Глобальная витаминизация

Работа, работа,

Найди другого идиота.

  • dresden1

    dresden1

  • dresden2

    dresden2

  • dresden3

    dresden3

  • dresden4

    dresden4

  • dresden5

    dresden5

Раскинулась Вита широко

© 2015 Япритопала.
All Rights Reserved.
A- A A+
Итак, Дрезден. Город, в котором я могла бы жить, поддайся мама на уговоры влюблённого в неё немца. Вот вышла бы она за него замуж, увезла бы нас с сестрой в это буржуазное благополучие, мы бы по утрам кричали ей: "Матка, яйко, млеко, брот!", а она подливала бы нам баварского и приговаривала ласково: "А не пошли бы вы в кирху, киндеры мои". И мы, как все послушные бюргерские дети, пошли бы в кирху, и по дороге меня переехал бы какой-нибудь ошалевший велосипедист, коим там несть числа, и настал бы мне капут. Так себе перспективка. Хотя, скорее всего, в этом столкновении больше пострадал бы велосипедист, но всё равно страшно.
  Слава богу, всему этому не суждено было сбыться, но любопытно же посмотреть, чего лишились.
  Мама как-то обмолвилась, что ей хотелось бы побывать в Дрездене, и я решила, что это её желание исполню обязательно.
  В мае мы с ней провели недельку в Праге, а там ведь до Дрездена - рукой подать. Грех не воспользоваться таким соседством и не устроить маме сюрприз.

  Пятого числа мы просто гуляли по городу, и на пути нашем совершенно случайно оказался автовокзал Флоренс. И как-то так вышло, что я уже знала расписание автобусов на Дрезден... и то, что на вокзале имеется касса "Student Agency"... и сколько стоят билеты... Удивительное такое совпадение.
  Мама немножко устала от прогулки, я посадила её на лавочку, велела отдохнуть и сказала, что забегу пока в магазинчик. А сама - шасть на вокзал.
  В кассе агентства работала милейшая девушка по имени Зузанна, совершенно не владеющая русским языком, но очень старавшаяся меня понять. И ей это удалось, кстати: через минуту мы с ней уже болтали, как давние знакомые. Опять же, как вы понимаете, совершенно случайно, в кармане у меня обнаружилась бумажка с таким текстом: "6. 05. 2013. Praha - Drážďany 7:30; Drážďany - Praha 19:45".
  Билет из Праги в Дрезден стоит 500 крон, то есть, за два билета туда и обратно я должна была заплатить две тысячи (это примерно 3400 рублей). Зузанна взяла наши паспорта, распечатала билеты и показала суму к оплате: 1650 крон. Я стою, глазами хлопаю: почему так мало? Оказывается, моей маме положена скидка, ибо ей уже перевалило за шестьдесят. Не имеет никакого значения, что она является гражданкой совершенно другой страны и ни одного дня в своей жизни не работала на Чехию: исполнилось 60 лет - получи льготу. Я с тоской вспомнила тот ворох бумаг, который необходимо собрать нашим пенсионерам для получение льгот на Родине, и грустно вздохнула.

  Шестого мая я подняла маму ни свет ни заря и потащила на вокзал. Она спросонья ничего не понимала и всё время испуганно спрашивала, не в Костницу ли мы едем. "Я не хочу смотреть на черепушки!" (с)
  В автобусе мама расслабилась, почти перестала заваливать меня вопросами и откровенно кайфовала, попивая кофе, слушая музыку и глядя в окно. Эдакая европейская дама на отдыхе.
  Приехали. Вышли из автобуса.
  - Где это мы? - спросила мама, озираясь по сторонам.
  - Догадайся, - говорю.
  Мама повертела головой, оглядывая местность, а потом произнесла:
  - Странно... Почему-то вывески на магазинах на немецком языке...
  - Действительно, странно, - кивнула я. И стою, вся из себя загадочная-загадочная.
  Мама, нерешительно:
  - Мы что... в Германии?
  Киваю.
  - А город какой?
  - Ну продолжай угадывать, - подбадриваю я, - у тебя это сегодня отлично получается.
  То, что произошло дальше - всхлипы, обнимашечки, целовашечки и монолог матери из спектакля "У меня самые лучшие на свете дети"  - я подробно описывать не буду, скажу только, что сюрприз, несомненно, удался.

  Ну и картинки, собственно. Отвратительного качества, но в огромном количестве.

  Сумасшедшее количество велосипедов. По-моему, их тут больше, чем жителей.



   Прагерштрассе.
  Один мальчик оседлал ослика, а второй залез под стол и стал показывать этому ослику задницу. А ослик был голодный и начал эту задницу жевать. Ужасная история.



  Фонтанчики-одуванчики на той же Прагерштрассе.



  Мать моя возжелала перекусить, да не где-нибудь, а в Макдональдсе. Отговорить не смогла.
  - Я никогда не была в Макдональдсе!
  - Мама, у нас их полно, давай дома сходим.
  Бесполезно.
  Ладно, зашли. Но дело в том, что я не ем картонные котлеты, засунутые в сухую булку. Категорически. У меня от одного вида этой "еды" аппетит пропадает. И, соответственно, я понятия не имею, как называются эти хреновины. И чем отличается какой-нибудь чикенбургер от какого-нибудь макчикена - знать не знаю.
  Фигня, думаю, я сейчас пальцем ткну - и меня поймут.
  Меня поняли, но оказалось, что той хреновины, в которую я ткнула пальцем, в продаже нет. Я начала в хаотичном порядке тыкать во всё подряд, на меня смотрели, как на даунёнка Дёмушку и уже, кажется, стоили планы по избавлению от меня. А я ж не могу уйти, у меня мать голодная.
  Тут, на моё счастье, позади раздался женский голос: "Вам помочь?" Господи, никогда в жизни я так не радовалась русской речи. Мать была накормлена каким-то жутким бургером и мы пошли дальше.



  Первое, что я пожелала увидеть в Дрездене - это не терраса Брюля, не Опера Земпера и не Золотой всадник. Я патриот. Я пожелала посетить улицу вот с таким названием:



  Осталась довольна. В честь моего города немцы назвали не какой-нибудь закуток, а огромный проспект. Это приятно.
  Вот эти дамы сидят как раз на этом проспекте. Петербурженки.



  Прошли мимо рынка, на котором мама, конечно, нахватала каких-то сувениров для подруг. И пошли дальше, в сторону центра.



  Панно, согревшее мою рабоче-крестьянскую душу.



   Грюнес Гевёльбе, здесь хранится самая богатая коллекция драгоценностей в Европе.



  Опера Земпера.





  Терраса Брюля. Мы поднимемся на неё чуть позже.



   Перешли мост Аугустусбрюкке и вышли к Золотому всаднику на площади Нойштедтер Маркт. Это памятник курфюрсту Саксонии и Польши Августу Сильному.
  Фотоаппарат стал выдуривать на ярком солнце.





  Купание воробья.



   От Золотого всадника берёт начало пешеходная улица Хауптштрассе. Тут всё золотое. Вот, например, часы (по-моему, это реклама часового магазина, но я могу ошибаться).



  А вот - золотая ложка. Видимо, рядом какой-то ресторанчик.




  Заглянули в какое-то окошко на Бауцнер штрассе. 



  Дом-музей писателя Эриха Кестнера.



  Настенная живопись. Вообще, таких картин на стенах домов в Дрездене много. Мы с мамой просто пищали от восторга, когда он встречались нам на пути.






  Если вы недоумеваете, почему нас понесло так далеко от центра, поясню: мы шли посмотреть вот этот магазин Пфунда на Бауцнер штрассе. Он занесён в книгу рекордов Гиннесса как самый красивый молочный магазин мира.



  Однако, когда мы пришли, выяснилось, что в этом магазине запрещено фотографировать.
  Печаль моя была глубокой, но недолгой. Ох уж эти невоспитанные русские со своими мобильниками...
  В общем, исподтишка, сделав рожу кирпичом, я, как могла, три кадра на телефончик нащёлкала. Блогер я или фитюлька от люстры?







  Возвращаемся к историческому центру. Если я правильно поняла, парк, по которому мы идём, называется Розенгартен. Прижимаемся к обочине, ибо мимо нас толпами носятся бешеные велосипедисты. А на травке играют дети, большинство из которых - афронемцы.



  Брёвна перед памятником, видимо, заменяют букеты.



   И снова - настенная живопись.





  Памятник неведомой херне.



  Эльба. Я представляла её гораздо более широкой.



  И опять настенная живопись.



  Не знаю, что находится в этом домике, но он чудесный. Обошли со всех сторон.













  На террасе Брюля. В эту штуку все садятся и фотографируются.





  Рыцари. Любой желающий может надеть доспехи и посостязаться с дядькой в ведре с перьями.



Тут какому-то немецкоподданному приспичило со мной познакомиться. Он так долго и громко говорил на ломаном русском, что нам пришлось сослаться на нехватку времени и дать дёру. Из-за него я не сфотографировала панно "Шествие князей". А оно роскошное.

Гуляем по историческому центру.





  Вышли из центра и сразу увидели дом с такой вот оригинальной лестницей.



  По-моему, это мина.



  Прогулялись по каким-то райончикам, похожим на наше Автово. Фотографировать там нечего, довольно скучные места.
  И как-то незаметно снова вышли на Санкт-Петербургер штрассе. Родина не отпускает.



  И снова - Прагерштрассе.



    Зашли в торговый центр. Мама пополнила запасы сувениров, а потом мы пообедали в дивном рыбном ресторанчике. С немецким пивом, конечно.



  А вот и наш друг. Под патефонные пластинки этот славный парнишка чистит обувь всем желающим. Увы, желающих не наблюдалось. Он предложил почистить гуталином мои светло-серые кроссовки, я вежливо отказалась. Он не обиделся, и любезно разрешил себя сфотографировать. Даже встал в элегантную позу.



  Попали на распродажу, купили себе по летней сумочке по 5 евро, а маме - ещё и красный кошелёк (это была её мечта). Ну и обмыли удачные покупки очередной порцией пива.
  Пора было возвращаться в Прагу. Дрезден опечалился и разрыдался.



август 2013-го.