорова, бодра, жжот. Всё в прядке.
  Спасибо большое всем, кто вспомнил и поздравил её с Днём медика. Свой профессиональный праздник матерь моя отмечала три дня, чтоб я так жил. С пятницы я пыталась поговорить с ней по телефону, но в ответ на все мои звонки слышалось: если это не вопрос жизни и смерти, то давай попозже, потому что сейчас мы садимся за стол / идём в кафе / отмечаем у Петровны / у Ивановны / у Сидоровны / у Степановны / у меня.
  К воскресному вечеру я осознала, наконец, что выросла в крайне неблагополучной семье и надо что-то менять.
  Подготовила гневную пафосную речь. Звоню:
  - Ну ты свободна, наконец?
  - Я у Фёдоровны, мы отмечаем, и если у тебя не вопрос жизни и смерти, то давай... - доносится из трубки.
  - Послушайте, мамо, - произношу я свирепым голосом, чеканя каждое слово. - Так жить нельзя.
  И начинаю зачитывать ей заготовленный текст о том, что пьяница-мать - горе в семье, что некоторые женщины понарожают детей и бросают, и те растут, как сорная трава, что я уже не на шутку волнуюсь, что вдруг у меня что-то важное, а ей и дела нет, что в развитых странах подобных кукушек лишают родительских прав, а детей отдают на воспитание в приличные семьи. И так далее и тому подобное.
   Говорила я долго и громко, вложив в свою речь всю скопившуюся в душе горечь и обиду, и в какой-то момент поняла, что говорю в пустоту. В трубке висела пугающая тишина, не было ни пыхтения, ни сопения, ни слёз раскаяния.
  Я замолкла и прислушалась. Где-то вдалеке звучала музыка и слышался смех.
  - А-лё... - осторожно произнесла я.
  Тихо.
  - Алёёё! - сказала я погромче, испугавшись, не свалилась ли мать с инфарктом.
  Тихо.
  - Мама! - заорала я в трубку.
  - А? - спокойно спросила мама.
  - Ты вообще слушала, что я говорила?
  - Делать мне больше нечего, - зевая, ответила мама. - Ноешь, ноешь... Учишь, учишь... Отвали, зануда.
  И отключилась.
  Несколько минут я тупо рассматривала телефон, опешив от такой наглости. Хотела сразу звонить Павлу Астахову, но потом передумала. Позвонила папе. В конце концов, он тоже имеет некоторое отношение к моему появлению на свет, и тоже совершенно наплевательски относится к моему воспитанию (сорная трава, сорная трава!), и пусть будет мужиком, в конце-то концов, и повлияет как-то на свою бывшую жену. К тому же, День медика - это и его праздник, да ещё в то воскресенье отмечался День отца.
  Позвонила, поздравила. Потом начала жаловаться.
  - Знаешь, - говорю, - мать твоих детей совсем отбилась от рук. Нисколько не интересуется жизнью отпрысков, ведёт себя неподобающим образом и уже третий день в загуле. А сегодня вообще сказала мне: "Отвали, зануда"! Что делать, отче?
  - Что делать, что делать, - проворчал отче. - Тебе же сказано, что делать: отвали, зануда.
  Вот так, у всех родители как родители: во всё суют нос, лезут с советами, читают мораль, воспитывают. А у нас всё с точностью до наоборот: я их воспитываю и лезу с моралью, а в ответ слышу: "отвали, зануда".
Comments

Традиционный пост для членов фан-клуба имени моей мамы.
  Неделю назад ездили мы с вашим кумиром на дачу.
  Приехали в воскресенье вечером. Только собрались поужинать - звонит мамин брат. Дядюшка мой, стало быть. Тот, который Великий Спорщик (надо бы про него пост отдельный накропать, он достоин).
  Звонит он, значит, и говорит:
  - Я к вам в гости сейчас приду. Я как раз ещё не ужинал.
  Мы, конечно, обрадовались, что нам меньше еды достанется. Сидим, ждём его.
  Нету и нету. Всё уже приготовлено, стынет, а дядюшка где-то запропал.
  Живёт он, к слову, в двух минутах ходьбы от нас. И дом его расположен очень удачно: справа находится продуктовый магазин, слева - хозяйственный, а через дорогу - почта и аптека. До каждого из перечисленных пунктов от дядюшкиного крыльца примерно 10-15 шагов. Это важная информация, сейчас поймёте, почему я заостряю на ней ваше внимание.
  Итак, ждём мы дядюшку. Обе голодные. Мама начинает медленно закипать:
  - Да где ж эту заразу черти носят? Сколько ж можно идти? Он что, не понимает, что мы с дороги?
  А дядюшки всё нет.
  Ужин покрылся инеем. Чайник остыл. Животы урчат.
  А дядюшки всё нет.
  Мама злится и рычит. Завелась уже не на шутку. Припомнила все его грехи, начиная с одна тысяча девятьсот сорок восьмого года.
  А дядюшки всё нет.
Comments

Вчера звонила старшая систер, порадовала историей.
  Маменькая моя до сих пор делает заготовки на зиму: варенья, соленья и прочее. Все уже съели свои заготовки, а эта всё угомониться не может.
  И вот пошли они с сестрой в магазин. Мама взяла с полки три бутылки уксуса, поставила их в тележку и нос к носу столкнулась с одной знакомой.
  - Леночка! - заверещала знакомая. - А для чего Вам столько уксуса? Что Вы с ним делаете?
  - Пью, - моментально ответила мама и покатила тележку дальше.
  По словам сестры, глаза знакомой стали размером с суповую тарелку. Ух, чую, пойдёт сейчас молва по Гатчине.

  Ещё одна история, рассказанная маминой бывшей ученицей, а ныне - сотрудницей.
  Недели три назад были они всем колхозом в кафе, отмечали чей-то юбилей. Ну, конечно, салаты-вино-танцы. Мать моя была в ударе и отжигала чарльстоны и прочие твисты.
  Среди прочих на этом празднике жизни присуствовала одна противная девица. Такая, знаете, из породы вечно недовольных людей, чей стакан всегда наполовину пуст. Жизнь у неё тяжёлая, работа у неё невыносимая, в магазинах ей всегда подсовывают испорченный товар, а все мужики - козлы. Всё плохо, короче. Никогда не видела, чтоб она улыбалась. Да что я - никто из сотрудников этого не видел. Постоянно ходит с кислой мордой и ноет.     А молодая девка, чуть за тридцать. Не представляю, что с ней будет к пенсии.
  И вот сидит она за столом в окружении коллег. Куксится. Ибо салат был так себе, а вино - дешёвка (дааа, российские медики прекрасно разбираются в винах и презирают всё, что не называется Дом Периньон). А моя всем довольная мать выплясывает поблизости очередной кракровяк.
  Приносят торт. Большущий красивый торт, изготовленный по заказу юбиляра.
  Наша девица совсем скисает, берёт свою тарелку, на которую уже положен отрезанный щедрой рукой официанта кусок, долго этот кусок рассматривает и цедит сквозь зубы:
  - Он что-о-о... с оре-е-ешками?
  - С говешками! - счастливо выкрикивает моя мать, и с воплями "и-и-их!" проносится в центр танцпола.
Comments

Леденящая кровь история о том, как мой муж вступил в неравный бой с котом и чуть не остался калекой.
  Случилось это в прошлую пятницу. Муж был на сутках. Я вечером приехала с работы домой, поставила чайник, включила компьютер и, удобно усевшись перед монитором и покуривая, стала звонить мужу на мобильный. Такая у нас традиция: я всегда ему звоню и сообщаю, что никто меня по пути не украл, дураков не нашлось.
  В общем, всё как в песне: был обычный серый питерский вечер. На плите шумел чайник, в руке тлела сигаретка, на мониторе светились буковки и картинки. Ничто не предвещало.
  Звоню. Муж не берёт трубку. Я особо не волнуюсь: может, на выезде, может, начальство почтило вниманием, может, как говорила моя бабушка, срать пошёл, да бумажки не нашёл.
  Минуты через две перезванивает. Расспрашивает привычно, как дела, что нового на работе, как доехала, а у самого голос печальный-печальный.
  - Апчом загрустили, мой юный корнет? - лениво интересуюсь я, позёвывая и стряхивая пепел в пепельницу Раису.
  Ответ прозвучал, как гром среди ясного неба:
  - Я с котом подрался.
  Я думала, что ослышалась. Во-первых, моему мужу пятый десяток. У него взрослая дочь, погоны на плечах и автомобиль марки "Жигули" в личном пользовании. Он состоялся как личность, нафига ему драться с котом, да к тому же находясь при исполнении служебных обязанностей? А во-вторых, он обожает котиков, всегда их подкармливает и никому не позволяет их обижать. И вдруг - подрался.
  "Нет-нет, это какой-то сюр, - подумала я. - Абсурд чистой воды. Видимо, я к старости становлюсь тугоухой".
  Я затушила сигарету о бок Раисы, выдохнула, собрала волю в кулак и сказала:
  - Повтори.
  - Я. Подрался. С котом. - убитым голосом ответил муж.
  Примерно минуту мы оба молчали. Мне понадобилось время на осознание того факта, что я 15 лет живу с человеком, который дерётся с котами.
  Поняв, что моя жизнь никогда уже не станет прежней, я достала из пачки новую сигарету, нервно закурила и безапелляционным тоном произнесла:
  - Выкладывай подробности.
Comments

Половина одиннадцатого вечера. Звоню мужу на мобильный, говорю, что минут через сорок заканчиваю работу, можно за мной приезжать.
Муж:
- Ох, блин, жена возвращается! Одеваемся и уходим, цыпочки. Таня, Катя! Одеваемся и уходим. Розалия Степановна! Ооох, Роза-а-алия Степановна, мрррр... Снимите с люстры панталоны, голубушка, я вызову для Вас такси.

Едем в машине.
Муж:
- Ты знаешь, я всё решил. Если ты меня бросишь, я вскрою себе вены. Меня спасут, я побуду немного в депрессии, а потом сойдусь с кассиршей из углового магазина. Такая, помнишь, блондинка фактурная? Я, конечно, буду тебя вспоминать всё время... Буду называть её твоим именем во время любовных утех...
- Уймись, зануда, я тебя не брошу.
- Никогда-никогда?
- Никогда.
- Вот что ты за человек! Нельзя было дурные вести до утра оставить? Зачем расстраивать меня к ночи?

октябрь 2013-го. Comments
Чайки просыпаются ровно в 5:20. Начинают истошно орать за моими окнами и летают по двору, как оголтелые.
Примерно через час всякая пернатая неопознанная мною мелочь теряет терпение и начинает материться на чаек.
К половине восьмого подтягиваются вороны. Они заглушают вопли пернатой мелочи, но чаек им не перекричать.
Дольше всех спят голуби на нашем чердаке. Их курлыканье раздаётся только к половине девятого.
Это было небольшое орнитологическое вступление.
Теперь, собственно, пост.
Где-то между пробуждением пернатой неопознанной мелочи и появлением ворон, просыпается мой муж. Тоже тот ещё гусь.
Его подъём навстречу утренней заре всегда выглядит одинаково. Изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год. И я не устаю на это любоваться.
Звонит будильник в мобильном.
Муж, вздрогнув, с криком "А?!" ошалело открывает глаза, выпучивает их, как какающий сурикат, отбрасывает одеяло, резко садится на диване, одну-две секунды испуганно смотрит в стену, потом хватает телефон, нажимает кнопку приёма входящих звонков, подносит мобильник к уху и бодро говорит: "Да, да! Алё! Слушаю вас!". Телефон продолжает истошно орать ему в ухо мелодии и ритмы прошлых лет. Муж подносит его к глазам, вглядывается, отрубает звонок, переводит взгляд на меня, спрашивает: "Утро? Встаём?" - после чего плашмя падает на спину и - хррр!!! хррр!!!
Уже много лет. С тех пор, как у него появился мобильный. Одно и то же. Каждое утро. Театр одного актёра в сопровождении птичьего хора.
Раньше я аплодировала. Сейчас просто смотрю с умилением, подперев щёку кулаком.
Обожаю. Comments
В последнее время супруг мой очень любит рассказывать всем и каждому историю о том, как мы недавно ездили с ним в "Ленту" за туалетной бумагой.
  Дело было так.
  В одиннадцать часов вечера я обнаружила вдруг, что в доме нет туалетной бумаги. Ни клочка! Естественно, я забила тревогу. Да кто угодно всполошился бы!
Я сразу побежала к мужу и закричала: "Пуська!" (я когда полошусь, то сразу становлюсь шибко нежная и зову его Пуськой - прим. авт.) Так вот, я закричала: "Пуська! У нас нет ни милиметрика туалетной бумаги! Поехали скорее в "Ленту", а то я не знаю, чо будет!".
  А муж мой, надо заметить, мужчина выдержанный, уравновешенный, с нордическим характером - короче, похуист. Ему на проблемы негров вообще начихать. Он как сидел в кресле в позе варёной морковки, так и продолжал сидеть. Я бегаю, суечусь, волнуюсь, а он апатично так:
  - Да и ладно, завтра купим...
Завтра! Ну ничего себе! Ночь же впереди. Ну ладно бы сахар закончился, или соль, или там спички какие-нибудь - без этого можно ночь прожить. Но туалетная бумага-то? Это же товар первой необходимости!
  - А ну как мне ночью приспичит, а бумаги нет? - вопила я.
А он спокойненько так взял с журнального столика газету, перед носом у меня помахал и сидит себе дальше, медитирует.
  Ну понятно же, что я не из тех людей, которые просто так, ни за фунт изюма, от своих принципов отрекаются. Я его в ботинки засунула, руки в рукава куртки воткнула и пинками погнала к машине. Он плакал, конечно, ныл и причитал:
  - Ну Вииит, ну может не надо в "Ленту"... Давай я до круглосуточного магазина на углу дойду и куплю там эту чёртову бумагу...
  Дурочку нашёл, знаю я эти штучки. Там рыжая продавщица на него глаз положила и, сучка, улыбается ему многозначительно и, я бы даже сказала, многообещающе. А он и рад, слюни по подбородку. Ну уж дудки - жена сказала в "Ленту", значит, "в "Ленту".
  Приехали. Смотрю: киви, крупные такие, красивые, и всего по 39 рублей за кило. Надо. Смотрю дальше: куриные грудки по акции почти даром дают. Надо. Крабовые палочки - сам Бог велел. Морская капуста - грех не взять. Ну и ещё там кое-чего по мелочи, про запас.
  В общем, на кассе мы оставили 4 тысячи. И всё ведь нужное купили!
  Приезжаем домой. Муж продукты в холодильник складывает и приговаривает:
  - У нас курицы в морозилке больше, чем на Синявинской птицефабрике. А крабовыми палочками роту солдат можно месяц кормить. А морской капустой можно завалить все Курильские острова, чтоб японцу не достались.
  Ну и что? Запас карман не тянет. А зато когда к нам гости приходят, то у меня никогда голова не болит, чем их угощать.
  В общем, довольные и радостные распихали мы еду по полкам холодильника, плюхнулись на диван, блаженствуем, и тут меня как треснет по голове мыслью... И я говорю тихонечко так, ласково: "Пуська..."
  Муж вздрагивает и спрашивает:
  - Что опять?
  А я так в стороночку отодвигаюсь, чтоб под горячую руку не попасть, и отвечаю:
  - А бумагу-то туалетную мы не купили...
  На этом мой муж свой рассказ обычно заканчивает, и не повествует про то, что было дальше.
  А дальше было то, что он как-то очень быстро перевоплотился из варёного овоща с нордическим характером в злобного суслика с характером раненого гепарда. Начал рвать и метать, и носиться по квартире с воплями:
  - Такую-то мать! Вытащить меня из дома среди ночи, чтоб на четыре тысячи накупить всякого дерьма, а потом до утра ныть, что ей это дерьмо подтирать нечем! Бу-бу-бу, ня-ня-ня! - и всё в таком духе.
  Я на всякий случай сразу ретировалась в туалет, не забыв прихватить с собой газетку с журнального столика. А то вдруг он до утра орать будет, так чтоб мне там не скучать - почитать и вообще.
  Потом он подхватился и побежал в круглосуточный магазин к этой рыжей гадине, и вернулся домой с туалетной бумагой, чувством глубокого удовлетворения и слюнями на подбородке.
  А теперь у меня имеется ряд вопросов.
  1. Как люди умудряются идти в магазин за чем-то конкретным и при этом именно это необходимое покупать, не закидывая в корзину всё, что встречается им на пути?
  2. Как люди не забывают среди магазинного изобилия, за чем они вообще в этот магазин пришли? Только не советуйте мне составлять список - я всегда составляю и всегда благополучно оставляю его дома.
  3. Повыдёргивать мне волосы этой рыжей скотине, или ограничиться выцарапыванием глаз?

февраль 2010-го. Comments
Как-то зашли с мужем в магазин машинковых запчастей. Муж ходит такой, всё рассматривает, всё ему интересно, а мне - так хоть помри со скуки. Такая тоска зелёная...
Мне кажется, что дела в подобных магазинах поставлены из рук вон плохо. Никакой заботы о клиентах. Ну многие ведь мужчины ходят туда с жёнами - иная жена и на горшок-то мужа одного не отпустит, не то что в магазин. И вот тётки, бедные, слоняются из угла в угол, не знают, чем себя занять, маются, изнывают от тоски.
А казалось бы - всё так просто! Поставь ты в сторонке лавчонку с бижутерией, разложи косметику на полочке возле глушителей, расставь кремики и шампуньчики рядом с аккумуляторами и автохимией, расширь ассортимент с учётом женских особенностей - насколько всем лучше станет сразу! Да жёны своих мужей пинками в такой магазин гнать будут. Приток покупателей и многократное увеличение выручки гарантированы. А если тамошние продавцы ещё и стриптиз бонусом покажут - так владельцы вообще озолотятся. Я лично первая им в трусы деньги пихать начну, не поскуплюсь - у меня в такие моменты врождённая прижимистость напрочь атрофируется.
А они чего? Навалили железного хлама и удивляются, что навар невелик. Нет, при таком подходе мы ещё долго нормально жить не будем. Говно наша торговля, товарищи. Надо что-то менять.
Ну так вот, я отвлеклась. Про позор, собственно.
Comments

Истории этой уже много лет. Было воскресенье, как сейчас помню. Обычное такое воскресенье: я на работе, муж выходной, но вечером у него намечалась деловая встреча.
  Я решила уйти с работы пораньше. Вообще, в ту пору для меня было нормой засиживаться в своём кабинете до полуночи, а то и вовсе оставаться там ночевать, но тут всё-таки воскресенье - святое дело. Поэтому свалила я часиков эдак в семь вечера.
  Иду домой и думаю: "Ё-моё, завалиться бы сейчас с книжечкой на диванчик, вытянуть ножки и задремать... Но ничего не получится - у меня целая корзина нестиранного белья, придётся горбатиться". Тут надо отметить, что эта история произошла ещё до покупки стиральной машины, и стирала я тогда по-старинке, на двуногой десятипальцевой.
  И вот с этими невесёлыми мыслями приплелась я уныло домой. Муж уже уехал на свою встречу, собаки у нас в ту пору ещё не было, я тоскливо прошлёпала на кухню, помыла руки, разогрела ужин, поела и потащилась в ванную.
  Захожу, заглядываю в корзину, а там, вместо горы грязного белья, лежат только две мужнины рубашки.
  Я не на шутку перепугалась. "Неужто, - думаю, - в нашу квартиру залезли воры-извращенцы и потырили всё грязное бельё?". Бегу на балкон и вижу, что никаких извращенцев, кроме меня, в квартире не было. Бельё выстирано и полощется на ветру, обдуваемое свежим воздухом нашего загазованного двора.
  Обрадованная, я достирала две оставшиеся рубашки, взяла книжку, завалилась на диван, вытянула ножки и отключилась.
Comments

Муж уезжает на три дня. В четверг собираем сумку.
  Я:
  - Говорят, любящие жёны мужьям презервативы с собой кладут. Позаботиться о тебе?
  Муж:
  - Не, не надо. Денег дай, я на месте куплю. А то будешь потом высчитывать: туда поехал с двадцатью презервативами, а обратно только один привёз. Расстроишься ещё чего доброго.
  А кто бы не расстроился, позвольте? Девятнадцать презервативов за три дня, однако.
  Я так опешила от эдакой ненасытности, мне прежде неведомой, что даже забыла ему утром зубную щётку в сумку кинуть.
  Созваниваемся потом, спрашиваю:
  - Щётку-то купил?
  - Да конечно купил, - отвечает. - Один фиг в аптеку за ящиком гондонов бегал, так уж заодно и щётку приобрёл.

  Общаемся в скайпе. В связи с этим придумал новое эротичное выражение: "Поскайпируемся, детка?"

  Звонит, спрашивает:
  - Ты сейчас где?
  - Где, где... - отвечаю. - На блядках.
  - Не ври, - говорит, - нет тебя здесь.
Comments

  У моего мужа, как известно, полно бзиков. А другой бы на мне и не женился. И одним из таких бзиков является постоянное стремление приобретать вещи парами. Такой оптовик-затейник.
  Например, приезжаем мы в обувной магазин покупать мне туфли. Я перемеряю всё, до чего дотянусь. Это нормально, женщины поймут. А руки у меня длинные, когда речь идёт о шоппинге.
  Муж сначала будет терпеливо топтаться рядом, потом сходит покурить, потом ещё потопчется, ещё покурит, обойдёт весь торговый центр, снова потопчется, повздыхает, скорчит дюжину страдальческих гримас, опять покурит, спросит у продавщиц, как бы ненароком, скоро ли закрывается магазин, ещё потопчется.
  Наконец, я выберу то, что нужно.
  - Ты уверена? - спросит муж.
  - Уверена, - отвечу я, - берём.
  - Возьми две пары, - обязательно скажет муж.
  Вопрос: на кой чёрт женщине две одинаковые пары туфель, если в городе сумасшедшее количество обувных магазинов? Мужчинам этого не понять, их логическое мышление устроено совершенно по-другому. Они тебе нравятся? Нравятся. Тебе в них удобно? Удобно. Так зачем искать что-то ещё, если можно взять две одинаковые пары и успокоиться?
  Заказываю в интернет-магазине кофточку. Показываю мужу фотографию, советуюсь: брать - не брать.
  - Симпатично, одобряю, - говорит муж. И традиционно добавляет: закажи две.
  Зачем? Зачем мне две одинаковые кофточки?
  Всё просто: а вдруг ты одну постираешь?
  Вот правда, а вдруг? Вдруг на меня найдёт шиза и я решу постирать кофточку. Да ещё, не дай бог, в обозримом будущем. Все люди как люди, а я - здрасьте - вещи стирать надумаю. И всё, апокалипсис неминуем. Из дома выйти не в чем, ведь ещё одной такой же кофточки у меня нет. А в другой одежде меня на улицу могут и не пустить, времена нынче лютые.

  Или покупаю коврик для мышки. Один. Потому что непредусмотрительная, растяпа. А вдруг завтра власть сменится и все компьютерные магазины закроют? Или у Мизулиной возникнет очередная эротическая фантазия и коврики запретят? Так надо иметь запасной, а то этот прохудится лет через пять - как жить будем?

  Йогурт в продуктовом покупаю. Бери, говорит, два. А я такой йогурт ещё не пробовала, вдруг мне не понравится? А если не уверена, то и не бери. Покупай проверенный, который любишь. Два.

  И так - всегда и во всём.
  У вас тоже зародилось подозрение, что у него где-то есть вторая жена? Ну вдруг я помру, или сбегу, или меня похитят инопланетные существа? Истинно вам говорю, у него где-то должна быть запаска.

  Ну это всё предыстория. Теперь, собственно, про шляпу.
Comments